Малый повзрослел

Ирина Перечнева
15 октября 2018, 00:00
  Урал

Увеличение веса малого предпринимательства в ВВП заявлено как вектор экономической политики. Для его реализации региональные институты развития занялись трансформацией моделей поддержки, а банки — поиском эффективных технологий кредитования

Правительство России предложило выделить на реализацию национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» с 2019 по 2021 годы более 135 млрд рублей. Паспорт нацплана, вошедшего в перечень 12 национальных проектов по поручениям Владимира Путина из нового майского указа, еще не утвержден, но вектор обозначен. Согласно целевому ориентиру, к 2024 году количество занятых в МСП должно увеличиться в полтора раза и составить не менее 25 млн человек, вклад малого бизнеса в ВВП — вырасти почти вдвое до 40%, доля малых предприятий в структуре всего несырьевого экспорта — перевалить за 10%.

Как придать импульс развитию предпринимательства в регионах — эта тема стала основой дискуссии ежегодного круглого стола «Предпринимательство на Урале», организованного в Екатеринбурге журналом «Эксперт-Урал» и аналитическим центром «Эксперт».

Микромакро

Масштаб целей потребует от институтов в регионах перенастройки моделей поддержки. При всем единообразии задач у каждого субъекта федерации свой подход к выбору инструментария решения.

Так, в Оренбургской области, анализируя исходные данные, пришли к необходимости сделать акцент на развитии микробизнеса.

— За два последних года общее количество субъектов малого предпринимательства в целом по России увеличилось до 5,9 млн к сентябрю 2018 года. При этом количество малых и средних предприятий уменьшилось, а число вновь открытых компаний микробизнеса увеличилось на 300 тысяч, при этом количество работников в них выросло на 1 млн человек, — приводит аргументы вице-президент Оренбургского областного фонда поддержки малого предпринимательства Леонид Секерин.

Одно из важнейших условий роста оборотов предприятия — доступ к финансовым ресурсам. По мнению Леонида Секерина, национальная банковская система сегодня научилась закрывать потребности в заемных ресурсах в основном малого и среднего бизнеса, однако с микробизнесом банки работают неохотно, и именно эту проблему должна решить действующая система государственной поддержки: «Отчасти это связано с тем, что у начинающих предпринимателей, особенно в глубинке, недостаточно знаний для ведения диалога с банком, зачастую они даже заявку на кредит не могут заполнить. Кроме того, для рассмотрения заявки в банк необходимо предоставить финансовую и бухгалтерскую отчетность, а у маленьких предпринимателей ее просто нет. Это в лучшем случае книга учета». Исходя из этого, Оренбургский фонд поддержки малого предпринимательства разработал собственную линию микрофинансовых продуктов: «Мы сформировали специальный проект для компаний, которые намерены заниматься экспортом. В отдельную группу выделили займы для аграрных компаний, а также для социального предпринимательства. Специальное направление линейки — займы для исполнения государственных контрактов».

Потенциал роста микробизнеса видят и в Курганской области. По словам главного бухгалтера областного Фонда развития предпринимательства Натальи Шутовой, за последние два года сумма микрозайма в фонде поднята с 1 до 3 млн рублей, срок предоставления увеличен до трех лет, ставка составляет от 10 до 12% годовых в зависимости от сроков предоставления. «Мы придерживаемся открытой политики взаимодействия с заемщиками, никаких комиссий при оформлении займа фонд не взимает», — подчеркивает Наталья Шутова.

Одна из задач нацпроекта — упрощение доступа к льготному финансированию. Решается она за счет не только увеличения объема финансирования, но и изменения процедур. На этом намерен сделать акцент Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства (СОФПП), говорит и.о. директора Валерий Пиличев. «В этом году Фонд опросил 1,2 тыс. предпринимателей из 72 муниципалитетов региона с целью выяснить, почему они не обращаются за поддержкой: 45% опрошенных назвали процедуру подачи заявки сложной, еще 20% сочли ее долгой, — рассказывает Валерий Пиличев. — Уже сейчас мы оптимизировали пакет документов на 50%. Теперь наша цель — с использованием цифровых технологий сократить срок рассмотрения заявки с нескольких недель до нескольких дней». Для этого предполагается автоматизировать процесс проверки и рассмотрения заявок. Кроме этого, СОФПП планирует вводить новые финансовые инструменты для еще не охваченных категорий предпринимателей: в этом году появились беспроцентные займы для начинающих бизнесменов, в планах — займы для участников закупок и тендеров.

Кластер как инструмент

С 2010 года Минэкономразвития России в рамках программы поддержки малого и среднего предпринимательства предоставляет регионам субсидии для создания и функционирования центров кластерного развития. Минэк также реализует приоритетный проект «Развитие инновационных кластеров — лидеров инвестиционной привлекательности мирового уровня».

