Серьезная инновация

Тема недели
Москва, 12.10.2015
«Эксперт Урал» №42 (662)
О сложностях и перспективах вступления в силу закона о банкротстве физических лиц рассказывает президент Запсибкомбанка Дмитрий Горицкий

— Дмитрий Юрьевич, чем грозит банкротство физических лиц банкам и как они страхуются?

— Грозит это тем, что банки вынуждены создавать стопроцентный резерв под просроченную задолженность. Банк должен зарабатывать деньги, чтобы создавать резервы. Подстраховать себя они не смогут ничем. После прохождения процедуры банкротства все будет продано и направлено на удовлетворение интересов всех кредиторов. Не только банков: у лица, объявившего себя банкротом, могут быть и другие кредиторы. Дефолтные кредиты делятся на четыре категории: просрочка до 30 дней, до 90 дней, до 180 дней и свыше года. Как правило, если просрочка до 30 дней — взыскивается 80%, больше года — менее 20%. Шансы на то, что ты взыщешь все остальное, близки к нулю. И это по явным банкротам. А есть скрытые. Вот человека вчера сократили, а у него кредит. Возникает дилемма — объявлять ему себя банкротом или нет… А когда сотни тысяч плохих заемщиков?

— А для физических лиц банкротство — благо?

— Не могу сказать. Мы эмпирическим путем это пройдем, тогда увидим все плюсы и минусы. Сейчас это преподносится как благо: хватит мучиться, нужно принять управленческое решение. Но за этими решениями есть ограничения.

Человек попадет в публичную плоскость. Он должен будет объявить себя официально банкротом. Будет назначен арбитражный управляющий, который будет изымать все имущество, оставят только необходимый минимум, а все остальное пойдет с молотка. Вот раньше человек должен был кредитному учреждению миллион рублей. Продали его имущество, насобирали 200 тыс. рублей, распределили их среди всех кредиторов, остальное списали. А сейчас 200 тысяч взыскали, но продолжают взыскивать: сменил место работы — направляют туда исполнительный лист, захотел за границу поехать — не пускают, пока не рассчитаешься. Нельзя скрывать, что человек — банкрот. Это тяжелая психологическая процедура, поражение в правах на три-пять лет, которое человек будет обязан нести д тех пор, пока его репутация снова не станет чистой.

— Почему этот закон так долго оттягивался?

— Я думаю, его перенесли не потому, что банки лоббировали свои интересы, а из-за организационных вопросов — судам будет тяжело. Человек должен подать в суд иск, суд должен его рассмотреть, назначить арбитражных управляющих. А если ты ни разу с этим не сталкивался, к этому нужно подготовиться… Это наложилось на реорганизацию самой судебной системы: арбитражные суды упразднили и включили в суды общей юрисдикции. Поэтому государство взяло определенную паузу, чтобы подготовиться к этому вопросу.

Сегодня и банкиры, и общество, и заемщики ждут, когда закон о банкротстве физических лиц не просто вступит в юридическую силу, но и заработает. Это серьезная инновация. Мы немало шишек набьем. Но не ошибается тот, кто ничего не делает.

Новости партнеров

Реклама