Действуем механически

Русский бизнес
Москва, 25.03.2019
«Эксперт Урал» №12-13 (792)
Российские машзаводы не успевают за новыми масштабными проектами нефтяников, газовиков и переработчиков углеводородов. Коренная проблема — утрата компетенций в разработке нового оборудования

ПРЕСС-СЛУЖБА УРАЛХИММАША

В марте Росатом сообщил о создании первого в России и второго в Европе испытательного стенда криогенного оборудования для заводов по производству сжиженного природного газа (СПГ). Как ожидается, стенд, собранный в Санкт-Петербурге на базе НИИЭФА (предприятие Росатома), позволит проводить испытания всей линейки криогенных насосов для среднетоннажного СПГ и судовых систем российских и зарубежных проектов.

Создание отечественной стендово-испытательной базы — одно из важных условий в процессе импортозамещения оборудования для СПГ-проектов. В частности, сегодня на предприятиях Росатома идет изготовление первых российских СПГ-насосов и витых теплообменников для четвертой линии проекта «Ямал СПГ», реализуемого компанией Новатэк. К сожалению, пока это единичные примеры, на которые отечественное машиностроение ориентироваться не в состоянии.

Поминая старое

Напомним, председатель правления и один из главных акционеров Новатэка Леонид Михельсон, выступая в августе прошлого года в Челябинске, анонсировал формирование в стране нового высокотехнологичного кластера, в котором предполагается задействовать 800 отечественных предприятий из сфер металлургии, машиностроения, стройиндустрии, создать 80 тыс. рабочих мест. Это производство материалов и оборудования для строительства заводов по сжижению природного газа (подробнее см. «Примите заказы и господдержку», «Э-У» № 36 — 37 от 10.09.2018).

Реальность оказалась куда сложнее. Новатэк для нового проекта «Арктик СПГ-2» намерен выбрать практически всех поставщиков материалов и оборудования уже в течение этого года. Разумеется, разработать, испытать, сертифицировать и начать серийный выпуск сложнейшей техники для производства СПГ, да еще и с характеристиками, не уступающими лучшим зарубежным аналогам, за столь короткий срок невозможно. Во всяком случае, на наш официальный запрос в пресс-службу Новатэка о результатах участия российских машиностроителей в формировании кластера по строительству заводов СПГ был получен такой ответ: «Мы к этому кластеру отношения не имеем. Это проект Минпромторга России, вам лучше обратиться туда».

В прошлом году была утверждена разработанная Минпромторгом России дорожная карта локализации критически важного оборудования для средне- и крупнотоннажного производства СПГ. Она включает три ключевых блока мероприятий: локализацию технологий для производства СПГ, создание инфраструктуры для испытания нового оборудования, а также разработку соответствующих стандартов в областях нефтепереработки, нефтехимии и сжижения природного газа. На решение этих задач в ближайшие три года предусмотрена поддержка со стороны государства в размере 3 млрд рублей. Но насколько будут действенны эти меры?

— Раньше, в советское время, у нас была довольно четкая система внедрения новых достижений, новых технологий, подчеркну, именно внедрения, — напоминает президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль. — Для этого существовали самые разные методы — административные, финансовые. У нас был Госкомитет по науке и технике, который имел более ста целевых программ, все программы финансировались, за каждую отвечал конкретный человек ранга не ниже замминистра соответствующего ведомства. Сам, помню, вел две программы. Самые большие премии получали именно за внедрение новой техники. Сейчас этого нет, поэтому люди, грубо говоря, не знают, что делается у соседей.

Мимо кластера

Неудивительно, что в условиях организационной неразберихи многомиллиардные заказы, связанные с реализацией новых масштабных проектов как по переработке углеводородов, так и с их добычей, проходят мимо наших машзаводов.

— Производство высокотехнологичного оборудования для газовой промышленности — непрофильное направление для Ижнефтемаша. Рост производственных показателей нашего предприятия по итогам 2018 года не связан и с развитием новых центров нефте- и газодобычи, — рассказал «Э-У» Сергей Березин, исполнительный директор удмуртского завода, входящего в ГК «Римера». — Новые центры нефтегазодобычи формируются на труднодоступных месторождениях, где используется высокопроизводительное оборудование: буровые установки повышенной грузоподъемности и глубины бурения с буровыми ключами-роботами, а также установки электроцентробежных насосов. Данные категории оборудования наш завод пока не производит.

А что производит? Как сообщили на предприятии, значительная часть продукции Ижнефтемаша, в отношении которой зафиксирован рост продаж за 2018 год, относится к категории новой техники, — объем ее реализации по сравнению с предыдущим годом увеличился на 90%. Но даже такая продукция ориентирована на традиционные рынки нефтегазодобычи. Это спецтехника для ремонта и цементирования скважин, а также станций управления электроцентробежными насосами. В целом объемы ее производства на заводе (как новых моделей, так и выпускаемых ранее) за прошлый год выросли в два раза.

