Не расплескать мощность

Экономика и финансы
Москва, 24.11.2014
«Эксперт Урал» №48 (625)
Европейские технологии энергосбережения постепенно приобретают популярность на Урале: местные энергоресурсы дорожают, западные предложения дешевеют, а банки открывают специальные кредитные программы

Фото: Людмила Колбина

10 ноября губернатор Евгений Куйвашев официально представил иностранным компаниям возможности для ведения бизнеса в Свердловской области: мероприятие прошло в штаб-квартире Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ) в Москве. «Одним из важнейших направлений нашего сотрудничества с компаниями-членами ассоциации считаю модернизацию производств и привлечение новых технологий», — отметил губернатор. Официальный визит первого лица региона в штаб АЕБ стоит расценивать как важный шаг на пути к деловой открытости территории. По итогам мероприятия готовится меморандум о намерениях сотрудничества АЕБ и Свердловской области.

Полутора неделями ранее 29 октября в резиденции свердловского губернатора в Екатеринбурге АЕБ совместно с журналом «Эксперт-Урал» в рамках IX ежегодной межрегиональной конференции «Точки роста экономики Большого Урала» организовали дискуссионную площадку «Интеграция европейского бизнеса в модернизацию Урала». Помимо общих вопросов включенности иностранных инвесторов и производителей в хозяйственную жизнь макрорегиона, за круглым столом обсуждалась тема внедрения энергоэффективных и ресурсосберегающих технологий.

— Для России с ее разнообразными климатическими условиями и региональными сырьевыми базами невозможно создать единый универсальный стандарт энергоэффективности. В перспективе необходимы узкие региональные стандарты с тщательным изучением и применением материалов и ресурсов, не только энергетически, но и экономически наиболее привлекательными для конкретного региона, — открыл мероприятие Михаил Аким, вице-президент компании АВВ в России, председатель группы по модернизации и инновации и член правления АЕБ. — Для этого мы, активные члены АЕБ и Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ), объективно демонстрируем, чего удалось добиться по ключевым направлениям в этой сфере, таким как освещение, сети тепло- и энергоснабжения, внедрение систем автоматизации, насосное оборудования, энергоэффективные электромоторы, бытовая электротехника и т.п. Дело в том, что ключевых производителей оборудования в каждой из этих областей не так много, и мы имеем доступ к этой информации. Поэтому, считаю, АЕБ и КСИИ должны выступить в роли информационного канала, консолидировать знания и опыт крупнейших мировых поставщиков инновационных энергоэффективных решений.

Потенциал

Тон обсуждению задали представители давно присутствующих в макрорегионе иностранных компаний. С очевидной необходимости следования принципам энерго- и ресурсоэффективности начала доклад директор филиала ООО «Сименс» в Уральском федеральном округе Роза Габдуллина:

— Это диктуется мегатрендами развития мировой экономики: объем запасов исчерпаемых ресурсов ощутимо снижается, а доступ к имеющимся месторождениям становится все сложнее. Также одним из ключевых факторов современного развития является рост доли населения, проживающего в городах. Поэтому для обеспечения возможности существования гигантских мегаполисов особенную актуальность приобретают зеленые технологии и принципы устойчивого развития.

В России, говорят европейцы, потенциал использования таких решений огромен. В 2009 году правительство Германии совместно с немецкими компаниями Deno, Siemens, BASF, Viessmann, E.ON Ruhrgas и другими провело аудит энергоэффективности Екатеринбурга — это было масштабное российско-немецкое исследование. Столица Урала стала примером для изучения процессов повышения ресурсоэффективности в России. Обследовали городские здания, транспорт, инфраструктуру снабжения промышленных предприятий. Результаты работы показали, что к 2020 году, если использовать современные технологии в энергоэффективности, мы можем экономить 44% электроэнергии, а если самые прорывные решения — то и 79%.

По итогам исследования 2009 года выделено 12 основных рычагов повышения энергоэффективности (всего по результатам работы их названо 50), которые охватывают процесс от момента генерации тепло- и электроэнергии до конечного потребления. Эти 12 направлений способны обеспечить повышение энергоэффективности на 22%, суммарная стоимость их имплементации составляет около 3,6 млрд евро. «Нам часто говорят, что эти мероприятия слишком дороги, — замечает Роза Габдуллина. — Но никто не утверждает, что это необходимо делать единовременно: технология модульная, а по­этапное включение позволяет достигать экономии, результат которой можно направлять на дальнейшее повышение эффективности».

