Экспорт революции

Артем Коваленко
6 февраля 2017, 00:00
  Урал

Для завоевания внешних рынков и существенного роста доли несырьевых товаров господдержки экспортеров недостаточно, вся экономика должна стать конкурентоспособной и экспортно ориентированной

Фото: Игорь Бадов

Российский экспортный центр (РЭЦ) опубликовал аналитическую справку о развитии экспортной деятельности за 11 месяцев прошлого года. Согласно данным ФТС России, стоимостный объем всего экспорта составил 254 млрд долларов. Если сравнивать с январем — ноябрем  2015 года, он уменьшился на 60 миллиардов (19,2%). Основной вклад в отрицательную динамику внесло топливо, на которое пришлось 84% совокупного снижения (52 млрд долларов). Всего поставки сократились по 8 из 11 товарных групп.

Несырьевой неэнергетический экспорт по итогам 11 месяцев уменьшился на 8% (к январю — декабрю 2015 года) до 96 млрд долларов. «Если в абсолютных величинах несырьевой (в том числе высокотехнологичный) экспорт несколько сократился в 2016 году, то процентное значение его в общем объеме экспорта растет, то есть улучшается структура экспорта», — констатирует заведующий кафедрой торговой политики Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Геннадий Иванов. РЭЦ подтверждает тренд: «По сравнению с прошлым годом доля несырьевых поставок  из РФ выросла на 4,5% и достигла в общем объеме 38%». Это сопоставимо с развитыми странами.

Тему диверсификации экспорта и увеличения несырьевой составляющей  «Э-У» внимательно отслеживал в прошлом году (см., например,  «Попасть в передел», «Э-У» № 1 — 3 от 19.12.2016, «Что вы гоните», «Э-У» № 8 от 22.02.2016). В 2017-м мы не просто продолжим дискуссию о совершенствовании системы продвижения российских товаров на внешние рынки, но и активно будем привлекать к ней бизнес, у которого есть успешный или не очень успешный опыт выхода в другие страны. В этой публикации с помощью экспертного сообщества мы проанализируем итоги 2016-го

и обозначим перспективы развития несырьевого экспорта на ближайшие 12 месяцев.

Царица полей против химии

Вернемся к статистике: разберемся в причинах падения несырьевого экспорта и выделим новые точки роста. Поставки сократились по 7 из 10 товарных групп. Около 45% совокупного снижения обеспечили химические товары, металлопродукция — 38%, продукция машиностроения — 11%. Наибольшие отрицательные темпы (к прошлому году) показали химтовары (19%) и металлопродукция (13%). Если смотреть не по группам, а по товарным позициям, топ-3 по падению будет выглядеть следующим образом: калийные удобрения (минус 1,2 млрд долларов), части компьютеров и счетных машин (минус 1,1 миллиарда), никель (минус 0,8 миллиарда). Аналитики РЭЦ связывают отрицательную динамику с «провалом в первой половине года, который был обусловлен падением мировых цен на ряд важнейших товаров».

Теперь о позициях, которые прибавили. За 11 месяцев увеличился экспорт пшеницы (+0,4 млрд долларов), кукурузы (+0,24 миллиарда), подсолнечного масла (+0,2 миллиарда), мороженой рыбы, ракообразных, шин, стиральных машин, пиломатериалов, стальной катанки, крафт-бумаги и крафт-картона, телефонной аппаратуры, зернобобовых, моторных железнодорожных вагонов, труб большого диаметра, горячекатаного листового проката, фанеры, контейнеров, глинозема, подсолнечника, семян льна и лекарств. Каждая из этих позиций выросла более чем на 40 млн долларов. В физических объемах наибольший рост показали металлы платиновой группы (в 2,3 раза или на 54 тонны), кукуруза (на 48% или 1,5 млн тонн), пшеница (на 26% или 4,7 млн тонн) и шины (на 24% или 4,5 млн штук). В группу лидеров также попали горячекатаный нелегированный листовой прокат, ациклические спирты, ракообразные и фанера.

— Вывод следует сделать такой: увеличивается доля экспорта товаров с высокой добавленной стоимостью, — убежден Геннадий Иванов. — Если до недавнего времени львиную долю несырьевого экспорта составляли продукты переработки минерального сырья, то в настоящее время это металлопереработка, во­оружения, продукция атомного комплекса, авиастроения и АПК, растет экспортный потенциал туристического рынка. В этом перечне, как легко заметить, мала доля экспорта товаров потребительского назначения (за исключением АПК и, может быть, отчасти туристических услуг), что вызвано совершенно определенной, сложившейся за многие десятилетия структурой экономики — в этом заключен большой резерв развития несырьевого экспорта. 

