Наши «японцы»

Свердловская область
Москва, 03.07.2017
«Эксперт Урал» №27 (734)
Станкостроительное производство на Урале показывает возможность привлечения и внедрения передовых зарубежных технологий

Корпорация «Пумори» (Екатеринбург) занимается созданием на машиностроительных предприятиях России эффективных инновационных производств. С этой целью сотрудничает с ведущими мировыми производителями станкоинструментальной продукции из Японии, Германии, Нидерландов, Италии, Индии, поставляя на отеч ественные заводы современное оборудование. «Для нас простая перепродажа — неинтересный заработок, — говорит генеральный директор компании “Пумори-инжиниринг инвест” (входит в корпорацию “Пумори”) Владимир Ревзин. — Нам интересно разрабатывать КПавел Кобер Наши «японцы» Станкостроительное производство на Урале показывает возможность привлечения и внедрения передовых зарубежных технологийи внедрять комплексные инжиниринговые проекты на российских заводах».

С недавнего времени корпорация реализует проект по производству на своей площадке в Екатеринбурге японских станков Okuma. Владимир Ревзин рассказал о том, насколько тернистым оказался этот путь.

— Владимир Борисович, как возник проект российского производства станков «Окума-Пумори»? Кто был его инициатором — российская или японская сторона? 

— Идея возникла в 2007 году. По сути, это было совместное предложение руководства «Пумори» и правительства Свердловской области. Тогда состоялась поездка делегации Свердловской области во главе с губернатором Эдуардом Росселем в Японию. В составе делегации был и генеральный директор корпорации «Пумори» Александр Баландин. Гости посетили компанию Okuma, которая входит в тройку ведущих японских производителей станков. Японцам было сделано предложение организовать в Екатеринбурге совместное станкостроительное производство. Японцы пообещали его изучить.

Через некоторое время по заданию президента Okuma господина Ханаки три представителя компании прибыли в Россию, объехали и осмотрели множество российских предприятий, в том числе и нашу производственную площадку, на предмет возможности организации станкостроительного производства. Пообщались с директорами уральских машиностроительных предприятий — потенциальных потребителей. В итоге японцы откровенно сказали, что с их точки зрения Россия пока не готова к производству такого сложного продукта, как металлорежущее оборудование с числовым программным управлением (ЧПУ), на том уровне, на каком оно производится предприятиями Okuma. По сути, нам отказали. 

Владимир Ревзин: «Сегодня можем производить ежегодно до 200 станков, но пока нас сдерживает спрос» 053_expert_ural_27-1.jpg
Владимир Ревзин: «Сегодня можем производить ежегодно до 200 станков, но пока нас сдерживает спрос»

Наша компания — эксклюзивный дистрибьютор Okuma в России. Мы периодически встречаемся с представителями производителя, обсуждаем вопросы продвижения продукции на нашем рынке. И каждый раз мы снова и снова поднимали вопрос об организации совместного производства. В конце концов наше упорство привело к тому, что в 2011 году было подписано соглашение о начале работ по проекту Okuma-Пумори. Японцы не пошли на создание совместного предприятия, но мы договорились о подписании с нами лицензионного соглашения. 

— Если честно, зачем вам нужно было возиться с организацией у себя этого производства? Не проще ли было продолжить закупать из-за границы готовые станки Okuma по заказу российских предприятий? 

Началось все с маркетинговых исследований. За год была проведена большая подготовительная работа: мы определились с номенклатурой выпускаемого оборудования (обосновали японской стороне, что именно эти станки будут пользоваться в России наибольшим спросом), согласовали этапы локализации производства. Выбрали для производства эконом-серию станков Genos (высокоточные станки японцы нам пока не доверяют). Сотрудники нашей корпорации прошли специальное обучение на предприятиях Okuma. 

В итоге было создано не совместное предприятие, а производственное подразделение в рамках компании «Пумори-инжиниринг инвест», начавшее выпускать станки под торговой маркой «Окума-Пумори». 

В 2013 году мы собрали в Екатеринбурге первый станок Genos L-300M, на следующий год — уже 11 станков и начали частичную локализацию производства. Через год выпустили 26 станков. В 2016 году официально открыли серийное производство «ОкумаПумори» и произвели 34 станка. В планах этого года — 40 станков. Мы арендовали дополнительные площади, оснастив их самым современным оборудованием. Сегодня можем производить ежегодно до 200 станков, но пока нас сдерживает спрос.

Поначалу нам не очень-то доверяла японская сторона, их специалисты приезжали и проверяли каждый собранный нами станок, переиспытывали его после наших испытаний. С опытом качество выпускаемых станков становилось достаточным и стабильным. Японцы стали приезжать только раз в квартал и проводить лишь выборочную проверку. А сейчас японская сторона осуществляет контрольный надзор — раз в полгода. Японцы говорят, что качество производимого оборудования соответствует всем необходимым требованиям и на нашу продукцию можно давать двухлетнюю гарантию, которую традиционно предоставляет Okuma. 

— Насколько станки Genos, производимые у вас, отличаются по цене от тех, которые завозили в Россию с зарубежных предприятий Okuma?

— Наши дешевле на 15 — 20%. В части сервисного обслуживания — одинаково. Мы обслуживаем как наши станки, так и импортные.

Великий советский станок в помощь 

— Если честно, зачем вам нужно было возиться с организацией у себя этого производства? Не проще ли было продолжить закупать из-за границы готовые станки Okuma по заказу российских предприятий? 

— Еще задолго до того, когда против нашей страны были введены санкции, мы выступали за возрождение российского станкостроения, за то, чтобы выпускать собственный высокотехнологичный продукт.