Fortum — один из крупнейших иностранных инвесторов в нашем регионе. Вкладывая собственные средства в энергогенерирующие активы, эта финская компания неотступно следует принципам устойчивого развития, не теряют они актуальности и в российском случае. Однако в нашей стране реализация энергоэффективной генерации часто натыкается на организационные сложности. Первый заместитель исполнительного директора филиала «Энергосистема “Урал”» ОАО «Фортум» Сергей Комарь:

— Энергетика в России в результате рыночной реформы сделала большие шаги к реализации принципов энергоэффективности и устойчивого развития — за шесть пореформенных лет в стране стали появляться новые современные генерирующие мощности. Но совершенно отстало реформирование такой экономически и социально важной сферы, как теплоснабжение. Очень много тем, требующих доработки: проблемы тарифов, проблемы альтернативных котельных, проблемы переизбытка неэффективных мощностей. В последние годы на федеральном уровне на них обратили внимание, была выполнена серьезная работа по нормативно-правовым документам. Однако мы в сфере отопления работаем на уровне регионов и муниципалитетов. Напомню, что тарифный орган тоже находится на региональном уровне. И именно на уровне субъекта федерации возникают наши основные проблемы. По нашему ощущению, на губернском уровне преобладает не стратегическое видение, а желание сиюминутными инструментами решить текущие социальные проблемы. Например, не допустить дополнительных нагрузок на население, но вместе с тем избежать кардинальных мер, которые в долгосрочной перспективе приведут к снижению тарифной нагрузки на это население.

В «Фортуме» часто приводят такой пример: сравнивают квартиру площадью в 52 кв. метра в Челябинской области и Финляндии. Да, говорят энергетики, у нас тарифы на тепло в разы ниже, чем у финнов, но в результате ежемесячный платеж за отопление такой квартиры и в Финляндии, и в Челябинской области одинаков. Дело в том, что в России потери составляют 60%, в основном на этапе транспортировки и потребления. «Но ведь людям важен не размер тарифа, а размер платежа, — заостряет внимание Сергей Комарь. — А нам как инвесторам, наоборот, — важна эффективность произведенного тепла, именно исходя из этого, у нас формируются инвестиционные возможности».

Еще один яркий пример из сферы теплоснабжения привел главный инженер Российской программы ЕБРР по финансированию устойчивой энергетики Сергей Кищенко:

— Сейчас вложения в энергосбережение при передаче во многих сферах намного эффективней, чем вложения в генерацию энергии. Конкретный пример из Свердловской области: в 2010 году я рассматривал инвестиционное предложение предприятия на 100 млн рублей, предусматривающее строительство котельной. После анализа мы показали, что делать этого не стоит, нужно гораздо более дешевыми средствами закрыть дыры в теплосетях, а уже потом вкладывать средства в генерацию. Результат — экономия около 30 — 40 млн рублей.

Востребованность

Однозначного признания первоочередной необходимости внедрения ресурсосберегающих технологий со стороны местного бизнеса не последовало. Так, по подсчетам девелоперского сообщества, большинство предлагаемых решений имеют срок окупаемости около двадцати лет. И при доступном трех- или пятилетнем кредитовании никто из бизнесменов всерьез их рассматривать не будет. Поясняет полномочный представитель Гильдии управляющих и девелоперов в Екатеринбурге Андрей Бриль:

— Энергоэффективность — это не самый важный аспект в модернизации Урала. Конечно, технологии и финансирование нужны везде, но практически они будут востребованы там, где есть инвестиционный финансовый ресурс. А сейчас ответственно заявляю: финансовых источников модернизации в стране нет. А уж тем более в сравнении с возможностями наших западных конкурентов. Скажем, у моего иностранного коллеги двадцатилетний кредит под 6% годовых, а у меня — трехлетний под 20%. Некоторые европейцы еще называют такую ситуацию честной конкуренцией. Причем здесь не так важна процентная ставка, сколько длина кредита. А что можно сделать на прибыль, не имея долгосрочного финансового плеча? Немного. Потому и остановился экономический рост в стране: частный средний бизнес в России просто перестал инвестировать.

Еще момент, снижающий актуальность внедрения технологий ресурсоэффективности, — стоимость энергоресурсов. Не стоит забывать, что у нас по многим позициям она до сих пор ниже европейской, напоминают предприниматели. «Низкая цена энергоресурсов — это наше историческое достижение. Мы за это поколениями воевали, вложили сумасшедшие деньги в инфраструктуру добычи и транспортировки, политически обеспечивали этот разрыв цен… Вы что, хотите, чтобы мы теперь отдали это конкурентное преимущество?» — задается риторическим вопросом Андрей Бриль. И рассказывает:

— У нас с Розой Александровной (Габдуллиной. — Ред.) была очень интересная история. Однажды мы столкнулись на одном мероприятии с участием иностранного и российского бизнеса. «Сименс» там традиционно представлял энергосберегающие технологии, которые в то время в отечественной экономике были почти полностью обделены вниманием. Я подошел к ней и спросил, сколько их компания будет готова платить мне за аренду офиса, если я выстрою здание с учетом всех перечисленных технологий. Мне ответили: 850 рублей за квадратный метр в месяц. Но, говорю, ваши предложения уже вытягивают на полторы тысячи по издержкам.

