Не контролируем, но отвечаем

Сергей Ермак
5 октября 2015, 00:00
  Урал

Саморегулируемые организации создавались с целью повышения качества строительства. Однако из-за несовершенства законодательства достичь ее так и не удалось, уверен генеральный директор НП СРО «Региональная Строительная Ассоциация» Иван Степанов

Иван Степанов

— Иван Олегович, какие проблемы в области функционирования СРО вы бы назвали ключевыми?

— На мой взгляд, основных проблем четыре. Первая — несоответствие объема полномочий и ответственности СРО. Саморегулируемая организация не имеет права вмешиваться в хозяйственную деятельность своих членов, однако обязана отвечать (в первую очередь финансово) за вред, причиненный их действиями.

Вторая проблема — несовершенство и противоречивость нормативных актов. Зачастую изменения, вносимые в законодательство, не закрывают существующие «дыры», а создают новые. Инициаторы поправок работают на узкие, сиюминутные задачи, часто не понимая ни смысла, ни целей СРО. 

Третья проблема связана с контролем деятельности самих саморегулируемых организаций. Его система излишне бюрократизирована и не позволяет эффективно отслеживать нарушения. Кроме того, власти перманентно пытаются распространить механизмы проверок, характерные для бюджетно-финансовой сферы, на некоммерческие организации.

Наконец, четвертая проблема — систематические попытки монополизации саморегулирования.

— Какие изменения, на ваш взгляд, позволили бы сделать работу строительных СРО более эффективной?

— Я думаю, необходимо двигаться сразу в нескольких направлениях. Во-первых, законодательно установить границы полномочий СРО в сфере конт­роля хоздеятельности своих членов и строительного контроля (или включить специалистов саморегулируемых организаций в комиссии Госстройнадзора). Во-вторых, продумать и внедрить механизмы внешнего финансирования этой контрольной деятельности (на мой взгляд, расчет нужно осуществлять исходя из числа реально работающих членов, а не их общего количества).

В-третьих, нужно вменить в безусловную обязанность организаторов тендеров и аукционов информирование СРО об участии их членов в торгах. Возможно, имеет смысл предусмотреть право саморегулируемой организации налагать вето на подписание явно убыточных контрактов или контрактов с нереальными сроками выполнения работ.

Только в этом случае СРО будут иметь стимул для наведения порядка в рядах своих участников, смогут помочь заказчику и отстоять права исполнителя. Саморегулируемые организации будут точно знать: если они сегодня не проконтролировали деятельность какой-либо подозрительной строительной фирмы, завтра им совершенно обоснованно предъявят претензию.

Кроме того, сфера саморегулирования отчаянно нуждается в приведении к единому знаменателю законодательства: Градкодекса, закона о СРО, закона о некоммерческих организациях. Я уверен, что стоит ввести мораторий на изменение правовых норм. Иначе мы просто не успеваем реагировать. Признаться честно, надоело «смотреть в рот» и угадывать вектор мысли различных инстанций. 

— С момента вступления в силу закона о СРО в строительстве прошло больше шести лет. На ваш взгляд, внедрение механизма саморегулирования себя оправдало? Спор о том, что лучше — допуск или лицензия — все еще актуален? 

— Беда в том, что ни старая, ни новая система выдачи разрешительных документов не влияла и не влияет на качество строительства, так как ни у СРО, ни у лицензионного центра не было и нет возможности контролировать деятельность организаций.

Если проанализировать самые громкие скандалы и катастрофы последних лет, в том числе с человеческими жертвами (обрушение зданий, уничтожение памятников и т.д.), можно сказать, что сегодня система СРО с поставленными задачами не справляется. Но не потому, что сама идея саморегулирования плоха, просто нет полномочий, нет возможности, нет законов, чтобы влиять на ситуацию.

Мы хотим более эффективно участвовать в градостроительной политике, быть проводником государственных задач, мостом, соединяющим строительные компании с заказчиками всех уровней.