Не выживать, а развиваться

Артем Коваленко
14 ноября 2016, 00:00

Югра делает ставку на новые производства, создание благоприятных условий для инвесторов и инновации в ТЭК

Наталья Комарова: «Стараемся использовать сложившуюся ситуацию для структурной трансформации экономики Югры, усиления позиций местных товаропроизводителей, расширения рынка сбыта отечественных товаров и услуг»

Правительство Ханты-Мансийского автономного округа одобрило главный финансовый документ региона — проект бюджета на 2017 год, а также 2018 и 2019 годы. Доходы на следующий год прогнозируются в размере 178 млрд рублей с последующим ростом к 2019 году до 182 миллиардов. При этом уровень дефицита бюджета будет снижаться от 17,4 млрд рублей в 2017-м до 6,1 миллиарда в 2019-м. «Мы постепенно вернемся к той финансовой модели, которая работала у нас до падения мировых цен на нефть, — рассказали в правительстве. — Это оздоровление произойдет естественным образом, без накачки долговыми ресурсами. Наш уровень заимствований будет оставаться по-прежнему одним из самых низких в стране, на погашение всех долговых обязательств в 2017 году будет направлено около 5 млрд рублей — всего 2,5% от всех расходных обязательств. Одновременно будет сохранен Резервный фонд автономного округа, так что все бюджетные расчеты будут иметь под собой прочную финансовую базу». О приоритетах региональной экономики «Э-У» рассказала губернатор Ханты-Мансийского автономного округа — Югры Наталья Комарова.

— Наталья Владимировна, как вы оцениваете развитие промышленности в регионе? Югра занимает лидирующие места в российских и международных рейтингах во многом благодаря нацеленности на развитие новых отраслей, привлечение инвесторов.

— Традиционно Югра — один из промышленных форпостов России. Достаточно сказать, что на долю нашего округа приходится около 8% от общего объема произведенной промышленной продукции в стране. И даже в такое турбулентное в экономическом плане время наша промышленность демонстрирует рост. За январь — август 2016 года индекс промышленного производства Югры по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличился на 1,4%. Значительный вклад в эти процессы роста вносит энергетика в целом и добыча полезных ископаемых в частности. На нефтегазодобычу в нашем валовом региональном продукте приходится около 65%. Тем не менее и в Стратегии развития Югры до 2030 года, и в наших других программных документах ставка делается на диверсификацию экономики, так что роль таких отраслей, как нефтегазохимия, лесопереработка, производство промышленного оборудования, уже сейчас становится все более значимой и будет укрепляться далее.

В округе реализуется несколько интересных и капиталоемких проектов в этом направлении. Среди них сразу три завода, специализированных на глубокой лесопереработке: смол для плитной промышленности в Советском, ориентированно-стружечных плит там же и древесных плит в Кондинском районе. Кроме того, продолжаются работы по созданию комплекса по выпуску особо чистого кварцевого концентрата, который используется в микроэлектронике и оборонной промышленности, на базе завода «Полярный кварц» в Нягани.

Скоро мы увидим новые проекты

— В конце прошлого года в ХМАО утверждена Концепция промышленной политики, а в марте текущего — принят закон о промышленной политике в Югре. Какие приоритеты заложены в эти документы?

— В них заложены все правовые основы для поступательного и предсказуемого развития промышленной инфраструктуры и создания новых производств у нас в округе. Для этого планируется целая сеть индустриальных парков, интерес к которым уже проявляет большой пул самых разных инвесторов. В качестве приоритетов мы за собой закрепили переработку нефти и газа, развитие горнопромышленного, лесопромышленного, агропромышленного комплексов, информационные технологии, а также сбор и утилизацию отходов. Задел создан в каждом из этих направлений, и скоро мы увидим новые проекты.

— Насколько эффективно, на ваш взгляд, формируются и встраиваются в экономику округа инновационные решения?