Отчасти с коллегой соглашается председатель правления совместной российско-финской строительной компании ЗАО «YIT Уралстрой» Федор Воропаев:

— Об энергоэффективности в строительстве можно говорить много: например, про сети, про вентиляцию и т.д. Этот вопрос важен, но он далеко не самый первый в нашей отрасли. И даже вопрос финансирования можно решить. Например, в случае комплексной застройки Верхней Пышмы, чем сейчас занят ЮИТ-Урал, мы к кредитным деньгам не прибегаем вообще, а все выполняем за счет собственного капитала. Да, и российские, и финские акционеры готовы вкладывать серьезные средства в строительство на территории Свердловской области. В нашей практике самая большая проблема — это освоение комплексных участков. Органы власти отстают от возможности бизнеса (если у того есть финансирование). Согласование дорожной сети, строительства социальной инфраструктуры (детских садов и школ), организация коммунальной инфраструктуры — мы не можем эффективно пройти эти процедуры. Вот и получается, что, даже имея инвестиции, мы не можем их реализовать.

Однако строительная отрасль оказалась не единодушна в обсуждаемом вопросе. Контрпример привела главный архитектор проектов «Мастерской архитектурно-строительных концепций» Юлия Удалова:

— Возможно, вопросы энергоэффективности не выглядят такими актуальными, когда девелоперы просчитывают создание нового объекта на продажу. Я же как архитектор часто работаю с уже возведенными объектами, которые собственник начинает приспосабливать под свои нужды. И я вижу, что энергоэффективность очень востребована конечным инвестором, который приходит на объект с целью его использования. Например, в 2010 году мы начали работать с одной успешной в регионе сетью супермаркетов. Внедрение только одной из мер повышения энергоэффективности — организация светодиодного освещения — показывало срок окупаемости при тогдашних тарифах около 7 — 10 лет. Сейчас мы плотно работаем с этой компанией и внедряем все имеющиеся на рынке технологии энергосбережения: светодиодное освещение, системы рекуперации тепла, системы съема тепла с холодильных источников и др. И когда мы сегодня говорим о комплексном подходе в условиях роста тарифов, то для многих решений сроки окупаемости прогнозируются уже около двух-трех лет.

— Да, при реализации девелоперских проектов «на продажу» инвесторам невыгодно вкладывать большие средства на этапе строительства, так как они не являются заинтересованной стороной при дальнейшей эксплуатации со снижением затрат, — резюмировал Михаил Аким. — Но если техническое задание на проектирование и инвестиции в строительство осуществляет конечный пользователь, эти затраты окупаются со второго-третьего года эксплуатации объекта. Здесь также важно учитывать, что огромные возможности энергосбережения открываются на стыках дисциплин — сочетании архитектурных и инженерных решений для снижения стоимости жизненного цикла объектов. Такие решения нужно воплощать как на этапе проектирования и строительства нового объекта, так и в процессе реставрации и модернизации уже существующего.

Финансирование

Есть варианты ответа на вопрос и о финансировании сложных инвестиционных проектов, направленных на энергосбережение. Один из таких проектов — программа ЕБРР финансирования устойчивой энергетики. Филиалы ее работают в 17 странах, первый был открыт в 1994 году. С 2009 года программа RUSEFF действует в России. В рамках программы ЕБРР сотрудничает с банками-партнерами. В России их десять: универсальные банки, специализированные лизинговые компании, крупные федеральные структуры и нишевые региональные игроки. RUSEFF, с одной стороны, — это инновационная кредитная линия, длинные деньги, которые банки-участники получают для последующего финансирования энергосберегающих проектов. С другой — безвозмездная техническая поддержка, которую оказывают технические эксперты ЕБРР банкам-участникам и непосредственным получателям средств. Важно, что все проекты, финансируемые в рамках программы, должны быть рентабельны.

— Мы считаем очень важным вот какое наблюдение: большинство наших партнеров, получив опыт работы с ЕБРР, сделали энергосберегающие кредиты и лизинг отдельным направлением деятельности, — рассказывает заместитель директора программы Григорий Чораян. — И эти займы оказываются рентабельны даже в отсутствии субсидий со стороны государства или иных специальных программ институтов развития. Дело в том, что эти банки научились рассчитывать кредитование проектов, направленных на повышение энергоэффективности. Ведь в этой сфере важное значение приобретает умение адекватно оценивать технические риски и необходимые мощности. Очень часто бывает так, что под давлением поставщиков компания нацеливается на покупку, скажем, избыточно мощного оборудования. Но если у вас есть достаточные знания, вы сможете найти более простые и дешевые решения, которые позволят окупить проект в приемлемой для банка перспективе.

В рамках программы финансируются четыре больших направления: модернизация оборудования, коммерческих зданий (весь возможный спектр построек от складов до гостиниц), транспорта и спецтехники, а также финансирование поставщиков и производителей энергоэффективного оборудования. По данным ЕБРР, к текущему моменту в России профинансировано более тысячи проектов. Общая стоимость внедренных превышает 225 млн долларов, из них в отраслевом разрезе больше всего как раз в строительстве — 23%. На Уральский регион приходится чуть более 10% этих показателей. И срок окупаемости реализованных проектов вполне обозрим: в уральской практике — от 2,5 до 4 лет.

Новости партнеров

    «Эксперт Урал»
    №48 (625) 24 ноября 2014
    Экономическая политика
    Содержание:
    Конструирование будущего

    У технологической элиты есть ответы на вопросы, как вытащить страну из кризиса. Но требуется профессиональный общественный диалог по фундаментальным проблемам с одновременным решением практических задач

    Реклама