Мы сами разрабатываем и производим современный металлорежущий инструмент. Поэтому естественным путем мы шли к идее производства металлорежущего оборудования, с тем чтобы комплексно обеспечивать наших клиентов российским продуктом. А когда была объявлена государственная политика импортозамещения, мы поняли, что оказались в тренде и не зря потратили на эти цели деньги — многие десятки миллионов рублей. Сейчас наша корпорация вошла в реестр Минпромторга России с серией из пяти моделей станков Genos как отечественный производитель. Попадание в реестр позволяет нам поставлять эти станки тем российским предприятиям, которые ограничены федеральным законодательством в части приобретения импортного оборудования. 

— Какой сейчас уровень локализации производства станков «Окума-Пумори»? 

— Мы защитили 43%, хотя достаточно не менее 30%. Федеральный закон требует от нас к 2021 году довести уровень локализации до 70%. Пока справляемся, движемся в этом направлении. Японцы разрешили нам в принципе производить все, за исключением систем ЧПУ и шариковинтовых пар. Сказали, что это навсегда останется за ними.

— Кому в России вы заказываете изготовление комплектующих? 

— Наши поставщики — со всей страны. В Свердловской области — производственное объединение «Октябрь» (КаменскУральский), екатеринбургские завод трансформаторов и магнитопроводов, Пневмостроймашина. Мы сами выпускаем ряд узлов и деталей. На Иннопроме-2017 планируется в том числе обсуждение вопросов локализации производимого в России совместно с иностранными партнерами оборудования. В рамках этого мероприятия планируем достичь договоренностей с российскими предприятиями. 

— Японцы вмешиваются в этот процесс? 

— Нет. Главные требования от них — чтобы были соблюдены качество и конфиденциальность: их разработки и решения не должны уйти на сторону.

— Вас ограничивают в географии сбыта произведенных станков? 

— Можем продавать хоть где. Но пока получается только в России и Казахстане. Наши потребители — это и частные предприятия, оказывающие услуги металлообработки, и предприятия с государственным участием различных сегментов машиностроения (транспортного, энергетического, автомобиле- и приборостроения) и даже заводы по изготовлению медицинского инструмента и оборудования.

Дело в том, что те японские станки, которые мы выбрали для производства в нашей корпорации, явились последователями того самого великого станка, на котором базировалась до вчерашнего дня вся отечественная промышленность, — это легендарный, универсальный токарный станок 1К62, позже он преобразовался в 16К20. Genos L-300M — это тот же станок 1К62, но только XXI века, с суперсовременной русскоязычной системой ЧПУ, закрытой зоной резания, качественно иными возможностями. У него появилась револьверная головка на 12 позиций, возможность работать с приводным инструментом, поэтому он может не только точить, но и фрезеровать, сверлить, нарезать резьбу. Один такой станок способен заменить целый участок из пяти старых универсальных станков.

Японцев вполне устраивает качество наших станков, они готовы давать на них двухлетнюю гарантию, как на всю продукцию Okuma 054_expert_ural_27-1.jpg
Японцев вполне устраивает качество наших станков, они готовы давать на них двухлетнюю гарантию, как на всю продукцию Okuma

Чтобы знали 

— Такое высокотехнологичное оборудование требует нового подхода в подготовке рабочих кадров. Как вы этому способствуете? 

— У нас есть учебный центр, где проходят обучение представители заказчиков. Обычно на это требуется одна-две недели. Другой вариант — наши специалисты выезжают к клиенту, и процесс обучения проходит там. 

Отдельная тема — создание нашей корпорацией совместно с ведущими техническими вузами России федеральной сети учебнодемонстрационных центров. Эту идею по инициативе генерального директора корпорации «Пумори» Александра Баландина мы продвигаем с 2007 года, когда был открыт первый учебно-демонстрационный центр в Пермском государственном техническом университете (ныне Пермский национальный исследовательский политехнический университет). Потом аналогичные центры были созданы в Екатеринбурге, Омске, Санкт-Петербурге, Москве, Владивостоке. В этом году планируем открыть центр в Волгограде. В такие центры мы поставляем современное оборудование, оснащаем их инструментом. И университеты могут на этом оборудовании обучать как студентов, так и преподавателей. 

— Для вас это большие траты. В чем выражается отдача?

— Это хороший способ продвижения компании как инжиниринговой. Важно, чтобы высококвалифицированные рабочие уже со студенческой скамьи знали, что такое современные технологии, оборудование и инструмент и кто сегодня на российском рынке занимается его производством и поставками. 

— Десять лет назад правительство Свердловской области практически в ручном режиме содействовало организации сборки японских станков на базе вашей корпорации. Как сегодня региональные власти помогают вашей работе? 

— У нас постоянные контакты с областным министерством промышленности и науки. Нас приглашают на встречи, которые проходят с участием большого числа машиностроительных предприятий, являющихся нашими сегодняшними или потенциальными клиентами. Нам предоставляют право выступить на таких встречах и показать наши возможности. Для нас это очень ценно. 

Кроме того, присутствие представителей государственной власти на наших встречах с японскими партнерами оказывает положительное влияние. Японцы видят, что корпорация «Пумори» пользуется правительственной поддержкой. И для нас, и для наших партнеров это очень важно! Мы уверены, что такая системная, слаженная работа гарантированно приведет к цели — качественному и современному техническому переоснащению российского машиностроения. 

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №27 (734) 3 июля 2017
    Япония - Урал
    Содержание:
    Их технология — наше продвижение

    Об особенностях ведения бизнеса с японскими партнерами рассказывает генеральный директор российско-японского СП «Мишима-Машпром» (Нижний Тагил) Александр Вопнерук

    Реклама