— Инновации — это топливо современного промышленного комплекса. Если их нет — неминуема стагнация, постоянная работа по линии инноваций — необходимость. Мы это хорошо понимаем, как и крупные компании, которые работают в Югре. Именно на инновации ориентированы наши решения по внедрению концепции «Бережливого региона», поэтапному повышению производительности труда во всех секторах экономики, выходу на трудноизвлекаемые горизонты нефти. Последнее — особенно важно. Во-первых, речь идет об энергетической безопасности страны, нашем влиянии на нефтяном рынке. Во-вторых, ТЭК был и остается локомотивом экономики Югры, так что инновации, которые приходят в нашу базовую отрасль, дают мультипликативный эффект и подтягивают другие сектора экономики.

С учетом этих обстоятельств в нашей Стратегии-2030 прописаны задачи технического перевооружения процесса нефтегазодобычи, модернизации нефтесервисной отрасли, разработки отечественных технологий освоения трудноизвлекаемых запасов. И по многим из этих задач уже наметились значительные успехи. К примеру, компания «РИТЭК» выступила инициатором проекта по созданию научного полигона «Назымский» на базе Средне-Назымского месторождения: полигон предназначен для отработки технологий термогазового воздействия на залежи баженовской свиты. Ожидается, что благодаря новой технологии нефтеотдача трудноизвлекаемых запасов баженовской свиты вырастет с 3 — 5% до 30 — 40%. Аналогичный и даже более масштабный полигон «Баженовский» сейчас создается в сотрудничестве с Российской академией наук. Еще один хороший пример — компания «Салым Петролеум Девелопмент Н.В.», которая реализует пилотный проект по внедрению новейшей технологии разработки месторождений, способный прирастить добычу нефти до 30%. Такая прибавка может существенно повлиять на динамику развития нефтяной отрасли региона и страны в целом. К 2018 году планируется промышленное внедрение этой технологии.

— Разработкой инноваций в основном занимаются малые компании?

— Сейчас в Югре зарегистрировано 170 малых и средних инновационных компаний, которые в 2015 году получили 15 патентов на новые научные разработки, в том числе те, которые могут быть применены в нефтегазодобыче. Одновременно нельзя не упомянуть созданный Технопарк высоких технологий, на площадке которого с каждым годом растет число инновационных компаний. В частности, один из резидентов Технопарка разработал технологию, позволяющую размещать добывающие скважины в подземные «нефтяные реки» и тем самым повышать рентабельность нефтяных разработок. По этой технологии уже отработано свыше 30 месторождений, пробурено и выведено из бездействия более 40 скважин, так что это хорошее решение для многих истощенных месторождений Западной Сибири.

Упрощаем все разрешительные процедуры

— Как вы способствуете созданию новых и модернизации старых производств? Где бизнес сегодня может взять длинные деньги?

— У нас действует широкий набор налоговых стимулов, ориентированных на поддержку как новых, так и уже действующих производств. Это льготы по налогам на имущество и на прибыль для тех компаний, которые вкладываются в свой основной капитал, а также реализуют крупные инвестиционные проекты. В 2016 году у нас появилась новая льгота для участников приоритетных инвестиционных проектов, занятых развитием высокотехнологичного бизнеса, создающих высокооплачиваемые рабочие места, а также продвигающих проекты в области импортозамещения.

Что касается длинных денег, в регионе развита система государственных гарантий, предоставляемых за счет бюджета автономного округа. Кроме того, у нас много адресных субсидий, которые компенсируют до половины затрат бизнеса на развитие тех или иных производств. Особенно их много для лесопереработчиков, а также представителей малого и среднего бизнеса. Некоторые субсидии предполагают компенсацию части процентной ставки по привлеченному кредиту: кредит с такой господдержкой любая кредитная организация предпринимателю выдаст намного охотнее, а обслуживать его будет проще.

— Как минимизировать влияние негативных факторов на ключевой сектор для региона?

