Как вытащить вуз на мировой уровень

Экономика и финансы
Москва, 26.06.2017
«Эксперт Урал» №26 (733)
Уральский федеральный университет сделал ставку на прорывные научные направления: они станут драйвером роста в ближайшие годы

ЕЛЕНА ЕЛИСЕЕВА

Высокие результаты сразу в двух ведущих вузовских рейтингах показал Уральский федеральный университет. Во-первых, он улучшил позиции в QS World University Rankings, продемонстрировав рост на 150 пунктов. Теперь УрФУ в группе 491 — 500 среди 26 тыс. университетов на планете. А позиция в QS среди университетов России выросла с 17 до 13 места: по академической репутации вуз стал восьмым в стране, а по количеству иностранных преподавателей — шестым. Во-вторых, в рейтинге вузов «Эксперт РА» УрФУ занял девятое месте по трем показателям — уровню научно-исследовательской деятельности, востребованности выпускников работодателями и количеству выпускников в составе правления крупнейших компаний страны.

— Прорыв стал результатом слаженной работы, которая велась с момента старта программы повышения конкурентоспособности в мире (проект 5 — 100), — прокомментировал итоги исследований ректор

УрФУ Виктор Кокшаров. — Составители отмечают рост по репутационным показателям, в особенности — по репутации среди работодателей: все больше российских и международных экспертов высоко оценивают нашу деятельность в сфере науки и подготовки студентов. Мы продолжим работу по повышению академической репутации и репутации среди работодателей. Останавливаться и расслабляться нельзя: темп развития университетов и роста конкуренции в образовательной среде очень высок.

В интервью «Э-У» Виктор Кокшаров рассказал, как приблизиться к международным образовательным стандартам и какие трудности преодолевает университет при формировании новой траектории развития.

— Виктор Анатольевич, за несколько последних лет было запущено множество мероприятий по гармонизации российской системы образования с европейской. По сути, сейчас мы находимся на экваторе выполнения проекта 5 — 100. Как вы оцениваете динамику движения УрФУ?

— Для нас это было серьезное испытание, поскольку потребовало перестройки организационной, образовательной и научной моделей. Для университета, людей, которые многие годы привыкли жить и работать по-другому, это было непросто. К тому же процесс трансформации сопровождался объединением двух абсолютно разных университетов — технического и классического, с разными традициями и миропониманием. Но мы это сделали: и не столь болезненно, как это могло бы быть. Объединение позволило УрФУ стать ведущим университетом, получить деньги на программы развития, закупить современное оборудование, провести ремонт и привлечь средства на инфраструктурные проекты.

В программе повышения конкурентоспособности Уральский федеральный участвует с 2013 года. В дорожной карте, которую мы подготовили и защитили перед Международным советом проекта 5 — 100, определили для себя цели на каждом из этапов ее реализации. На первом, в 2013 — 2014 годах, было необходимо задействовать внутренний потенциал, который есть в университете, дать возможность раскрыться научным школам, преподавателям, которые дают современный образовательный продукт. Это удалось. Мы ставили задачу — войти в международные коллаборации, показать себя на глобальном рынке игроком, обладающим необходимыми компетенциями. В результате резко возросла публикационная активность, практически в два раза за два года. Произошел серьезный рост научно-исследовательских работ. Когда мы объединялись в 2009 году, бюджет, привлеченный на НИОКР, не превышал на два университета и 500 млн рублей. В прошлом году эта сумма составила 1,8 млрд рублей.

На втором этапе, за 2015 — 2016 годы, для нас было важно провести модернизацию образовательного и научного процессов. Студенты бакалавриата за это время получили возможность выбирать индивидуальные траектории обучения. Что представлял собой образовательный процесс в советское время в аналогичном нашему университете? Студент входил в какое-то одно направление и как по «трубе» шел до четвертого или пятого курсов, не имея возможности отклониться в сторону, выбирать модули, которые ему интересны, которые не только расширяют кругозор, но и наращивают его компетенции и, соответственно, делают более востребованным на рынке труда. Сейчас студенты бакалавриата после прохождения обязательной подготовки выбирают модули и сами строят образовательные траектории.

Кроме того, мы укрепили связь образовательных дисциплин с практикой. Важно, чтобы те, кто учится в университете, понимали, куда потом пойдут работать, на какую зарплату могут претендовать, какие к ним будут предъявляться требования. Именно поэтому мы обратили особое внимание на практическую часть обучения. Сейчас она составляет 25% от общего объема часов. Также мы стали применять современные технологии, связанные с онлайн- или дистанционным обучением, не подменяя никоим образом весь процесс обучения, но включая все эти формы в общие программы. Это позволяет студентам получать лучшие курсы и из других университетов, дает больше возможностей для самостоятельной работы с научной литературой в областях знаний, которые их интересуют.

