Обидно, Вань

Где регионам взять средства для финансирования импортозамещения

Фото: Андрей Колдашев

Президент России Владимир Путин на Госсовете 18 сентября дал главам субъектов федерации установку: «За предстоящие полтора-два года необходимо совершить настоящий рывок в повышении конкурентоспособности российского реального сектора». Так регионы России оказались между «молотом» импортозамещения и «наковальней» дефицита инвестиций. Попробуем понять, где им перехватить денег для вступления в новый технологический уклад и какие барьеры могут встретиться на этом пути.

Гляди, как вертится, нахал

Ни одна страна не может абсолютно самостоятельно производить все товары, необходимые ее гражданам, — этот закон сформулирован основоположником экономической науки Адамом Смитом еще в 1776 году, но не утратил актуальности. Тем более сегодня, когда импортозамещение вынесено на знамя экономической политики.

Теория и практика развития внешней торговли показали: участие стран в системе международного разделения труда, их специализация, может иметь наряду с очевидными выгодами негативные последствия. Одно из них, характерное для России, — одностороннее экономическое развитие, основанное на экспорте сырьевых ресурсов. Результат — исчерпание потенциала действующей модели роста, падение динамики развития в конце 2012-го — начале 2013 года до уровня ниже 2%, осложненное в 2014 году экономическими санкциями западных стран.

Пикантность ситуации заключается в нарастании двух видов противоречий в текущей экономической политике. Первое отмечено директором Центра развития Высшей школы экономики (ВШЭ) Натальей Акиндиновой на IХ Межрегиональной конференции «Точки роста экономики Большого Урала» (октябрь 2014, Екатеринбург): рост вмешательства государства в экономику, увеличение оборонных, социальных расходов — с одновременным сохранением «бюджетного правила» и «дорожных карт». Второе: курс на проведение политики импортозамещения на основе собственных «новых производственных технологий» и консервация экспортно-сырьевой модели экономики, не предусматривающая варианта инновационного развития. (Об этом говорят среднесрочные сценарии макро­экономического развития Банка России и прогнозы Минэкономразвития России на 2015 — 2017 годы, основанные на комбинации предположений относительно траектории цен на нефть и длительности действия санкций. В оправдание надо сказать, что оба ведомства констатируют общий тезис — «устойчивый рост выпуска товаров и услуг невозможен без повышения производительности труда и модернизации технологий». Слово «модернизация» встречается в прогнозе Минэкономразвития РФ 81 раз.)

Формирование приоритетов развития собственной экономики в новых условиях сопровождается корректировкой направлений внешней торговли. Переориентация экспортно-сырьевой экономики России на рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона (21 страна АТР это — около 53% мирового ВВП, 40% населения и 44% объема мировой торговли) и прежде всего на энергоемкие рынки Китая, одобрение на недавнем форуме «дорожной карты» по созданию Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли требуют повышенного внимания к укреплению собственной конкурентоспособности. Российский экспорт должен предложить стратегическим партнерам продукт мирового класса — помимо нефти, газа, атомных и военных компетенций. Однако здесь отечественная промышленность сталкивается с другим барьером — уровнем производительности труда.

В апрельском докладе ВШЭ «Российская экономика на повороте» на XV международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества отмечено: «Рост российской экономики не может быть достигнут за счет экстенсивных факторов. Необходимы существенные изменения в экономической политике, ставка на рост производительности, эффективности, радикальное улучшение инвестиционного климата».

Выводы доклада ВШЭ и данные Росстата подтверждают тренд замедления роста производительности труда как в промышленности (в обрабатывающих производствах со 105,2% в 2010-м до 102,1% в 2013-м), так и в экономике в целом (с 103,2% в 2010-м до 101,8% в 2013-м).

В условиях стагнации инвестиционной активности предприятий (инвестиции в основной капитал составили, по данным Росстата, в первом квартале 2014 года 95,2%, во втором — 98,6%, в третьем — 97,6%) регионам России необходимо сосредоточиться на поисках инструментов обеспечения устойчивости и источников роста экономики.

Hа нашей пятой швейной фабpике. Такое вpяд ли кто пошьет

В Свердловской области ответом стали губернаторские программы «Уральская инженерная школа» и «Развитие импортозамещения и научно-производственной кооперации в отраслях промышленности Свердловской области».

Первая программа ориентирована на увеличение инвестиций в человеческий капитал, прежде всего инженерный (подробнее см. «Инженериум», «Э-У» № 47 от 17.11.2014; «Пусть меня научат», «Э-У» № 38 от 15.09.2014). Во-первых, в условиях дорогого, но качественного предложения труда у работодателей появится стимул больше инвестировать в трудосберегающие и высокопроизводительные технологии. Во-вторых, заявленный переход к шестому технологическому укладу невозможен без опережающей подготовки кадров по современным стандартам дуального образования.

Проект программы развития импортозамещения представлен экспертному сообществу в начале октября 2014 года. Он предлагает инструменты балансировки потенциального предложения конкурентоспособных отраслей (тех, где имеются избыточные факторы производства) и существующего (не только в связи санкциями) рыночного спроса, и прежде всего — внутри области. Новация программы — формирование приоритетов развития импортозамещающих производств под рынки сбыта. С учетом имеющихся в регионе компетенций выделены четыре приоритетных рынка: оборонно-промышленный и нефтегазовый комплексы, рынок естественных монополий и внутренний рынок Свердловской области. Возможности предполагаются большие. Так, по заявлению министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова, потенциальный объем рынка нефтегазового оборудования в России превышает 200 млрд рублей, при этом доля импорта достигает 70%. Объем капитальных вложений в сооружение генерирующих мощностей и объектов электросетевого хозяйства, по данным министерства промышленности и науки Свердловской области, только в 2014 году планируется на уровне 600 млрд рублей, доля импорта — 50%. Общий объем внутреннего рынка для государственных нужд области — 46 млрд рублей, для муниципальных нужд — 58 млрд рублей, причем доля импорта здесь — 40 — 50%.

