Выживут не все

Павел Кобер
7 ноября 2016, 00:00

— а из бизнеса только те предприятия, кто внедряет наилучшие доступные технологии, минимизирующие вред окружающей среде

Фото: Игорь Бадов

Переход на новую систему экологического регулирования, основанную на принципах наилучших доступных технологий (НДТ), с большой вероятностью будет перенесен в России с планируемого 2019 года на более отдаленную перспективу — 2023 — 2025 годы. Об этом «Э-У» сообщил зампредседателя Технического комитета по стандартизации № 113 «Наилучшие доступные технологии» Росстандарта, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского центра экологической безопасности РАН (Санкт-Петербург) Михаил Бегак:

— Соответствующие документы еще не подписаны, но переноса сроков активно добивается Российский союз промышленников и предпринимателей. Его представители считают, что отечественная промышленность пока не готова к переходу на нормирование по НДТ. Я же полагаю, что целесо­образно начать именно в 2019 году — хотя бы с теми 300 предприятиями, список которых подготовило Минприроды России. Это предприятия, ответственные за 60% валового загрязнения в нашей стране. Уверен, многие из них уже готовы принять принципы НДТ.

Законы написаны

Реформирование системы экологического регулирования, как и системы промышленной безопасности, началось в стране пару лет назад. И в первом и во втором случаях правительство преследует цель сэкономить бюджетные средства на контрольно-надзорные мероприятия под предлогом «снижения административного пресса на бизнес» и стимулировать предприятия к модернизации производств, чтобы снизить риски возникновения техногенных катастроф и кардинально минимизировать негативное влияние на окружающую среду. В отношении системы промышленной безопасности опасные производственные объекты (ОПО) уже разделены на четыре класса опасности, внедряется риск-ориентированный подход (см. «ОПОзнание будущего», «Э-У» от 24.10.2016). Однако переход на новую систему экологического регулирования сопряжен с гораздо большими затратами компаний и потому предваряется широкой общественной дискуссией, включая проведение на десятках предприятий во многих российских регионах обучающих деловых игр.

Тем не менее многие из опрошенных нами представителей крупнейших предприятий Урало-Западносибирского региона пока имеют смутное представление о готовящихся изменениях. Вот один из таких ответов: «Отсутствие в настоящий момент каких-либо подзаконных актов в области экологического регулирования не позволяет нам комментировать данные вопросы. До 2019 года все может радикально измениться».

Между тем законодательная основа уже создана. Принятый в 2015 году закон «О стандартизации в Российской Федерации» ввел новый документ стандартизации — информационно-технический справочник по НДТ, содержащий систематизированные данные в определенной области и включающий описание технологий, процессов, методов, способов, оборудования и другую информацию. Такие справочники должны стать основным критерием соответствия экологическому контролю того или иного производства. Причем они предусматривают формирование технологий как для отдельных секторов индустрии (например, черной или цветной металлургии), так и по всем отраслям в части вредных выбросов в атмосферу, промышленных стоков и т.д. Разработка справочников началась с прошлого года, первые 11 из них уже размещены на сайте Росстандарта.

Вступившие в 2015 году в силу изменения в закон «Об охране окружающей среды» предусматривают классификацию всех предприятий по степени негативного воздействия на окружающую среду на четыре категории и применение к каждой категории дифференцированных мер государственного регулирования. К первой категории предполагается отнести главных загрязнителей — от 15 до 25 тысяч крупнейших предприятий. Их работу намерены контролировать органы федерального экологического надзора (прежде всего Росприроднадзор и его территориальные управления). За предприятиями остальных трех категорий будут следить органы регионального экологического надзора (соответствующие министерства и департаменты субъектов РФ).

Предприятия первой категории обяжут по некоторым веществам установить приборы непрерывного экологического контроля.

В этом случае инспектору не придется часто посещать производство, он будет осуществлять дистанционный контроль прямо на рабочем месте. Однако пока отсутствует соответствующий нормативно-правовой акт, который позволил бы заменить традиционные проверки надзорных органов этим дистанционным контролем. Срок перехода на новую систему — 2017 год. Но РСПП опять настаивает на том, чтобы этот срок перенести, хотя многие предприятия на своих производствах уже установили приборы непрерывного экологического контроля.

Новое законодательство также предусматривает замену трех действующих сегодня разрешений на выбросы, сбросы и отходы комплексным экологическим разрешением, декларацией и представлением отчетности.

Время консенсуса

Все эти нововведения в той или иной мере уже опробованы в течение нескольких десятков лет в западноевропейских странах. Например, механизм экологического регулирования деятельности промышленности в Германии четко увязан с потребностью общества в развитии промышленных предприятий. Наличие в органах власти прозрачных разрешительных процедур, возможностей для консультаций, помощь в организации диалога промышленников с местным населением приводят в конечном счете к тем показателям, которыми страна имеет право гордиться: ВВП — один из самых высоких в мире, состояние окружающей среды — предмет зависти, по уровню коррупции — нижние строчки мирового рейтинга.