Согласно статистике ФТС, за 11 месяцев в структуре несырьевого неэнергетического экспорта продукция нижних переделов заняла 41% (40 млрд долларов), средних — 21% (20 миллиардов), верхних — 38% (36,5 миллиарда). По сравнению с январем — ноябрем 2015 года удельный вес продукции нижних переделов уменьшился на 1,3%, средних переделов — на 0,1%, верхних переделов вырос на 1,4%.

Эксперт Центра международной торговли (ЦМТ) Москвы Алла Клюева обращает внимание, что по итогам 2012 — 2015 годов несырьевой экспорт первого передела (например, в сельском хозяйстве — замороженные туши, в металлургии — заготовки, в легкой промышленности — нити) составил 39,4% от общего объема, а последующего передела (продукты питания, ткани, прокат и пр.) ­— 60,6% или 107 млрд долларов соответственно. Физические объемы экспорта последующего передела демонстрируют рост в течение последних трех лет, при этом в 2015 году прирост составил всего 3,8%, что практически в два раза ниже уровня 2014 года (больше снизился прирост по продукции первого передела). На снижение темпов оказывают влияние общемировые тенденции сокращения объемов производства и потребления, падение цен на нефтепродукты и, соответственно, природный газ, цветные и черные металлы.

Вперед, к 1903 году

Эксперты, опрошенные «Э-У»,  убеждены, что в 2017 году доля товаров с высокой добавленной стоимостью в структуре несырьевого экспорта будет расти.

— Усиливается внешний спрос на продукцию транспортного, энергетического машиностроения, спецтехники, сельского хозяйства, — перечисляет аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман. — Многократно выросли продажи за рубеж таких технологичных изделий, как полиэфирные волокна, аппаратура для рентгена, микропроцессоры и даже стиральные машины. Лучшим экспортным проектом признана компания «Пумос» из Орла, удостоенная национальной премии (по итогам конкурса «Опоры России»), один из лидеров производства светодиодных светильников.

Аналитики ЦМТ делают ставку на транспортное машиностроение:

— Это одна из наиболее динамично развивающихся российских отраслей. Предприятия смогли обеспечить локализацию производства современных локомотивов, электропоездов и реализовать производство импортируемой ранее железнодорожной техники. Со времен СССР продукция отрасли поставлялась Индии, Ирану, Ираку, а также странам Латинской Америки, Юго-Восточной Азии. Показательным является реализация комплексного проекта в республике Куба, включающего пятилетнюю поставку новых тепловозов, строительство локомотивного депо, капитальный ремонт ранее поставленных локомотивов, обучение персонала, а также техническое обслуживание в течение тридцати лет. Это не просто проект гарантированного сотрудничества в области несырьевого экспорта, это своего рода ключ к рынку Латинской Америки.

— В том числе благодаря продукции машиностроения (суда, автотехника и др.) несырьевой экспорт России в ноябре 2016 года по сравнению с ноябрем 2015-го увеличился на 17% и составил рекордные 11 млрд долларов, — подчеркивают аналитики РЭЦ. — Безусловно, свою лепту внесли и другие товарные группы, например, черные и цветные металлы.

— В нынешнем году можно ожидать дальнейшего развития поставок алюминиевых полуфабрикатов из России за ее пределы, будь то плоский прокат или профили. В принципе даже возможен выход на зарубежные рынки кого-то из отечественных производителей алюминиевых радиаторов, ведь в валютном эквиваленте их продукции вполне может оказаться по цене конкурентоспособной по отношению к заграничным аналогам, — прогнозирует заместитель главного редактора журнала «Металлоснабжение и сбыт» Леонид Хазанов. — Предприятия алюминиевой отрасли за последний год заметно активизировались.

С одной стороны, как и прежде, за границу в довольно значительных объемах вывозится первичный алюминий и его сплавы (по итогам 2016 года имели наибольший вес в несырьевом экспорте России — 4,8%. — Ред.) и, пожалуй, алюминиевый прокат, с другой стороны, в 2016 году отдельные экструзионные заводы стали прилагать усилия по экспорту алюминиевых профилей в Европу. Конечно, на европейском рынке и без их продукции царит жесткая конкуренция, тем не менее определенных положительных результатов им удалось добиться.