И еще одна важная задача второго этапа — построить всю линейку от фундаментальных исследований до практического воплощения в промышленности. Объем заказов от промпредприятий за это время вырос в два раза. Целый ряд продуктов предложили рынкам наши ученые-исследователи. Приведу в пример всем известный «Триазавирин», на подходе еще несколько препаратов — и антивирусных, и противоопухолевых, и антидиабетических.

Я говорил о кратном росте объема науки, а это было бы невозможно, во-первых, без публикаций в международных признанных журналах: их должны читать, их должны цитировать. Одним из важнейших показателей в конкурсах на различные гранты как раз является публикационная активность. Во-вторых, без современного оборудования, которое мы закупили за эти годы: оно позволяет проводить серьезные исследования на мировом уровне, привлекать ученых из-за рубежа.

Сейчас в реализации дорожной карты мы находимся на третьем этапе. Главная задача — вывести на международный уровень несколько прорывных направлений научных исследований. Мы выбрали шесть таких проектов. Например, один из них связан с использованием перспективных магнитных материалов. Это различные датчики, сенсоры, электромоторы на постоянных магнитах. Это огромный рынок — десятки миллиардов долларов. У нас есть возможности объединить усилия Института физики металлов УрО РАН и Института естественных наук и математики УрФУ, чтобы произвести продукт мирового уровня.

Еще один важный проект — производство автономных электрохимических источников тока на базе отечественных высокоэффективных твердооксидных топливных элементов. Такие источники позволяют решать массу задач по обеспечению энергией удаленных производственных и жилых объектов. Серьезные проекты запущены по исследованию протопланетного вещества: в качестве материала для анализа задействованы метеориты и космическая пыль, в том числе собранные учеными УрФУ на участках голубого льда в Антарктиде, холодных и горячих пустынях. Другое направление — разработка фундаментальных основ новых функциональных материалов на базе низкоразмерных модификаций углерода. Проведены теоретические квантовые расчеты, которые позволяют предсказать уникальные свойства этих материалов различных модификаций. В частности, предсказано получение на основе наших материалов высокотемпературных сверхпроводников. Назову еще два проекта — это использование больших данных, так называемых Big Data, при построении технологической платформы Smart Grid, и комплексная система климатоэкологического мониторинга, разработка и организация производства новой техники для мониторинга и мультимасштабное моделирование состояния криосистемы Арктики.

«Мы делаем все, чтобы ВШЭМ, обладающая мощнейшим потенциалом, могла развиваться. У нее уже сейчас есть хорошие образовательные программы, особенно “Мировая экономика и международный бизнес”, получившая престижную аккредитацию EPAS»

Все эти проекты внесут большой вклад в развитие мировой науки и позволят университету занять лидирующие позиции по ряду направлений — как в России, так и в мире. Мегапроекты осуществляются тремя стратегическими академическими единицами (САЕ) университета, которые созданы для концентрации деятельности на прорывных фронтах науки и образования.

Они должны показывать быстрые результаты

— Какова роль САЕ в развитии университета?

— Создано уже три САЕ, или лучше назовем их крупными научными школами: Институт естественных наук и математики, Инженерная школа новой индустрии и Институт радиоэлектроники и информационных технологий — РтФ. Например, главные задачи Инженерной школы новой индустрии — формирование нового образа мышления инженеров, создание образовательных программ, которые выведут инженерные направления УрФУ на высокий международный уровень, чтобы мы кадры готовили не только для российской промышленности. Понятно, что и другие САЕ ориентированы на встраивание в международную академическую повестку, связь образовательного процесса и исследований, значимый научный задел. На этапе формирования еще две школы. В мае статус САЕ приобрела Высшая школа экономики и менеджмента УрФУ. Решение принято Инвестиционным комитетом университета. ВШЭМ защитила «Дорожную карту развития до 2020 года» и приступила к проработке портфеля стратегических проектов. Кстати, эта САЕ заняла второе место по количеству баллов, присваиваемых Инвесткомитетом.

Еще одна школа — Уральский гуманитарный институт, создаваемый на базе Института гуманитарных наук и искусств и Института социальных и политических наук. Есть мнение, что мы притесняем гуманитариев, помогая в первую очередь технарям.

Нет. Наоборот, принято решение, что эти две крупные гуманитарные школы получат первоочередное финансирование на дополнительные исследования — 60 млн рублей. Этого сейчас достаточно, чтобы запустить целый блок серьезных проектов.