Исполнительный директор АЦ «Эксперт» Татьяна Лопатина познакомила присутствующих с результатами недавно завершенного АЦ «Эксперт» исследования кластерной среды Свердловской области. Вывод — оказание мер адресной поддержки перспективным кластерам может стать импульсом для роста экономики регионов.

Некоторые регионы уже опробовали модель на практике. В Курганской области Центр кластерного развития создан в 2012 году. В 2014-м по инициативе бизнеса были сформированы два кластера — «Новые технологии арматуростроения» (объединил производителей трубопроводной арматуры) и Курганский медицинский с якорным учреждением РНЦ ВТО им. Г.А. Илизарова. По словам директора НП «Центр кластерного развития Курганской области» Сергея Сухарева, кластерные проекты позволили решать совместные проблемы, например испытания и сертификации продукции: «Ранее наши предприятия были вынуждены проводить эту процедуру в Москве или Санкт-Петербурге, что выливалось в значительные временные и материальные издержки. В рамках кластера мы создали рабочую группу проекта, разработали бизнес-план и защитили проект в Минэкономразвития РФ. Кластер получил от Минэкономразвития РФ финансирование в размере 90 млн рублей на реализацию этой идеи. Так в Курганской области появилась АНО “Центр испытаний, сертификации и стандартизации”, которая помогает всем предприятиям арматурного кластера».

В этом году по инициативе СОФПП создан Центр кластерного развития Свердловской области, сейчас идет формирование конкретных направлений реализации кластерной политики. Руководитель проекта Людмила Капанина: «Экономика Свердловской области позволяет сформировать Уральский строительный кластер, и акцент следует сделать на малоэтажном домостроении. Мы видим целесообразность создания кластеров в туристической индустрии, ювелирном производстве, медицине, сфере информационных технологий».

Финансы — дело технологий

Однако институты поддержки закроют потребности в ресурсах ограниченной группы МСП. А наличие оборотного и инвестиционного капиталов для предпринимательской деятельности критично. Очевидно, что для реализации этого вектора важны разнообразные и стабильные каналы обеспечения ресурсов со стороны финансовой системы. Тенденции между тем выявлены противоречивые.

Динамика кредитования сегмента МСП начала замедляться еще в 2013 году, задолго до разворачивания в экономике полномасштабного кризиса. Признаки восстановления наметились в 2017 году на фоне снижения ставок, по итогам прошлого года сегмент показал прирост на 10%. Однако в этом году, по недавнему признанию главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, темпы роста упали до 7%. Официальная статистика не дает полной картины, однако если посмотреть на кредитный портфель в отраслевом разрезе, то последние четыре годы быстрее росли кредиты «тяжёлым» — обработке, добыче и энергетике. Кредиты «легким» — торговле, услугам, строительству, АПК, пищевке, в которых в основном и занят малый бизнес, сокращались или почти не росли. В этом году у этих отраслей наметился перелом в виде небольшой динамики на уровне 4%.

К 2024 году количество занятых в МСП должно увеличиться в полтора раза, вклад малого бизнеса в ВВП — почти вдвое

Кредитование МСП находится под влиянием как общих факторов, таких как низкий уровень восстановления деловой активности, так и специфики этого банковского сегмента, в частности ужесточения конкуренции. Количество новых игроков растет с каждым годом. Например, банк «Открытие», который раньше делал акцент на финансировании крупного бизнеса, в этом году объявил о запуске программ для кредитования МСП. По словам заместителя управляющего Екатеринбургским филиалом банка «Открытие» Татьяны Парвадовой, сформирована новая продуктовая линейка и разработан набор специальных сервисов для этой категории клиентов: «В начале осени мы представили новую универсальную корпоративную карту, которая удовлетворяет сразу несколько потребностей компаний. Она позволяет не только расплачиваться с поставщиками, оплачивать товары и услуги для бизнеса, но и вносить денежные средства в банкоматы банка “Открытие” с мгновенным зачислением на расчетный счет круглосуточно в любой день недели, не заказывая дополнительную инкассацию и не оформляя платежные поручения в офисах». 

Банки, для которых сегмент МСП изначально был ключевым, трансформируют свои стратегии. «Задача в текущей ситуации — удержать клиента, — рассказывает директор по развитию малого бизнеса Екатеринбургского филиала Ак Барс Банка Светлана Каленская. — Для этого мы не только постоянно совершенствуем широкий набор кредитных продуктов, но и развиваем качественные небанковские сервисы: проверку контрагентов, юридические консультации, услуги по ведению бухучета. Такие сервисы помогают предпринимателям вести бизнес наиболее эффективно, а нам позволяют сформировать долгосрочные отношения с клиентами».

