Акт четвертый

Общество
Москва, 09.06.2014
«Эксперт Урал» №24 (604)
Новая волна исследования корпоративной благотворительности подняла старые проблемы и принесла новые темы

Фото: Елена Елисеева

Аналитический центр «Э-У» представляет результаты четвертой волны исследования «Благотворительность на Урале». Мы продолжаем отслеживать базовые показатели корпоративной благотворительности и расширяем поле внимания: в исследование 2014 года включена специальная тема — корпоративное волонтерство. Выбор продиктован растущим интересом к добровольческой активности сотрудников и постоянством основных показателей благотворительности. И то, и другое мы уже фиксировали в прошлых исследованиях.

Действующие лица

В исследовании за четыре года приняли участие 42 компании и корпоративных фонда, 28 из них — более одного раза. В этом году на вопросы ответили 16 участников прошлогоднего исследования, четыре участника первых двух волн проекта и четыре новичка (СКБ Контур, НПК «Уралвагонзавод», Уральский банк Сбербанка и Уралхимпласт) — всего 24 компании и благотворительных фонда. Вместе участники опроса реализуют более 120 программ, бюджет которых в 2013 году превысил 3,4 млрд рублей (не все раскрыли данные). Это на 4% больше, чем в 2012-м, и на 2,3% больше, чем в 2011-м.

Состав участников обновляется примерно на 40% каждую волну исследования. С одной стороны, это обеспечивает сопоставимость: мы можем отследить тенденции по группе регулярных участников. С другой, появляется новый материал. Несмотря на постоянное обновление состава, его региональная и отраслевая характеристики сохраняются. Как и прежде, половина респондентов — это тяжелая промышленность, а самый популярный регион — Свердловская область (здесь ведут деятельность четверть участников). Дальше по убыванию — Челябинская область, Башкортостан, Тюменская область и остальные территории.

Компании и корпоративные фонды, принимающие участие в исследовании, совершенно разномастные, есть представители всех групп: от международных до локальных, от самостоятельных до крупнейших холдингов, от производственных до сектора услуг. Характер и бюджет благотворительной деятельности у компаний, разумеется, тоже разные. Однако при всей неоднородности участников основные результаты исследования стабильны. Именно поэтому мы полагаем, что нам удается уловить специфику и тренды уральской благотворительности.

Вечные вопросы

Ответы на базовые вопросы исследования в 2014 году не сильно отличаются от прошлогодних. Без принципиальных перемен остались оценки партнерства бизнеса и НКО и эффективности благотворительной деятельности: реальные действия тут отстают от намерений. Так, в 2012 году девять компаний хотели улучшить качество оценки эффективности благотворительности, ожидали соответствующих изменений уже 12 компаний, и только одна в 2014 году призналась, что изменения произошли (здесь данные по сопоставимым выборкам за 2014 и 2012 год). Еще запутаннее ситуация с НКО: только одна компания из участниц исследования 2012 года планировала сотрудничать с НКО, шесть обозначили тогда, что ожидают усиления сотрудничества бизнеса и НКО. К 2014 году действительно создали совместные программы две компании.

Исследование 2014 года в целом подтверждает итоги прошлых проектов. Уральский бизнес по-прежнему чаще всего поддерживает нуждающихся в лечении, детей, инвалидов и ветеранов, а самыми популярными формами благотворительности остаются постоянная поддержка выбранных благополучателей и помощь по запросам. То есть в 2014 году проранжированные по количеству ответов утверждения имеют тот же порядок, что в более ранних исследованиях. Но мы зафиксировали пару новых тенденций. Уточним, что для их выявления мы сравнивали сразу три выборки: полные списки участников за последние три года и две сопоставимые выборки совпадающих участников в 2014 — 2013 и 2014 — 2012 годах (таких в обоих случаях оказалось по 16). Этот подход дает более достоверные результаты, так как сглаживает влияние на итог отдельных участников.

Одна из выявленных тенденций — признание благотворительной деятельности как отдельного процесса, требующего компетентного управления. Бизнес стал выводить благотворительность из функционала не специализирующихся на ней сотрудников в отдельные подразделения. Кроме того, усиливается внимание бизнеса к грантам, стипендиям и добровольчеству среди персонала. Количество компаний, отметивших эти формы благотворительности, за три года увеличилось минимум на четверть.

Юное дарование

Поскольку в базовых параметрах результаты исследования демонстрируют устойчивость, мы позволили себе расширить круг внимания, захватив в него набирающее популярность корпоративное волонтерство. Участие сотрудников в благотворительной деятельности практикуют 17 из 24 компаний-участниц опроса. И это костяк исследования: именно они формируют почти весь бюджет его участников. За 2014 год участники исследования провели 68 мероприятий, в том числе и с нулевым бюджетом. Количество участников в них колебалось от десяти человек до нескольких тысяч.