По мнению Аллы Клюевой, новым перспективным направлением, где Россия может занять лидирующее место в мире, является экспорт информационных технологий:

— Большинство экспортных услуг российских ИT-компаний являются новыми в общей структуре добавленной стоимости ИT-продуктов, а объем экспорта составляет 7 млрд долларов. В стратегии развития до 2025 года отражена позиция Ростеха, которая определяет приоритетным выход на уровень глобального конкурента за счет «умных» продуктовых экосистем. С целью реализации комплексного подхода сформирован профильный радиоэлект­ронный кластер Ростеха, объединяющий компетенции самых крупных в России компаний радиоэлектронной отрасли, что уже позволило российским производителям сформировать ряд масштабных интеллектуальных экосистем. Российские производители могут претендовать на лидерство в целом ряде сегментов высокотехнологичных товаров, но для этого они должны проявлять больше активности, чтобы объединяться в рамках отраслей и выходить на зарубежные рынки уже с пакетными предложениями.

Самые оптимистичные ожидания — от экспорта продовольствия. По прогнозам РАНХиГС, Института Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли Минэка РФ (подготовили мониторинг экономической ситуации в РФ), в 2017 году Россия может стать нетто-экспортером продовольствия:

— В последние годы экспорт агропродукции из России рос быстрее темпов ее импорта, что позволило уменьшить отрицательное сальдо внешней торговли. Так, в 2013 году оно составило 27 млрд долларов, в 2015-м — 10,3 миллиарда, а по итогам января — октября 2016 года сократилось до 6 миллиардов. По отдельным видам продукции страна вышла на лидирующие позиции в мире. Например, в 2015 году Россия занимала второе место в мире по объемам экспорта пшеницы, ячменя, гороха, нута, масла подсолнечного, семян льна, жмыхов и шротов, первое место по объемам экспорта гречихи и свекловичного жома. Продвижение России в рейтинге по экспорту пшеницы, например, обусловлено его сокращением из США: с 24,5 млн тонн в 2014 году до 21 млн тонн в 2015-м. По гречихе ситуация схожая: занимавший 1-е место Китай сократил экспорт практически на четверть (с 41 тыс. тонн до 30 тыс. тонн).

По мнению экспертов, чтобы сложилось положительное сальдо, необходимо максимально использовать конкурентные преимущества отечественных производителей: увеличить экспорт традиционных видов продукции (зерно, масло растительное), выйти на мировой рынок с новыми видами экспортной продукции  (мясо птицы, свинина, сахар, картофель). В пример приводится опыт Украины, являющейся основным конкурентом России на мировом рынке агропродовольствия: у нас одни и те же виды экспортируемой и импортируемой продукции, страны конкурируют за доли в одних и тех же сегментах мирового рынка. После вступления в ВТО сальдо продовольственного торгового баланса Украины стабильно положительное и имеет возрастающий тренд.

ЦМТ разделяет оптимизм: экспорт сахара (тростникового, свекловичной, химически чистой сахарозы) по итогам прошлого года составил всего 8 тыс. тонн, а за девять месяцев 2016 года превысил 18 тыс. тонн. По группе «свинина» (свежая, охлажденная, замороженная) российский экспорт составлял в 2015 году 4,4 тыс. тонн, а за девять месяцев текущего года — 11,4 тыс. тонн, причем, если сравнить периоды январь — сентябрь 2015 и 2016 годов, объем экспорта возрос в пять раз.

Выступая на Гайдаровском форуме, глава Минпромторга РФ Денис Мантуров заявил о задаче увеличить поставки сельхозпродукции к 2025 году — в четыре раза. «Это реалистично», — уверен министр. Другая задача — к 2018 году удвоить экспорт сельскохозяйственных машин. Участники форума оценили экспортный потенциал российского агрорынка в 300 — 400 млрд долларов. Это сравнимо с нефтегазовым сектором. А первый вице-премьер Игорь Шувалов предупредил сельхозпроизводителей о вероятной отмене контрсанкций в начале 2018 года: «Они в основном выполнили свою задачу: наши поставщики смогли занять свою нишу, “дошли до полки”. Надо открывать рынок, чтобы приходили иностранные поставщики. Иначе российские производители начнут слабеть, им нужна здоровая конкуренция. Конкурировать сможем. И будем выходить на экспорт».

Играй на чужом поле

Как государство намерено поддерживать несырьевых экспортеров? По словам заместителя министра экономического развития РФ Станислава Воскресенского, есть три магистральных направления: «Первое — это меры системного характера, второе — работа по упрощению доступа товаров и услуг на крупнейшие рынки, включая построение совместных цепочек добавленной стоимости и третье — отдельные специальные меры отраслевой поддержки». Чиновник уточнил, что под системными мерами понимается настройка регуляторики валютного, таможенного, налогового законодательства и других административных процедур, а также госсервисов помощи экспортерам, и обозначил цели на 2017 год: сокращение оформления паспорта сделки до одного дня, оперативное возмещение НДС при несырьевом экспорте. Замглавы Минэка считает, что это позволит наращивать поставки на 7% в год до 2025 года: «Это означает фактически удвоение несырьевого экспорта, что в абсолютных цифрах примерно 150 млрд долларов». По предварительным оценкам Минэка, по итогам 2016 года несырьевой «экспорт составил 111 млрд долларов, что совпадает с цифрой 2007 года».