— Все действия на этом направлении собраны в принятый у нас план мероприятий по обеспечению стабильного социально-экономического развития Югры. Такой же план в начале макроэкономической турбулентности последних лет был принят на федеральном уровне. В него вошли различные шаги по повышению конкурентоспособности бизнеса, стимулированию внутреннего спроса, снижению административных издержек, прямой поддержке из бюджета отдельных отраслей и групп населения.

Отчасти влияние негативных экономических факторов на нефтегазовый сектор было нивелировано колебаниями валютного курса, так как при низкой нефти курс корректировался вверх, и общий объем экспортных доходов оставался на сопоставимом уровне. Так было в самом сложном 2015 году. Однако валютный фактор — недолгосрочное и недостаточное средство для того, чтобы отрасль могла чувствовать себя спокойно и уверенно. Поэтому нефтяники работают с напряжением всех ресурсов и сил, особенно непросто приходится новым инвестиционным проектам. Если остановить инвестиции сейчас, то за счет фактора истощения запасов мы быстро столкнемся со стагнацией, а потом и спадом добычи. Эти последствия будут ощущаться еще очень долго. Чтобы исключить их, мы работаем сразу по нескольким направлениям. Во-первых, упрощаем все разрешительные процедуры для ввода в строй новых запасов, благодаря чему в последние годы новые месторождения в Югре запускались на шесть-семь лет раньше предусмотренных лицензиями сроков. Во-вторых, продолжаем работать над созданием благоприятных налоговых режимов. Ранее уже были приняты специальные ставки для добычи трудноизвлекаемых запасов, сейчас очередь за налогом на финансовый результат, который позволит ТЭК работать в условиях низких цен на нефть. Не выживать, отдавая все соки, а планомерно развиваться, несмотря на негативную внешнюю конъюнктуру и одновременно выполнять свою функцию по наполнению бюджета.

— Какой эффект наблюдаете от этих действий?

— Все это позволяет компаниям более длительное время вести рентабельную добычу и тем самым увеличивать коэффициент нефтеотдачи разрабатываемых залежей, создавать привлекательные условия для разработки новых месторождений углеводородного сырья.

Одновременно во всех нефтяных компаниях на качественно новый уровень вышла работа по тендерной закупке техники, оборудования, материалов, реализуются программы повышения энергоэффективности, «бережливого производства», ведется строительство собственных источников генерации электроэнергии, оценивается привлекательность альтернативных поставщиков и отслеживается качество всего ассортимента закупаемых товаров и услуг. Компании, ведущие деятельность в Югре, информируют о предоставлении приоритета продукции отечественных производителей. Так что ключевой сектор оптимизирует собственные издержки и параллельно помогает другим отраслям, формируя устойчивый спрос на их продукцию.

Импортной техники будет меньше

— Как вы оцениваете инвестиционную политику? Есть ли новые проекты с иностранными инвестициями?

— За последний год Минэкономразвития России утверждены несколько паспортов внешнеэкономических инвестиционных проектов, реализуемых в Югре. Их общая инвестиционная емкость приближается к 106 млрд рублей. К проектам проявляют особый интерес китайские и индийские инвесторы, по некоторым из них есть предварительные соглашения. Такое внимание вызвано особым характером отношений Югры со странами, входящими в БРИКС и ШОС. У нас проводится несколько крупных экономических, технологических и даже гуманитарных форумов, ориентированных на эти государства, так что наши внешнеэкономические связи будут только укрепляться.  

Впрочем, продвижением наших внешне­экономических проектов занимаются и другие торговые представительства России за рубежом. Один из проектов, интерес к которому проявили уже 23 страны, связан с выпуском нефтепромыслового оборудования на базе предприятия «Алмаз» в Радужном. Это погружные электродвигатели, центробежные насосы, погружной кабель, системы телеметрии, не имеющие аналогов у нас в стране, а по некоторым позициям и в мире. Проекты в принципе довольно разнонаправлены. Например, мы планируем привлечь иностранных инвесторов к созданию горнопромышленного кластера на Приполярном Урале, а также развитию нашего лесоперерабатывающего комплекса.