В отличие от благотворительной деятельности, начало которой респонденты часто относят к моменту создания компании, корпоративное волонтерство — явление более молодое. Благотворительная активность сотрудников на Урале начала приобретать организационные формы и формулировать ясные принципы только в начале 2000-х, причем процесс этот у каждой компании был самобытен. Так, у МТС с 2011 года существует волонтерский отряд, в СКБ Контуре проекты реализуются по инициативе сотрудников с 2006 года и координируются отделом корпоративных коммуникаций. «Тебодин» и СРОО «Аистенок» пошли по пути партнерства: они сотрудничают с 2012 года.

При всей уникальности развития добровольчества внутри компаний вырисовываются общие черты уральского корпоративного волонтерства. Так, на Урале благотворительные акции инициируются руководством компании и благополучателями так же часто, как и собственно сотрудниками. Гораздо реже при организации мероприятий пользуются помощью НКО или проводят опросы среди сотрудников. Волонтерские акции проходят преимущественно в свободное от работы время (у десяти компаний из 17 — только в свободное время). Иногда в добровольческих проектах принимают участие и семьи сотрудников: среди участников этого года таких компаний семь.

При выборе добровольческих мероприятий из 17 компаний 14 ориентируются на его соответствие корпоративным ценностям, для 12 также важен социальный эффект. А вот количество сотрудников, принявших участие в акции, или применение ими профессиональных навыков для бизнеса — пока нерешающий фактор (его отметили семь и пять компаний соответственно). Отсюда и типы мероприятий: каждый второй участник исследования практикует адресную материальную и финансовую помощь, поездки в детские дома, субботники и донорские акции, в то время как pro bono используется только в четырех из 17 опрошенных компаний. Это пока такая же экзотика, как специальный учет времени волонтеров (есть у Уралвагонзавода и МТС), увеличение личных пожертвований сотрудников со стороны компании или проведение недели волонтерства (как в Русале и МТС). Корпоративное волонтерство в форме грантов на благотворительные проекты сотрудников и вовсе случай уникальный: среди участников этого года оно отмечено только у Русала.

Эффект корпоративного волонтерства — один из немногих пунктов исследования, в котором участники проявили максимальное согласие и убежденность. Бизнес отчетливо понимает, что добровольческое движение способствует улучшению и внутренней, и внешней репутации, развивает самих сотрудников. Интересен другой случай максимального единодушия среди участников опроса: в вопросе ограничений в добровольческой активности сотрудников свои голоса оставил минимум компаний. Комбинация наличия мотивации и отсутствия препятствий позволяет говорить о дальнейшем активном развитии корпоративного волонтерства.

Благодарим за участие в исследовании Системного оператора Единой энергетической системы, Coca-Cola Hellenic, БФ «Синара», «Мы вместе» — корпоративный фонд «ДСК “Автобан”», Балтика-Челябинск, филиал Ростелекома «Урал», «Центр социальных программ» ОК Русал, Уральский банк реконструкции и развития, Группу «Магнезит», Уральский банк Сбербанка России, Благотворительный фонд «Евраза» — Урал, Тебодин Истерн Юроп Б.В., УГМК-Холдинг, ЛУКойл-Пермь, Корпорацию ВСМПО-Ависма, Запсибкомбанк, КБФ «Таганский», Уральский филиал МегаФона, Метафракс, МРСК Урала, МТС Урал, СКБ Контур, Уралвагонзавод, Уралхимпласт.  

Участники исследования направили в 2013 году на благотворительность на 4% больше, чем в 2012 году, прирост по сравнению с 2011-м составил 2,3%
Корпоративное волонтерство имеет множество плюсов для бизнеса
Бизнес не видит серьезных препятствий для корпоративного волонтерства
Координирование корпоративного волонтерства — часть функционала отдельных подразделений
Случаи особого учета времени волонтеров, организации недель волонтерства пока редки на Урале
Pro bono и фанты на проекты практикуются уральским бизнесом в редких случаях
При выборе мероприятий главное — соответствие ценностям компании
Мероприятия корпоративного волонтерства чаще всего проводятся по инициативе сотрудников, в рамках благотворительных программ и по запрхам
По итогам 2014 года в приоритете благовтори- тельной деятельности снова дети
Из 24 участников исследования корпоратив- ное волонтерство есть в 17, в 12 — это неотъемлемая часть КСО
Корпоративное волонтерство и фанты становятся популярнее, но все еще уступают постоянной поддержке и помощи по запросам
Управление благотворительностью постепенно выделяется в специализированные подразделения
Половина участников исследования — представители промышленное™, традиционно ашвны банки и операторы телефонной связи
Компании редко переходят от слов к делу в вопросах эффективности благотворительности и партнерства с НКО

У партнеров

    Реклама