Снова в особый путь?

Ирина Перечнева
24 ноября 2014, 00:00
  Урал

Как России найти место в новом мировом раскладе сил, рассказывает руководитель направления АНО «Центр стратегических ядерных сил» Академии военных наук Сергей Малков

Сергей Малков

— Западная цивилизация стала лидером мира, предложив новые технологии замены человеческого труда машинами. Это резко увеличило производительность труда. Начался процесс так называемой «великой дивергенции», когда западная цивилизация ушла в отрыв. Это сказалось на всем: экономике, идеологии, демографии. С 1980 года начался обратный процесс, когда «великая дивергенция» сменилась «великой конвергенцией». Это можно, конечно, оценивать как временное явление, но есть веское основание считать, что это действительно очень серьезный поворот.

На фоне лидерства Запада страны, оставшиеся позади, в попытках догнать цивилизацию стали перенимать технологии. По существу стали формироваться отношения между инновационным и традиционным секторами, между городом и деревней. Это привело к резкому отличию темпов экономического роста в разных районах мира. Что в результате? Сначала растет традиционный сектор с низким уровнем производительности труда, затем — резкий всплеск инновационного сектора, потом начинается стабилизация, а за ней торможение. Это хорошо видно на примере Японии.

Такая ситуация не уникальна, такого типа процессы происходили, по крайней мере, два раза в истории человечества. Первый — когда 3 тысячи лет назад была освоена технология обработки металла, и начался переход к бронзовым орудиям, что привело к возникновению городской цивилизации. Второй резкий подъем — массовое освоение железных орудий труда, которое тоже привело к повышению производительности труда в сотни раз.

Ничто не вечно под луной, и рассматриваемая нами эпоха должна закончиться. Мы уже видим негативные тренды в демографии, снижение темпов роста в развивающихся странах. Все это находит отражение на состоянии институтов. В стадии взрывного роста институты общества нацелены на быстрое освоение ресурсов в конкурентном поле, в стадии стабилизации они начинают настраиваться на вопросы безопасности, поскольку ресурс ограничен. Когда ресурс ограничен, формируется так называемая Х-структура: регулируемая экономика, директивная централизованная система правления, примат коллективизма в социально-технологической сфере. В условиях развития формируется Y-структура: либеральная рыночная экономика, интенсивный обмен лишним ресурсом, примат индивидуализма в социально-психологической сфере, потому что в принципе все могут выжить, и вопрос только в том, кто качественнее улучшит индивидуальное состояние. Соответственно, первая ситуация — это игра с нулевой суммой и убывающей отдачей. Вторая — игра с положительной суммой и возрастающей отдачей. Первая система ориентирована на кооперацию, вторая на конкуренцию.

Y-система основана на максимизации прибыли, но для этого прибыль должна быть. А для этого — население должно много потреблять. А что такое население? Это те же рабочие, которые и производят продукцию. Чтобы они потребляли, их оклады должны быть высокими, чтобы они эти же деньги сразу же вернули в качестве плановых покупок. Начавшееся снижение роста населения в 70-е годы привело к уменьшению этих самых покупок. Тогда Запад пришел к мысли создать спрос во всем остальном мире. Но это привело бы к снижению прибыли. Чтобы снизить себестоимость и сохранить маржу, и было решено переводить производства из развитых стран, где зарплаты высокие, в страны, где зарплаты низкие. Привело это к тому, что периферия стала развиваться.

Тогда Запад предпринимает новый шаг — начинает разработку технологий, которые помогут ему сохранить первенство. Это возможно только при одном условии — если он остается монополистом и получает высокую маржу за счет монопольного владения этими технологиями. В условиях глобализации это нереально. Второй вариант — резкое повышение производительности труда за счет роботизации. Идея хорошая, но если работу будут выполнять не рабочие, а роботы, кто будет покупателем? Таким образом, Y-система, основанная на максимизации прибыли, зашла в тупик. Ресурсы становятся ограниченными, законы конкуренции не работают.

По нашему мнению, наиболее эффективный выход из сложившейся ситуации даст XY-система, основанная на конструировании будущего на основе оптимального сочетания X- и Y-элементов, то есть распределительных систем и конкурентности. То есть потребуется и кооперация, и поиск оптимальной специализации.

И здесь у России — особый шанс. Россия всегда жила в условиях, когда ресурсы были ограничены. И именно Россия научилась в этих условиях выживать, причем выживать достаточно эффективно.

Что нужно делать? Первое — обретение современным российским государством реальной субъектности, так как только субъект проектирует будущее: не надо смотреть на Запад, надо учиться во всем разбираться самим. Второе — формирование институциональной системы ХY-типа, адекватной российским цивилизационным особенностям. Третье — необходимо начать национальный мегапроект по освоению инфраструктурно бедных российских территорий Сибири и Дальнего Востока с использованием технологий шестого уклада, способного дать толчок национальному и мировому развитию. Четвертое — в политике необходимо форсировать сборку евразийского пространства.