Я бы отдельно отметил, что последние два-три года гуманитарии стабильно выигрывают гранты с международным сопровождением. Из научных журналов, издаваемых УрФУ, только один технический, остальные — социально-экономического и гуманитарного направления. Пожалуй, самый успешный — Quaestio Rossica. В нем публикуются исследования в области культуры, искусства, истории, археологии, лингвистики и литературы России. Издание индексируется системами Web of Science и Scopus. Еще один перспективный проект — англоязычный электронный журнал R-Economy, который знакомит с последними результатами российских и зарубежных исследований в сфере региональной и городской экономической политики. Эта тема чрезвычайно важна с точки зрения практики: на страницах журнала обсуждаются идеи, которые затем наши эксперты предлагают органам государственной власти.

— Какие условия сейчас создаются для реализации потенциала САЕ?

— Это же взаимный процесс — не только добрая воля ректората или руководства университета, но в первую очередь инициатива тех, кто работает в институтах. Они должны принять на себя высокий и весомый груз ответственности, согласиться на организационные изменения, на получение дополнительных и очень серьезных полномочий и ответственности. Финансы — в ответ на обязательства. Сотрудники институтов должны показывать результаты, причем достаточно быстро. Мы не требуем, чтобы они прямо сейчас в данную минуту совершили прорыв, но в ближайшей перспективе — через год, два, три — должны показать очень серьезную динамику роста. И под эти обязательства выделяются ресурсы, дополнительные полномочия, придаются самостоятельность и автономность.

Протест иссякнет, когда они станут хозяевами

— Что стоит за процессами трансформации системы управления, образовательных систем, построения гибких систем обучения? Какие трудности преодолевает университет при формировании новой траектории развития?

— Сами по себе университеты — это достаточно консервативные образования. Понятно, традиции должны чтиться. Это определенная база, ее нельзя разрушать. Но, если мы не будем развиваться в соответствии с требованием времени, университет превратится в колледж, который готовит специалистов ниже среднего уровня. Мы должны двигаться вперед, должны производить изменения, иногда болезненные для части коллектива. Мы опираемся на людей, которые хотят изменений и видят выгоды этих процессов. При этом мы делаем все, чтобы сохранить консенсус в коллективе. Есть недовольные, и они будут. Это надо воспринимать как данность. Мы продолжаем движение вперед, попутно убеждая сотрудников, что это важно делать, чтобы не просто присутствовать на рынке образования, а бороться за лидерство.

— По вашему мнению, почему переезд подразделений ВШЭМ в кампус на улице Гоголя вызвал такой резонанс? Мировая практика не только приветствует подобные действия, но и считает необходимым формирование университетских кампусов с целью создания благоприятных условий с учетом современных требований и развития в структуре города.

— Это вопрос привычки. Я понимаю преподавателей, которые десятки лет ходили в одно здание, расположенное в центре города, привыкли там работать, а им говорят, что надо переехать в другое. Оно тоже в центре расположено. Протест иссякнет, когда они поймут все прелести существования в собственном здании. Мы его полностью отдаем ВШЭМ, сейчас там ремонт, мы вложили деньги, чтобы привести его в хорошее состояние. Они почувствуют себя хозяевами. Не просто одними из жильцов в коммунальной квартире, как это сейчас происходит на Ленина, 51. Нужно время, чтобы понять преимущества. Мы делаем все, чтобы ВШЭМ, обладающая мощнейшим потенциалом, могла развиваться. У нее уже сейчас есть хорошие образовательные программы, особенно «Мировая экономика и международный бизнес», получившая престижную аккредитацию EPAS (EFMD Programme Accreditation System) от Европейского фонда развития менеджмента. Подобный статус в России имеют всего пять программ.

ВШЭМ котируется в России

— Какова роль Высшей школы экономики и менеджмента в развитии университета, его продвижении на международные рынки образовательных услуг? Отвечает ли ВШЭМ запросам по интернационализации исследований и образовательных программ?