— Прогресс Ижнефтемаша на рынке спецтехники обусловлен своевременным расширением ее модельного ряда по индивидуальным техническим условиям заказчиков — это нивелирует цикличные колебания рынка. В 2018 году таким образом предприятию удалось преодолеть последствия снижения рыночной потребности в цементировочных установках в связи с активным обновлением парка нефтесервисных компаний в предыдущий период. Ожидается, что аналогичная тенденция сохранится и в 2019 году, — объясняет ситуацию на рынке Сергей Березин. — Увеличение продаж станций управления электро­центробежными насосами (ЭЦН) связано с возрастающим спросом со стороны заказчика на данный вид оборудования на протяжении нескольких последних лет. С 2010 по 2018 год количество скважин в России, эксплуатируемых при помощи ЭЦН, увеличилось на 35%, сейчас они занимают до 66% отечественного скважинного фонда. Соответственно, растет и спрос на станции управления ЭЦН.

Кроме того, за прошлый год предприятие на 27% перевыполнило собственный план по выпуску глубинных штанговых насосов (ШГН). Ижнефтемаш продемонстрировал этот результат в условиях сокращения скважинного фонда с ШГН и общего сокращения объема рынка: в 2018 году на 17% по сравнению с предыдущим годом.

Доля нефтегазового оборудования в общем объеме продаж группы «Мотовилихинские заводы» (МЗ, Пермь) составляет 14%. Для добывающих компаний предприятия холдинга производят насосные штанги, используемые при добыче нефти плунжерными и винтовыми насосами. Для буровых и сервисных компаний — утяжеленные (в том числе немагнитные), толстостенные и ведущие бурильные трубы. В пресс-службе МЗ сообщили, что предприятия группы не участвуют в формировании кластера производителей оборудования для заводов СПГ, а участие в создании новых центров нефте- и газодобычи на Ямале, Сахалине, в Якутии, Иркутской области невелико:

— Да, мы фиксируем рост спроса на оборудование для добычи нефти и бурения. Буровое оборудование Мотовилихи поставляется в северные регионы, Иркутскую область. В то же время в Западной Сибири, Поволжье для поддержания добычи ведется большой объем работ, и существенный объем поставок бурового оборудования по-прежнему приходится на эти регионы.

При этом результаты Мотовилихи по гражданскому направлению за 2018 год в целом близки к прошлогодним. Продажи штанги остались на уровне предыдущего года. В холдинге объясняют это тем, что фонд штанги в России существенно обновился, и рынок на данный момент не растет. Продажи утяжеленных и толстостенных бурильных труб увеличились в прошлом году на 15%. Спрос на бурильные трубы в России по-прежнему высок, произошел рост курсов основных валют к рублю, что положительно сказалось на продажах. Кроме того, на высоком уровне сохранился экспорт труб МЗ в страны СНГ.

Другим наука

На Мотовилихе отмечают, что наибольшую угрозу для российских предприятий сейчас представляет успешное развитие китайских производителей нефтегазового оборудования. Они проводят масштабное техническое перевооружение, оснащаясь высокопроизводительным оборудованием, внедряют эффективные, экономичные технологии, развивают прикладные институты. Сегодня в России китайцы заняли сильные позиции в производстве буровых установок, бурильных труб, инструмента для ремонта скважин и во многих других сегментах. Хорошее ценовое предложение эти компании делают не только за счет внедрения современных технологий и отработки конструкций. Их преимущество — работа на мировых рынках, что обеспечивает серийность выпуска и интересную цену.

По мнению участников рынка, финансирование техперевооружения российских предприятий, поддержка экспорта — это то, что может помочь предотвратить процесс дальнейшего проникновения иностранных, в первую очередь китайских, поставщиков в сегменты продукции, где, казалось бы, вопросы импортозамещения давно решены (например, для МЗ это сегмент бурильных труб).

— Сейчас есть примеры успешного импортозамещения, реализуется много проектов. Вероятно, в ближайшей и среднесрочной перспективе основные задачи импортозамещения по оборудованию, еще не выпускаемому в России, будут решены, —  отметили в пресс-службе Мотовилихи. — Например, нам известно, что семь предприятий ведут в России работы по созданию одного из самых сложных буровых инструментов, входящего в списки продукции для импортозамещения — роторных управляемых систем. Есть уже испытанные системы. На российских промыслах проходят успешные испытания инструмента для многостадийного гидроразрыва пласта и так далее.

— Импортозамещение по-прежнему актуально в российской нефтедобывающей отрасли. Санкции продлены, а это стимулирует отечественные компании на новые разработки, поскольку спрос на российское импортозамещающее оборудование у нефтяных компаний растет, — комментирует директор Центра исследований и разработок ГК «Римера» Антон Ильин. — Сейчас наиболее актуально импортозамещение технологий интенсификации добычи — например, для гидравлического разрыва пласта (ГРП); создание комплексов для подводной добычи нефти — фонтанных арматур, колонных головок и систем управления ими, а также подводной техники для обслуживания комплексов; создание оборудования буровых платформ для шельфовых проектов, включая арктические. В ближайшие годы реального импортозамещения возможно добиться в сегментах технологий и оборудования для ГРП, а в шельфовых технологиях — эта перспектива более отдаленная.

Эксперты отмечают, что определенные меры господдержки для производителей нефтедобывающего оборудования существуют — например, льготные займы от Фонда развития промышленности. Но основная причина, сдерживающая импортозамещение, — слабо развитые компетенции в разработке нового оборудования. Поэтому необходимо поддерживать на государственном уровне не только самих производителей, но и научные и проектные институты, работающие над оборудованием и технологиями для нефтегазодобычи. 

У партнеров

    Реклама