По представленным в проекте программы данным Уральского таможенного управления ФТС России, в 2013 году объем импорта продукции из стран ЕС, США и Украины достиг 1,687 млрд долларов, из которых 1,522 миллиарда — продукция обрабатывающих производств (за исключением производства пищевых продуктов).

В структуре импорта доминируют три группы: машины, оборудование и механизмы; продукция химической промышленности, каучук; металлы и изделия из них. География импорта: 77% — страны ЕС; 16,6% — США; 6,3% — Украины.

При этом уровень использования среднегодовой мощности предприятий в Свердловской области на 1 января 2014 года составлял в производстве машин и оборудования от 23,4 до 42,8%; в химическом производстве — от 37,7 до 98,5%; в металлургическом производстве и производстве изделий из металла — от 77,9 до 96,5%.

Риски узости внутрирегионального и, возможно, общероссийского рынка для полноценного развития импортозамещающего производства будут снижаться за счет регулярного мониторинга потенциальных сфер приложения, обеспеченного самой программой (то есть за счет бюджетных средств), а также содействия выходу предприятий на дружественные международные рынки стран Таможенного союза, БРИКС и иных интеграционных объединений. Вектор на ликвидацию барьеров входа на рынки — прямой путь к улучшению инвестклимата в Свердловской области. По крайней мере, для части выбранных приоритетов это системообразующий фактор.

Хоть поyтpy — да на свои

Предусмотренные проектом объемы финансового обеспечения импортозамещения, безусловно, будут проходить корректировки в условиях ограниченности областного бюджета и непростых внутриведомственных согласований. Однако уже сейчас очевидно: импортозамещение для субъектов РФ — дело крайне затратное, а значит, следует четко выделить приоритеты и источники инвестиций.

Финансирование государственной программы Минпромнауки Свердловской области до 2020 года определено в сумме 28,3 млрд рублей: на запланированные мероприятия — 27 млрд рублей, на дополнительные — 1,3 миллиарда. Общий объем дополнительного финансирования в 2015 — 2020 годах распределяется следующим образом: средства областного бюджета — 694 млн рублей (52,4%), внебюджетные источники — 630 млн рублей (47,6%). Представлена разбивка дополнительных мероприятий по годам: в 2015-м предполагается выделить 225 млн рублей, в том числе 120 — из областного бюджета, 105 — из внебюджетных источников; с 2016-го по 2020-й — 219,8 и 114,8 млн рублей соответственно.

Львиная доля средств госпрограммы (19,5 млрд рублей, в том числе — 1,8 миллиарда из областного бюджета) запланирована на предоставление субсидий предприятиям Свердловской области в возмещение затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в российских банках для реализации инвестиционных проектов (не более 2/3 ставки рефинансирования ЦБ).

В условиях торможения экономики и жестких бюджетных ограничений соотношение бюджетных и внебюджетных источников дополнительных средств почти 50/50 выглядит оптимистично. Однако в совокупности с финансированием основных программных мероприятий общее соотношение бюджетных и внебюджетных средств — только 85,9% к 14,1%.

Сравнительный анализ показывает: основным источником инвестиций в России на протяжении 2011 — 2013 годов были привлеченные средства, а на Среднем Урале, напротив, до 2013-го справлялись собственными силами. С 2013 года тенденция изменилась (46,4% против 53,6%). За девять месяцев 2014-го доля привлеченных средств в структуре инвестиций области также превысила собственные и достигла 51,1%.

Основными компонентами в составе привлеченных средств являются кредиты банков, бюджетные средства и прочие источники. В условиях повышения ЦБ ключевой ставки и оптимизации бюджетов на 2015 — 2017 годы на доступные корпоративные кредиты и бюджетные субсидии особо рассчитывать не приходится. В составе «прочих источников» свыше 77% — средства вышестоящих организаций, при этом их доля за три года заметно сократилась (на 9,3% по РФ и 4% по Свердловской области).

Таким образом, в новых условиях главам регионов придется сделать ставку на усиление инвестиционной активности предприятий, прежде всего — своих резидентов. А для этого — обеспечить для них максимально благоприятный инвестиционный климат, дать «зеленый коридор». Областной бюджет в этом случае выполняет важную функцию стимулирования инвестиционных процессов по выбранным приоритетным направлениям.

Импортозамещение — ни в коем случае не самоцель, это существенный временный фактор, который надо учитывать при формировании стратегии социально-экономического развития региона в целях сохранения устойчивости экономики и обеспечения ее поступательного роста. Отсюда возникает необходимость четкой взаимо­увязки стратегии социально-экономического развития региона (устойчивость и рост в каких отраслях), инвестиционной политики (за счет каких источников) и инновационной политики (при помощи каких технологий). Основное требование к региональной инвестиционной политике, в том числе в сфере импортозамещения, — эффективное направление и использование расходов по всем направлениям без роста их объема. Первоочередным становится выбор точек роста и приоритетное направление инвестиций в эти сферы.