— Сказать, что все институты УрФУ на 100% отвечают запросам, я пока не могу. Но движение вперед есть. Кроме программы ВШЭМ, рассчитанной на бакалавров, которую я назвал выше, могу перечислить еще несколько магистерских — «Международный менеджмент» (программа двух дипломов с Университетом Лилль-1, Франция), «Международный финансовый менеджмент», имеющая престижную аккредитацию ACCA, и т.д. Создана продуктивная лаборатория международной и региональной экономики, которую возглавляет почетный профессор Технологического университета Дрездена, президент Саксонской академии наук Ханс Висмет. Под его руководством работает целый ряд исследователей, которые к нам приезжают на постдоковские позиции и в аспирантуру. Согласно предметному рейтингу научной продуктивности университетов России «Рейтинг факультетов-2017» аналитического центра «Эксперт», по экономике УрФУ занимает 7 — 8 место, это лучший результат университета среди 13 предметных областей рейтинга. ВШЭМ превратилась в центр консалтинга и экспертизы для многих регионов и муниципальных образований в России. В заслугу ВШЭМ я бы поставил участие в подготовке Стратегии социально-экономического развития и Стратегии инновационного развития Свердловской области, в исследовательском проекте в рамках работы Центра стратегических разработок под руководством Алексея Кудрина над проектом программного документа по стратегическому развитию России. Это экспертная и консалтинговая составляющая, что говорит о силе и влиянии коллектива ВШЭМ.

Экономическое образование, образование в области менеджмента популярно не только у абитуриентов России, но и абитуриентов из-за рубежа. И чем больше мы будем вводить англоязычных программ, особенно в магистратуре, тем чаще к нам будут приезжать мотивированные талантливые студенты из других стран. ВШЭМ котируется в России. Вы же слышали о последних рейтингах портала Superjob, который поставил наших выпускников в области экономики и финансов на 11 строчку в России. У Высшей школы экономики и менеджмента есть очень хорошие перспективы, в том числе и в области ИТ. Именно во ВШЭМ развивается такое направление, как бизнес-информатика. Им надо готовить специалистов, которые будут понимать, что такое биткойн, интернет вещей и блокчейн.

— Какой должна быть стратегия развития ВШЭМ в условиях высокой конкуренции на рынке экономического образования? Должна ли школа наращивать и без того приличный список академических партнеров с международной аккредитацией?

— На мой взгляд, нужно, чтобы появлялись новые программы по сотрудничеству с другими вузами, не только с Лиллем и Берлином. Нужно наращивать количество зарубежных студентов и преподавателей. Особенность нашего университета в том, что мы сохранили инженерно-экономические направления подготовки. Они становятся все более и более востребованными на предприятиях. Это касается и оборонки, и других секторов, которым не хватает специалистов, способных правильно рассчитать экономико-производственные процессы. К примеру, в ответ на этот запрос рынка мы запускаем магистерскую программу «Менеджмент», отличительная особенность которой — проектное обучение с защитой результатов для конкретных компаний. Это для нас важно, мы ведь работаем, исходя из потребностей экономики, и следим за ними, так что ВШЭМ есть куда развиваться. Стратегия, это ведь не то, что дано раз и навсегда, она должна корректироваться в зависимости от того, что происходит в мире и стране.

— Номер журнала, в который войдет интервью с вами, будет распространяться на международной выставке Иннопром. Ее партнерами в разные годы выступали Китай, Индия, сейчас Япония. Как выстраиваются у университета отношения с вузами этих стран?

— Пожалуй, наиболее успешные совместные программы организованы с Китаем. Эта страна инвестирует гигантские деньги в развитие высшего образования. Мы являемся соучредителями, сооснователями Ассоциации технических университетов России и Китая, координаторами по созданию Сетевого университета стран БРИКС. У нас много совместных публикаций с китайскими коллегами. И наши ученые постоянно ездят в КНР, и китайцы к нам приезжают, в том числе для занятия наукой и в качестве постдоков. С Японией тоже есть серьезные научные связи, например, в области материаловедения. Наша нанотехнологическая школа во главе с Владимиром Шуром имеет давние связи с крупнейшими вузами Японии. Пока в меньшей степени развиваются контакты с индийскими университетами, но и с вузами этой страны есть несколько научных проектов в областях фармацевтики и материаловедения. Индийцы в последнее время активно приезжают к нам на летние школы, которые мы организуем для студентов. Ближайшая будет в конце июня, приедут 150 индийцев. Мы начали реализовывать программы по медицинской биофизике и медицинской биохимии, готовимся открыть — по медицинской кибернетике. Они пользуются огромным спросом со стороны Индии и других государств. Мы нацелены на развитие международного сотрудничества, для нас это непросто какой-то индикатор, это возможность вытащить университет на мировой уровень, продемонстрировать, что мы востребованы, заявить о себе очень громко. 

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №26 (733) 26 июня 2017
    Зачем России цифровая экономика
    Содержание:
    Играем с первой цифры

    Цифровой экономике поставлены задачи: минимум — обеспечить свободу движения товаров, услуг и капитала, кооперацию хозяйствующих субъектов в цифровом пространстве; максимум — создать новые высокотехнологичные рынки и модели бизнесов, способные генерировать доходы

    Реклама