Самое главное, что мы и сами выходим на зарубежные рынки. За минувший год югорские предприниматели совершили несколько бизнес-миссий в европейские и азиатские страны. Почти отовсюду они вернулись с подписанными контрактами — от поставок чистой бутилированной воды до теплоизоляционных материалов и каркасных деревянных домов. Чем популярнее бренд Югры за рубежом, тем больше иностранных инвестиций придет в округ.

— Как сказались на предприятиях экономические санкции? Какие антикризисные решения вы принимаете?

— Санкции вкупе с падением мировых цен на нефть, естественно, отразились на экономике нашего нефтедобывающего округа. По итогам 2015 года валовой региональный продукт Югры составил 99% к уровню 2014 года. Мы фиксируем резкое снижение товарооборота с большой группой европейских государств, хотя, кто от этого сильнее проиграл, еще остается вопросом. Мы стараемся использовать сложившуюся ситуацию для структурной трансформации экономики Югры, усиления позиций местных товаропроизводителей, расширения рынка сбыта отечественных товаров и услуг.

Помимо уже упомянутого плана мероприятий по обеспечению стабильного социально-экономического развития Югры у нас утверждена дорожная карта содействия импортозамещению. В ней прописаны четкие ориентиры того, каких результатов мы хотим добиться на каждом из промышленных направлений, особенно это касается нефтегазодобычи и нефтехимии. Например, планируется, что к 2020 году доля импортных установок переработки нефти на рынке региона сократится с нынешних 28% до 10%. Еще ряд показателей связан с долей иностранных насосов высокого давления, применяемых на нефтепромыслах, бурильным инструментом, программным обеспечением. Везде речь идет о сокращении доли зарубежной техники как минимум на десять и более процентов. Учитывая объемы рынка Югры, за каждым из таких процентов стоят миллионы рублей.   

Параллельно мы занимаемся развитием индустриальных парков, техническим перевооружением промышленных организаций, повышением доступности информационных ресурсов, межрегионального сотрудничества и выставочной деятельности, привлечением внебюджетных ресурсов в экономику Югры. В сумме эти мероприятия позволяют большей части предприятий адекватно отвечать на санкционные вызовы.

Молоко из кедрового ореха

— Что удалось сделать в АПК?

— АПК — один из самых быстрорастущих секторов экономики Югры, от которого во многом зависят и импортозамещение, и наша продовольственная безопасность. За последние два года у нас в округе реализовано 12 проектов по развитию животноводческих ферм, десять проектов по заготовке и переработке дикоросов, введен в эксплуатацию крупнейший тепличный комплекс, в котором круглогодично выращиваются огурцы, томаты и зелень. По итогам 2015 года производство мяса выросло на 16%, яиц — на 46%, овощей — на 7%. Увеличивается и традиционное для нас поголовье оленей, в 2015 году на 5%, так что впервые за последние годы число оленей в Югре перевалило за 40 тысяч.

Наши аграрии кормят не только югорчан. В этом году состоялась бизнес-миссия в Крым, в ходе которой были достигнуты договоренности о поставках консервированных продуктов из Югры. А свежие сезонные овощи приедут из Крыма к нам. 13 предприятий нашего АПК взяли 24 медали на конкурсе «Экопродукты-2016», организованном в рамках межрегиональной агропромышленной выставки Уральского федерального округа. На проходившей в Москве в сентябре 2016 года международной выставке продуктов питания WorldFoodMoscow компания «Центр-Сибирь» из Нижневартовска получила золотую медаль на конкурсе «Продукт года» за сгущенное молоко из кедрового ореха и бронзовые медали за кедровое масло и кедровую пасту.

Мы в разы увеличили число продовольственных ярмарок, на которых может быть представлена продукция местных товаропроизводителей. С одной стороны, это позволяет им получить простой выход на рынок, с другой — довольны покупатели, так как на ярмарках они всегда могут найти свежую и доступную по цене продукцию. Развитие АПК я оцениваю положительно, причем темпы мы снижать не намерены.