— Система экологического регулирования в Германии составляет комбинацию выдачи разрешения и контроля за выполнением прописанных в нем требований, — рассказал доктор Вольфганг Нюрнберг, эксперт Германского общества по международному сотрудничеству (GIZ), представитель бюро по защите от вредного воздействия предприятий. — При этом мы говорим, что не должны, конечно, выдвигаться требования, которые предприятие не в состоянии выполнить. Если вдруг обнаруживается, что требования по каким-то причинам не соблюдаются, то мы анализируем ситуацию, стремимся вместе с предприятием разработать такую концепцию, чтобы в пределах разумных сроков добиться намеченных результатов.

Будет ли такой же консенсусный подход к предприятиям реализован в России?

— По нашим оценкам, новым экологическим требованиям будут удовлетворять около 60% предприятий, — считает Михаил Бегак. — Остальные 40% должны к этим нормативам подтянуться. За счет того, что самых отстающих мы подтянем не к средним, а к хорошистам, получится кумулятивный эффект. Это увеличит степень экологической безопасности производства и улучшит состояние окружающей среды. Не сразу, но в среднесрочной перспективе. А вопросы переноса сроков перехода на новую систему экологического регулирования — это лоббирование со стороны отстающих.

Отметим, что в России достаточно ответственных компаний, особенно из 300 списка Минприроды, представители которых не только внимательно следят за изменениями экологического законодательства, но и участвуют в разработке информационно-технических справочников по НДТ в рамках производственной специализации, более того, уже внедряют наилучшие доступные технологии, стремясь работать на опережение. Справочники НДТ специалисты называют консенсусным документом. В их разработке принимают участие эксперты от органов власти, профильных общественных организаций и бизнеса. Так, при создании отраслевого документа по меди около 70% рабочей группы составили представители промышленности.

 029_expert-ural_45.jpg

— Впервые в российской практике власть ведет такой диалог с бизнесом при работе над законопроектом, — подчеркивает заместитель гендиректора Уральской горно-металлургической компании Евгений Брагин. — Новая система экологического регулирования — это не только справочник и перечень технологий. Это прежде всего эффективная процедура администрирования, позволяющая концентрировать ограниченные ресурсы бизнеса и регулирующих органов на реальных задачах, дающих максимальный эффект для общества. Чтобы создать такую процедуру, необходим совместный труд всех заинтересованных сторон, открытое обсуждение, готовность к изменениям. Промышленные предприятия активно участвуют в разработке справочников НДТ. Сейчас начался новый этап обсуждения — процедуры выдачи комплексного разрешения на основе этих справочников, которое сразу поднимает большое количество вопросов. Но поскольку это происходит до принятия постановления правительства, до вступления положений закона в силу, то это не проблема, а возможность сделать все по уму. Это касается не только процедуры выдачи комплексного разрешения, но и вопросов регистрации объектов негативного воздействия, определения маркерных веществ, организации контроля и многих других.

— Большим плюсом нового экологического регулирования для промышленных предприятий становятся четкие рамки, в пределах которых они получают все преимущества, связанные с соответствием их технологий требованиям НДТ, для чего будет создан справочник с набором уже готовых решений — тех самых наилучших доступных технологий, с помощью которых в сжатые сроки можно обеспечить такое соответствие. Это важный фактор предсказуемости в вопросе экологического регулирования, — сообщили в пресс-службе Группы ЧТПЗ. — Представители нашей компании принимают активное участие в технических рабочих группах по разработкам справочников НДТ, составляют прогнозные расчеты платы за негативное воздействие. Наша экологическая служба оперативно отслеживает изменения законодательства и инициирует в случае необходимости корректировку реализуемых и планируемых инвестпрограмм. Безусловно, сказать, насколько Группа ЧТПЗ будет соответствовать положениям НДТ, можно будет только после выпуска соответствующих документов, но есть уверенность в высоком уровне технологических решений компании. Инвестиции Группы ЧТПЗ за предыдущие годы в создание и модернизацию новейших производств в Челябинске и Первоуральске на принципах «белой металлургии» свидетельствуют, что компания в полной мере разделяет данный подход.

И поступательно реализует программы перевооружения технологического и природоохранного оборудования. В частности, на ЧТПЗ в 2017 году планируется строительство новых водоочистных сооружений. Создание замкнутой системы водопользования обеспечит не только рациональное использование воды во всех технологических процессах, но и исключение загрязнения окружающей среды, максимальную утилизацию компонентов сточных вод и наилучшие санитарно-гигиенические условия работы персонала. Безусловно, переход на НДТ потребует от ЧТПЗ, как и от всех других металлургических предприятий, значительных финансовых вложений на перевооружение технологического и природоохранного оборудования. И в компании хотели бы видеть реализуемые государством программы, направленные на стимулирование таких инвестиций, в том числе скорейшего появления «зеленого финансирования» и механизмов льготного доступа на рынки.

