Поди туда — знаешь куда

Александр Минкин
12 декабря 2016, 00:00

Г-н президент, вы только что подписали Доктрину информационной безопасности Российской Федерации. Если не верите — посмотрите свой собственный указ № 646 от 5 декабря 2016 года. Подписать указ и прочесть доктрину — вещи разные. Первое — легко, второе — трудно. Но беда не в том, что прочесть трудно, а в том, что понять невозможно. Получаются, извините, три совершенно разные задачи: подписать, прочесть, понять. Лично вам ничего не грозит; подписали — и с плеч долой. А гражданам как быть? Если человек не читал или читал, но не понял, то ведь он может нечаянно нарушить информационную безопасность Российской Федерации. <…>

Опасаясь невольно стать преступниками, начали читать. Вот первая фраза документа: Настоящая Доктрина представляет собой систему официальных взглядов на обеспечение национальной безопасности Российской Федерации в информационной сфере.

Г-н президент, что такое «система официальных взглядов»? Такого юридического понятия нет. Это просто очередное «поди туда — не знаю куда». Если взгляды выражает официальное лицо, то это, видимо, есть часть официальной системы. Например, губернатор Орловской области утверждает, что Иван Грозный не убивал своего сына, а просто не успел его вылечить по дороге в Санкт-Петербург (которого тогда не существовало). Это заявление случилось не в промышленности, а именно в информационной сфере. Губернатор — лицо официальное, прямой ваш подчиненный. Но вы его не опровергли, докторов к нему не послали. Значит, в системе официальных взглядов Иван Грозный ездил в Петербург и даже, может быть, благословил вас на президентство.

Г-н президент, мы пытаемся шутить только ради того, чтобы не впасть в отчаянье.

В отчаянье нас погружает вторая (и далеко не самая страшная) фраза документа:

В настоящей Доктрине под информационной сферой понимается совокупность информации, объектов информатизации, информационных систем, сайтов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (далее — сеть «Интернет»), сетей связи, информационных технологий, субъектов, деятельность которых связана с формированием и обработкой информации, развитием и использованием названных технологий, обеспечением информационной безопасности, а также совокупность механизмов регулирования соответствующих общественных отношений.

Смогли прочесть? Смогли понять? <…> Г-н президент, то, что невозможно понять, — невозможно исполнить. То, что можно понять как угодно, — будет использоваться как угодно. Кому угодно? Любому олуху с властными полномочиями. Разве там у вас наверху нету дураков? Их полно; активные, злобные. Считается, будто активность и злобность помогают делать карьеру, заменяют мозги. Они якобы способны управлять, добиваться достижений. Но не всего можно достичь битьем. «Протон» не лошадка, кнут не придает скорости, святая вода не поднимает к небу, ракета падает, а Доктрина информационной безопасности может быть повернута так, что сказать об этом будет нельзя.

Вот 12-й пункт подписанной вами Доктрины: Наращивается информационное воздействие на население России, в первую очередь на молодежь, в целях размывания традиционных российских духовно-нравственных ценностей.

Г-н президент, кто, по-вашему, оказывает информационное воздействие на население России? Кто его наращивает? Ответ, казалось бы, на поверхности: федеральные телеканалы. Количество политических, а по сути пропагандистских телешоу растет постоянно. Ни одна вражеская пропагандистская программа (если таковые есть) нашим ТВ не транслируется, до народа не доходит. А кто эта «молодежь», на которую в первую очередь и т.д.? <…> Что формирует духовно-нравственные ценности ребенка? Что сильнее действует: зарубежный клип или лживость и жестокость учителей, пьющие и бьющие родители, дикие цены на высшее образование, ничтожные стипендии и ничтожное количество бюджетных мест в университетах? Какая информационная агрессия в каких-нибудь CNN и New York Times сравнима с разрушительными действиями правительства? «Денег нет, но вы держитесь», «у полковника полиции найдено 20 миллиардов», «украли космодром», «украли стадион»…

***

Возможно, это письмо — прямое нарушение Доктрины информационной безопасности. Возможно, оно подорвет духовно-нравственную стойкость пятого помощника второго секретаря руководителя департамента главного управления. Возможно, эта Доктрина — некое подобие закона, очередное дышло в руках власти, чтобы перебить хребет последним средствам массовой информации, чтобы остались только средства массовой дезинформации. За последние годы (за годы вашего правления) были предприняты десятки попыток урезать закон о печати, обуздать свободу слова; и, похоже, что и эта Доктрина — очередной рывок узды <…>

Журналист, ваше превосходительство, не может повредить информационной безопасности. У нас нет допуска к секретам. Поэтому и выдать их мы не можем. Выдать секреты может только тот, кто допущен к ним. Если болтает генерал (говоря казенным языком, информирует) — то мы думаем, что уж он-то знает, что можно говорить, а что нет. Если генерал или важный госчиновник что-то говорит журналисту — он должен понимать, что говорит всему миру. Такая у журналиста работа: рассказать всем и раньше всех. Неужели этот условный генерал идиот и не понимает таких простых вещей? Гнать его или сажать — вам виднее. Посмотрите, г-н президент, пункт 2: Национальные интересы Российской Федерации в информационной сфере (далее — национальные интересы в информационной сфере) — объективно значимые потребности личности, общества и государства в обеспечении их защищенности и устойчивого развития в части, касающейся информационной сферы.

Что значит «объективно значимые потребности»? Кто определил, какие потребности объективно значимые, а какие нет? Это же загадка, простор для толкователей, простор для тех, кто замахнулся этим дышлом. Как соединились здесь объективно значимые потребности личности, общества и государства в обеспечении защищенности? Личность — в любой стране! — находится если не в состоянии войны, то в постоянной борьбе с государством за свои права. Государство поднимает налоги, урезает пенсии, опускает прожиточный минимум и постоянно не выполняет собственных обещаний. Таким образом, значимая потребность личности — призвать государство к ответственности, а значимая потребность государства — чтобы было тихо.

В том числе в информационной сфере. Потребность личности — гласность. Требование власти — тайна. И добро бы только военная тайна. Но ведь от граждан скрывают даже протоколы, где видно, как они, граждане, голосовали на самом деле.

Информационная безопасность Российской Федерации (далее — информационная безопасность) — состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних информационных угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод человека и гражданина, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальная целостность и устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации, оборона и безопасность государства.

Г-н президент, вы уже 17 лет командуете страной. И вдруг вам стало не хватать безопасности? С чего бы это? <…> Мы всей редакцией (все, кто умеет читать) изучали Доктрину и поняли одно: она резко уменьшает состояние защищенности личности и общества от государства. А проклятый Запад поймет ее превратно и использует по назначению.