Региональные банки удерживают клиента за счет знания его специфики и высокого уровня доверия, сформированного за годы многолетней работы с местным бизнесом. Как говорит, например, директор департамента кредитования Челиндбанка Андрей Тарасов, кредитный портфель малому и среднему бизнесу находится на уровне прошлого года, при этом доля МСБ в общем кредитном портфеле стабильна и составляет 30 — 40%.

При высоких затратах на анализ клиента и не самом высоком уровне маржи важнейшей составляющей конкурентной среды остаются технологии кредитования МСП. Развитие их в России прошло в несколько этапов. Поначалу банкиры в построении кредитного анализа ориентировались на анализ финансовой отчетности, но очень скоро стало понятно, что это дорого, долго и недостоверно. Двадцать лет назад ЕБРР принес в нашу страну технологию, позволяющую банковскому аналитику самому составлять отчетность предприятия, используя при этом как рабочие документы предпринимателя, так и результаты наблюдений при выходе на место ведения бизнеса. Однако через несколько лет и эта модель показала несостоятельность. В начале десятилетия на базе скоринговых моделей появились «кредитные фабрики»: термин придумал Сбербанк, а другие игроки рынка начали строить аналогичные программы. Это дало мощный толчок для роста сегмента МСБ в 2012 — 2013 годах за счет выхода на рынок крупных банков. Однако уже очень скоро крупнейшие игроки обнаружили обратную строну медали — ухудшение качества кредитных портфелей банков из-за невозможности глубокой оценки рисков. Уровень проблемной задолженности в 2012 — 2013 годах по портфелю малого бизнеса в крупных банках вырос даже выше, чем в предыдущие кризисы.

Важно делиться не только опытом, но и проблемами, не бояться их обсуждать, формировать новые деловые связи. Это укрепляет бизнес и дает стимул для развития

Выход из методологического тупика банки, похоже, нашли в плоскости использования автоматизированных баз данных и машинного интеллекта. Продукты экспресс-кредитования будут строиться на базе данных анализа транзакционной активности клиентов. Экспериментаторы утверждают: именно она позволяет достоверно спрогнозировать модель поведения клиента. Многие банки проводят в этой области активную работу. В частности, ВУЗ-банк тестирует технологии предодобренных кредитов. «В скором времени клиент уже не будет собирать пакет документов для получения кредита. Наша статистическая база позволяет рассчитать лимиты для предоставления линий наших клиентов на основе его операций по счету», — говорит заместитель председателя правления ВУЗ-банка — директор департамента малого и среднего бизнеса Олег Попков.

При всех явных плюсах у этой модели есть один изъян — она позволит предложить продукт только действующим клиентам банка.

А этот потенциал очень быстро будет исчерпан. По мнению Олега Попкова, на помощь банкирам придет процесс постепенного внедрения в практику бизнеса онлайн-касс: «Это позволит в оперативном режиме иметь всю информацию о всех транзакциях клиентов. Мы убеждены, что в результате качество управленческой отчетности существенно изменится. На базе этого знания банки смогут трансформировать свои продукты». 

Больше альтернативы

Даже при наличии всех современных технологий часть банковских клиентов не сможет получить финансирование в силу несоответствия жестким требованиям по качеству заемщика, выдвигаемых банковским регулятором. И поэтому очень важно наличие в финансовой системе широкого набора каналов альтернативного финансирования. Об этом говорит двузначный рост рынка лизинга, факторинга, микрофинансирования на фоне стагнации банковского кредитования в последние два года.

Так, потребности в обновлении автопарка многие малые предприятия уже давно закрывают с помощью лизинга. Региональный директор региона «СибУр» компании РЕСО-Лизинг Екатерина Ерохина, например, прогнозирует рост объема нового бизнеса ее компании в этом году на 40%:

— В основе успеха три составляющие: сервис, скорость и цена. Мы делаем ставку на скорость, финансирование лизинговой сделки по приобретению автотранспорта в течение трех дней — уже стандартная практика в нашей компании.

Высокими темпами растет и сегмент микрофинансирования.

— Наша клиентская база — предприятия с месячным оборотом 1 — 3 млн рублей. Мы предоставляем широкую линейку продуктов, от займов до факторинга, — рассказывает заместитель руководителя компании Allrise Russia Наталья Абасова. — Заем интересен малому бизнесу на этапе активного роста. Факторинг чаще всего используют предприятия оптовой торговли и производственные компании. Одно из преимуществ микрофинансовой организации — индивидуальный подход к оценке клиентов. Наши аналитики рассматривают бизнес клиента с точки зрения не только текущих результатов, но и перспективы развития. За каждым клиентом закреплен персональный менеджер, который сопровождает его на всех этапах, помогает заполнить документы, дает консультации по всем вопросам в ходе получения финансирования.