Прогресс обязывает

Спецвыпуск
Москва, 24.03.2014
«Эксперт Урал» №13 (594)
Развитие технологий во всем мире дает хорошие перспективы для роста медной отрасли, уверен вице-президент по финансам и экономике (CFO) группы Русская медная компания Максим Щибрик

В секторе цветной металлургии наиболее устойчивое положение сегодня занимают медные компании. Падение мировых цен на этот металл (за неделю с 6 по 13 марта на LME он подешевел почти на 10%) крупные игроки воспринимают спокойно. Эта ситуация краткосрочна, так как фактическое потребление меди стабильно увеличивается в мире вместе с развитием технологий и повышением уровня жизни населения планеты.

— Вы не считаете обвал цен на медь до 6,4 тыс. долларов за тонну угрозой для вашего добывающего бизнеса? Как котировки на LME могут отразиться на окупаемости новых инвестпроектов?

— Мы не видим сегодня долгосрочных негативных предпосылок для наших новых проектов по добыче сырья. Например, после ввода в эксплуатацию Томинского ГОКа ожидаемые денежные расходы на производство 1 тонны катодной меди из руды данного месторождения составят примерно 3,2 — 3,6 тыс. долларов. Есть, конечно, участки недр, где добыча ведется подземным способом, что несколько дороже открытой добычи. В случае развития пессимистичного сценария относительно стоимости меди на мировых рынках, конечно, мы будем регулировать наши расходы: оптимизировать операционные издержки, сокращать инвестиционные расходы с длительным периодом окупаемости.

— Ожидаете ли ухудшения конъюнктуры, сокращения потребления меди?

— Однозначно нет. Мы с оптимизмом смотрим на перспективы отрасли и предполагаем устойчивый рост потребления меди в ближайшие годы со стороны азиатского и американского рынков, а также за счет увеличения потребления меди при восстановлении европейской экономики.

Не нужно забывать, что медь — прежде всего проводник, обладающий наилучшими показателями по передаче электрической энергии. Это ключевое направление использования металла. Развитие современных технологий приводит к расширению спектра применения меди. Количество электронных устройств, которые мы используем в повседневной жизни, постоянно растет, окружающий нас материальный мир становится все более технологичным, а значит, медь проникает в новые сферы нашей жизни. Это общемировая тенденция, подтвержденная исследованиями мировых аналитических агентств.

Весьма показательный факт — количество потребляемой меди на душу населения, например, в азиатском регионе сегодня на порядок ниже, чем в странах с высокоразвитой экономикой. При той плотности населения и показателях роста, которые демонстрируют «новые» экономики, потребление меди на этих рынках будет только увеличиваться, что соответствующим образом будет стимулировать спрос.

— А если взглянуть на потребление в промышленном секторе?

— Рынок меди для него практически не пострадал вопреки всем событиям, которые мы наблюдаем в мировой экономике с 2008 года. Например, несмотря на тенденцию падения объема производства автомобилей (что-то подобное мы наблюдали, например, в 2008 — 2009 годах), количество меди, используемой в автомобилестроении, только растет. Почему? Автогиганты увеличивают производство автомобилей с гибридными, электрическими двигателями, которые требуют большего количества цветного металла. По моим данным, для производства одного гибридного автомобиля используют до 15 кг меди, в то время как при производстве обычного авто — около 2,5 кг. Поэтому, несмотря на то, что продажи автомобилей в период сокращения экономического роста, как правило, падают, развитие гибридного автомобилестроения будет только на руку медной отрасли.

Кроме того, все понимают, что любое интенсивное экономическое развитие требует масштабных инвестиций в инфраструктурные и промышленные объекты, в частности в энергетику. Естественно, что при строительстве подобных объектов доля использования меди гораздо выше, чем при строительстве жилых зданий.

— Алюминий тоже высокотехнологичный металл, не повторит ли медь его судьбу?

— Мы полагаем, что с медью такого не произойдет, так как спрос на алюминий и медь формируется со стороны различных групп потребителей. Кроме того, мировые запасы и производство меди существенно меньше, чем алюминия.

— Что тогда заставило РМК изменить политику продаж? После кризиса 2008 года компания практически полностью ушла с внутреннего рынка и переориентировалась на экспорт.

— Действительно, сейчас около 95% готовой продукции мы реализуем на экспорт, в основном по долгосрочным и среднесрочным контрактам. Экспорт обеспечивает нам гарантированный объем продаж: мы законтрактовали, поставили продукцию, нам ее гарантированно оплатили независимо от того, что происходит на рынке. Российские потребители меди не обладают достаточным объемом собственных средств, чтобы исключить риск неоплаты поставки, а внутренняя система торгового финансирования только в начале становления. Кроме того, внутренний рынок не формирует достаточного спроса, и российские производители меди исторически ориентированы на экспорт. Доля внутреннего спроса на медь — на уровне 30 — 40% от внутреннего объема производства.

— Кто ваш основной потребитель на внешнем рынке? Китай?

— Как ни странно, но для Русской медной компании «фактор Китая» — не основной. Если мы говорим о продаже медного концентрата казахстанского дивизиона, то, конечно, 100% экспорта нацелено в Китай, так как наши ГОКи логистически ориентированы на этот рынок. Однако у РМК как производителя медной катанки на долю Поднебесной в 2013 году пришлось менее 8% от общего объема экспорта. Ключевые потребители нашей продукции расположены в странах Ближнего Востока: до 70% продаж приходится на Катар, Саудовскую Аравию, Оман, Кувейт.

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №13 (594) 24 марта 2014
    Банки
    Содержание:
    Реклама