Homo politicus

3 октября 2016, 00:00

Парламентские выборы не вызвали интереса у большинства избирателей. В результате граждане, вовлеченные в политику, проиграли тем, для кого голосование осталось привычкой со времен СССР.

Основной сюрприз выборов — низкая явка и падение поддержки всех партий, кроме «Единой России». Похоже, ключевой ошибкой оппозиционных партий стала неверная оценка электората — как своего, так и в целом. «Разбор полетов» пока опирается по большей части на общие цифры, которые не дают ответа на вопрос, каков портрет участника выборов и того, кто на них не пришел.

Анализ данных в масштабах всей страны трудоемок и требует сложных корректировок в связи с фактором «особая электоральная культура регионов». Свердловская область и Екатеринбург в этом плане выгодно отличаются — результаты выборов и в 2011, и в 2016 годах подтверждены данными независимого наблюдения. Автор этих строк, участвуя в наблюдении (участок 1440, Кировский район Екатеринбурга, избирательный округ № 170), преследовал и собственный корыстный интерес — фиксировал распределение избирателей, принявших участие в выборах, по полу и возрасту. Оценка пола достоверна на 100%, оценка возраста на «глаз» обладает погрешностью, но так как возрастных диапазонов всего три, порядок цифр в целом верен.

На всех выборах заметно, как много избирателей старше 60 лет, особенно женщин: их 36% от проголосовавших. Еще 11,5% — мужчины той же возрастной группы. Итого почти 48% избирателей — пенсионного возраста. Всего женщины составляют 66%. Самая малочисленная группа избирателей — мужчины до 40 лет, их 10%. Результаты голосования на участке 1440 хорошо совпадают со средними показателями по Екатеринбургу, хотя разброс на участках (их 571) как по явке, так и по голосам, велик. Можно полагать, что участок 1440 хорошо представляет весь город и по половозрастной структуре. Исходя из этого допущения и зная распределение жителей Екатеринбурга по полу и возрасту, имеем: при общей явке в 40% на выборы пришли почти все бабушки и львиная часть дедушек, а среди молодежи участие едва перевалило за 20%. Людей среднего возраста — чуть более трети. Комиссия вела подсчет лиц моложе 30 лет на основании избирательных списков (видимо, проблема аполитичности молодежи заботит и власти): таких голосовало всего 16%.

Другой массив интересных данных доступен из официальной статистики ЦИК. Доля недействительных бюллетеней при голосовании по партийным спискам по Екатеринбургу (2,8%) превысила результаты восьми, а по Свердловской области (3,1%) — десяти из 14 партий. Что при отсутствии графы «против всех» можно трактовать и как протестное голосование. Особенно это заметно по одномандатным округам и на выборах в законодательное собрание области, где доля недействительных в два раза больше.

По данным участков, расположенных в больницах, пансионатах, домах престарелых, легко оценить, как голосуют пенсионеры («Единая Россия» — около 45%, либеральные партии — менее 5%). Если распространить это на весь город, можно грубо прикинуть, как голосовали люди работоспособного возраста («Единая Россия» — около 30%, либеральные партии — около 15%, «Справедливая Россия» — 17%, КПРФ и ЛДПР — по 13%).

По сравнению с выборами 2011 года снижение явки произошло за счет электората парламентских партий кроме «Единой России» (у нее рост 12%). Более всего, 60%, потеряла «Справедливая Россия», 52% — КПРФ, 30% — ЛДПР. У «Яблока» снижение абсолютного числа голосов на 42%, но если добавить в либеральный лагерь «Парнас» и «Партию Роста», то падение будет всего 1%. Если же сложить все партии, которые так или иначе (хотя бы по названию) можно отнести к либеральным, то они даже увеличили электорат почти на 4%.

Перейдем к выводам. Люди старших возрастов ходят на выборы и голосуют за партию власти, скорее, по привычке — они это делали во времена СССР, когда это был бессмысленный и отчасти насильственный ритуал (как демонстрации и субботники). Этот электорат стабилен, но будет сокращаться в силу естественной убыли. Люди среднего и молодого возраста в большинстве своем на выборы не пришли. Крайне неравномерное распределение по полу и возрасту не позволяет считать выборы ни показателем поддержки власти, ни срезом настроений в обществе.

Все партии не хотят или не могут работать с избирателем молодого и среднего возраста. Это не только их вина: в стране в целом имеет место понижение интереса ко всем выборам, кроме президентских. На последних даже среди людей моложе 40 явка была в два раза выше (по данным аналогичных наблюдений), а общая в 1,5 раза выше. В любом случае — это целевая аудитория для партий.

Потребность если не в протестном, то в альтернативном голосовании есть — об этом говорят голоса, поданные за все партии, даже совсем новые, неизвестные, не ведущие кампании. Голосование за партии-аутсайдеры говорит о невовлеченности в политику тех, кто пришел голосовать ни за одну из парламентских партий: они свой выбор делают зачастую уже в кабинке, ориентируясь по большей части на названия. Еще хуже — порча бюллетеней — фактически голосование за лидеров, что тоже не понимает неискушенный избиратель.

Таким образом, людей, вовлеченных в политику, не так много. Попробуем оценить, насколько. В последние годы «партии ТВ» часто противопоставляют «партию интернета», хотя они отличаются скорее возрастом, чем вовлеченностью в политику, да и ежедневная аудитория интернета достигает 53% (по данным ВЦИОМ на апрель 2016 года), то есть аудитории вполне сопоставимые. Точнее, надо говорить о «партии фейсбука». На основании данных компании Brand Analytics по регионам страны, можно утверждать, что существует прямая корреляция между проникновением Facebook и долей голосов, отданных за либеральные партии. Является ли аккаунт в Facebook индикатором социального статуса или инструментом воздействия на пользователя? Скорее и то, и то. Общее количество активных пользователей (авторов, оставляющих хотя бы одно публичное сообщение в месяц) в Facebook на конец 2015 года Brand Analytics оценивает в 1,5 млн человек, при этом общее число аккаунтов 22 миллиона (за либеральные партии проголосовало 2,1 млн человек). У людей, сидящих в соцсети, создается ложное ощущение, что все вокруг единомышленники, что достаточно ставить лайки и делать репосты. Но проникновение Facebоok (доля активных пользователей к совершеннолетним жителям) составляет от 3,5% в Москве и области до 0,1% в регионах. Отсюда необоснованные надежды и последующие разочарования. Выборы в Facebook пока не выигрываются.