Когда коэффициент равен 100

Главным тормозом внедрения новой системы экологического стимулирования, безусловно, является финансовый вопрос: на пути подтягивания предприятий, значительно отстающих в своих природоохранных технологиях, до уровня передовиков первые могут попросту умереть.

— Это все равно лучше, чем умрут люди, — возражает Михаил Бегак. — Например, в Челябинской области складывается очень тяжелая ситуация с выбросами в атмосферу вредных веществ. А по данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно около 17 миллионов человек в мире умирают именно по причине плохого качества атмосферного воздуха. Но от предприятий не всегда требуются существенные вложения, ведь новая система предусматривает как технологические изменения, так и управленческие. Например, ведение системы экологического менеджмента на предприятии не требует больших затрат. А если возникнет необходимость в серьезных финансовых вложениях, государство предусматривает различные механизмы поддержки.

Действительно, в качестве инструментов экономического стимулирования рассматриваются инвестиционный кредит (возмещение процентной ставки по кредиту в счет налога на прибыль), ускоренная амортизация оборудования НДТ (применение дополнительного коэффициента 2 при начислении амортизации на оборудование НДТ по утвержденному перечню), корректировка платы за негативное воздействие на окружающую среду (зачет платы в счет инвестиций до 100%), отказ от взимания платы за негативное воздействие после внедрения наилучших доступных технологий (применение нулевого понижающего коэффициента). Кроме того, через бюджеты всех уровней, а также через государственные фонды развития промышленности планируется предоставлять субсидии на финансирование создания или модернизации промышленной инфраструктуры и на освоение производства промышленной продукции.

А в качестве санкций за несоответствие новым экологическим требованиям будет применяться рост платежей за негативное воздействие, сопоставимых с затратами на очистку выбросов и сбросов в случае несоблюдения технологических нормативов (за временно разрешенное воздействие k = 25, а за воздействие, превышающее разрешенное, k = 100). Кроме того, предполагается введение новых составов административных правонарушений и увеличение размеров штрафов.

В то же время в стране до сих пор не проведена комплексная финансовая оценка внедрения на всех промышленных предприятиях наилучших доступных технологий. Отсюда сложно прогнозировать, какие со стороны государства потребуются объемы экономической поддержки и каков процент предприятий не выживет ни при какой помощи. Пока имеются данные по отдельным сегментам, и то устаревшие.

— Где-то в 2008 году у нас проходил российско-европейский проект по гармонизации экологических стандартов, — рассказывает Михаил Бегак. — Там мы делали оценки, в частности, по цементной промышленности. По тому валютному курсу у нас получалось: чтобы все предприятия цементной отрасли перевести на наилучшие доступные технологии (а это сухой способ получения цемента), требовалось около 3 млрд долларов. Примерно такая же сумма в 3 млрд долларов требовалась для предприятий, специализирующихся на производстве кирпича и керамики. Но тогда в России было всего 5% предприятий, которые производили цемент сухим способом, а сейчас таких уже около 40%. То есть движение идет в нужную сторону.

Еще одна трудность заключается в отработке процедуры выдачи комплексных экологических разрешений (КЭР).

— Идея КЭР — это работа по принципу «единого окна», и, конечно, мы такой подход поддерживаем, полагаем, что он позволит снизить административное давление на экологические службы промышленных предприятий. Тут, правда, существуют определенные процедурные аспекты — если это «единое окно», тогда ответственный за выдачу финального разрешения должен иметь полномочия запрашивать информацию у заинтересованных контролирующих органов и ведомств. Важный момент — сроки рассмотрения, подготовки заключения, сроки для предприятия по устранению нарушений или ошибок. Время для отработки и обсуждения всех этих аспектов еще есть — до 2019 года, и мы будем активно участвовать в экспертных и общественных дискуссиях вокруг данного регламента, — отметили в пресс-службе Группы ЧТПЗ.

— Многие ведомства в это «окно» просто не попали, — сетует руководитель направления промышленной экологии минерально-химической компании «Еврохим» Олег Кадыров. — Например, по водным ресурсам. Сначала мы должны сделать схему водоотведения и водопотребления, согласовать ее с Росводресурсами, получить разрешение на получение водного объекта в пользование, в котором должны быть записаны показатели, и только потом обращаться за комплексным разрешением.

Вместе с тем очень важно, что формирование новой нормативной и правоприменительной базы проходит в условиях постоянного диалога представителей госорганов, независимых экспертов, специалистов предприятий. Но пока в этот диалог вовлечены только «предприятия-передовики». К разговору должна подключиться остальная часть промышленного бизнеса России. Это позволит избежать череды конфликтных ситуаций и экологических банкротств, элементарно обеспечить существование.