По мнению Аллы Клюевой, правительство включило развитие несырьевого экспорта в число приоритетных проектов с целью не только нарастить его объемы, но и существенно расширить спектр конкурентоспособных компаний:

— Активно развиваются национальные механизмы финансовой и нефинансовой поддержки экспортеров: создан РЭЦ, появились страховые и финансовые продукты для экспортеров, ведется работа в рамках дорожной карты по поддержке экспорта на базе Агентства стратегических инициатив, проводятся бизнес-миссии и выставки, работают межправительственные комиссии и торгпредства, единый портал внешнеэкономической информации, началось формирование российских торговых домов за границей. Ведется работа по упрощению документации, устранению торговых барьеров и многим другим направлениям.

— В последнее время российские экспортеры смогли наладить продуктивный диалог с органами власти в отношении поддержки отечественного экспорта. Так, в декабре 2016 года было принято постановление правительства РФ, регулирующее компенсацию части затрат на сертификацию продукции для выхода на мировой рынок, — напомнил президент корпорации ТехноНИКОЛЬ, член президиума Генсовета «Деловой России» Сергей Колесников. —  Это должно увеличить количество экспортеров, расширить номенклатуру поставляемой высокотехнологичной продукции и географию экспорта такой продукции. И экспортеры уже начали получать прописанные в постановлении субсидии. Кроме того, в конце прошлого года заработало постановление правительства РФ «О предоставлении субсидий российским производителям на финансирование части затрат, связанных с регистрацией на внешних рынках объектов интеллектуальной собственности». Мы, например, планируем развивать активность по патентованию за рубежом и рассчитываем, что данный вид поддержки станет для компании активным подспорьем в выводе своих инновационных продуктов на зарубежные рынки.

— Мы научились работать с новыми рынками, некомфортными для нас, — считает генеральный директор РЭЦ Петр Фрадков.

— Эффективность участия российских компаний в проектах международной кооперации, привлечения иностранных инвестиций для последующей реализации продукции в третьих странах и многие другие инструменты экономического развития обусловлена конкурентоспособностью отечественной системы поддержки экспорта. Одной из составляющих этой системы является субсидиарная поддержка — на сертификацию, патентование, омологацию (доведение до стандартов страны-потребителя. — Ред.), логистику и транспортировку. Еще одна составляющая — создание экспортной среды, основанной на работе как внутри страны, так и на внешних рынках.

По словам главы РЭЦ, многие крупные экономики выросли, поставив целью выход на внешние рынки — та же Япония, Корея:

— Идет конкуренция не только товаров и услуг, но и систем поддержки экспорта. Эти системы контролируются, оценивается их эффективность. Возможность реализовать продукт за рубежом — это лучшее мерило его качества. Если продукт продвигается на внешнем рынке, значит, он качественный, конкурентоспособный, и его можно смело предлагать и внутреннему потребителю. Только экспортно ориентированная экономика может полноценно использовать все преимущества различных международных организаций, в частности ВТО.

Основными направлениями несырьевого экспорта в последние годы являются СНГ, Европа, АТР и Ближний Восток с Африкой. В январе — ноябре 2016 года ведущими регионами российского несырьевого экспорта были СНГ — 22,3 млрд долларов (23%), Восточная Азия — 12,8 млрд долларов (13%), Западная Европа — 12 млрд долларов (12%) и Ближний Восток — около 10 млрд долларов (10%). Согласно исследованию РЭЦ, лучшая динамика зафиксирована в экспорте в Северную (+48%) и Тропическую Африку (+24%). Значительно выросли поставки в Алжир (+1,5 млрд долларов.), Иран (+0,8 миллиарда), Великобританию (+0,6 миллиарда) и Египет (+0,4 миллиарда).

— Геополитическая ситуация вокруг России принесла не только сложности, а наоборот, открыла для государства новые рынки в Азиатско-Тихоокеанском регионе, — подытожила Алла Клюева. — Вступает в силу соглашение о свободной торговле с Вьетнамом, идет работа по созданию российской индустриальной зоны в Египте. 40 стран заявили о желании тесно сотрудничать с Россией в торгово-экономическом направлении.