«Скверная» история...

О строительстве собора святой Екатерины

...приключилась в Екатеринбурге весной этого года. Третья за это десятилетие попытка приземлить собор святой Екатерины оборачивается колоссальным общественным противостоянием, скандалами, провокациями, фактически войной. Она уже стала символом неспособности элит выходить в поле публичного обсуждения инициатив, фактом нарочитого игнорирования крупным бизнесом и чиновниками альтернативных мнений и ценностей. В пылу интернет-баталий и кулуарных дискуссий (основные местные СМИ, к сожалению, предпочитали не превращаться в площадку для публичного диалога) потерялось главное: кто и что реально хочет, а также — где и как эти желания реализовать.

Сюжет с активным противостоянием горожан против попытки построить храм вместо сквера не уникален для России 2010-х годов. Десятки крупных и средних городов, Москва и Санкт-Петербург регулярно сталкиваются с той же проблемой. Людей не убеждает риторика «исторической справедливости», они видят угрозу «клерикализации страны». Не многие готовы жертвовать центральными парками, дворами и историческими кварталами ради эфемерных «национальных скреп». Люди все больше хотят жить в комфортных удобных и чистых городах, где много возможностей для разнообразного времяпрепровождения. Проблема любого храма — он не для всех, а для немногих (по официальной статистике МВД, в Екатеринбурге, как и в целом по России, православные храмы даже в главные христианские праздники посещает не более 2% жителей).

Почему не надо строить храм вместо сквера? Казалось бы, ответы очевидны. Во-первых, в Екатеринбурге скверы и парки — это городская редкость, а не место повседневного досуга. Катастрофически низкий уровень озелененности центра и высокая концентрация вредных примесей в воздухе — от экологической повестки в этом вопросе никуда не деться. Менее 1 кв. метра зеленых насаждений на горожанина в центре — эта цифра не соответствует даже показателю, предписанному городам в лесотундре. Во-вторых, большой сквер на Октябрьской площади, разбитый за бюджетные деньги к 275-летию города, только-только обрел свой вид, летом в нем появилась тень под красивыми молодыми деревьями, а зимой, как выяснилось, можно проводить рождественскую ярмарку и лепить снеговиков. В-третьих, имея колоссальное количество недостроев и заброшенных земельных участков, выбор с местом для храма каждый раз падает на общественно значимое зеленое пространство (или пруд). То, что по закону принадлежит 100% горожан и приезжих, предлагается превратить в место для 2% и менее. И наконец, как подметил поэт Наум Блик, «господин Козицын, господин Алтушкин, храм на берегу — это не игрушки». Октябрьская площадь — сама по себе достопримечательность и точка притяжения горожан: с панорамным видом на городской пруд, со сложившейся архитектурной и рекреационной средой, рядом с Ельцин Центром. Никогда не стоявший здесь кафедральный собор убивает это место, предлагая сомнительную альтернативу.

На месте сквера, как и любого другого живущего не первое десятилетие городского общественного пространства, храм строить не нужно. Это не равнозначно тому, что его нигде не нужно строить. Важно понимать и не поддаваться на манипуляции: храмы можно и нужно строить — там, где на это есть запрос общины верующих, и там, где конфликт интересов не приобретает характер городской войны. В противном случае это храм чему угодно, но не исповедуемым ценностям и идеалам.

Да, в 1930 году в советском Екатерин­бурге-Свердловске, как и повсеместно по стране, произошла большая трагедия — были уничтожены исторические храмы, развязан террор против священников и верующих людей. Да, морально оправданной видится возможность восстановления одного из разрушенных храмов как памятника, вбирающего в себя многочисленные смыслы города и его истории. Но игнорировать при этом реалии нового города и иного устройства общества наивно, если не глупо. Еще глупее подтасовывать исторические факты и обманывать людей, что, к сожалению, мы и увидели этой весной.

Эпопея с «кочующим» храмом в Екатеринбурге учит азам жизни в большом городе: сначала предложить и обсудить, а не ставить перед фактом и на критику отвечать оскорблениями. Вся теория и практика научной урбанистики говорит, что диалог в городе -— это объективная необходимость. Город концентрирует в себе разных людей, различающихся ценностями и взглядами на мир. Только через здоровый диалог на многочисленных публичных площадках происходит выработка компромиссов, формируется зрелое городское сообщество, появляются горожане, готовые брать ответственность за город на себя.

Первые аргументы в пользу храма на месте сквера стали появляться фактически с середины марта, когда все решения, по уверению чиновников, были уже приняты. К сожалению, еще ни разу ни РПЦ, ни крупные бизнесы, ни местные власти не попытались начать свои инициативы с диалога. Наверное, это не «по-пацански», да и хочется минимизировать риски быть непонятыми и непринятыми. Тем не менее публичные обсуждения и поиск компромисса — это путь к здоровому городу, где энергия, креатив и предприимчивость подпитываются позитивной городской повесткой. В условиях войны сложно ожидать счастливых лиц и расцвета города. 

Итак, нам говорят, что уже все решено, достаточно одобрения музыкантов или стендаперов московской сцены.  А мы, как ответственные жители и правообладатели своего города, отвечаем — нет, не решено. Суды, флешмобы, инициирование референдумов, в конце концов, любовь и уважение к своему городу — вот арсенал средств, которыми можно продолжать защищать свою позицию. Компромисс возможен, даже если кажется, что блокированы все подходы к нему. Понадобится, конечно, воля. Но Екатеринбург исторически известен как город волевых людей.                      

Автор: Дмитрий Москвин - кандидат политических наук, исследователь города

Э-У напоминает, что ранее строительство поддержали известные персоны. Так, 5 апреля к сторонникам возведения храма Небесной покровительницы уральской столицы присоединился Олимпийский, чемпион биатлонист Антон Шипулин«Хочется обратиться ко всем людям — тем, кто за строительство храма и тем, кто против: не ругайтесь, будьте добрее — у нас все получится! Я уверен, что через пару лет мы будем все вместе гордиться тем, что храм святой Екатерины стоит на этой земле и украшает наш город», — сказал Антон в своем видеообращении.

Большой популярностью пользуется интернет-флешмоб, который начался с выкладывания фотографий уральцев с табличками и плакатами «#ЯзаХрам». В первые же дни в нем приняли участие не только жители Екатеринбурга, но и многих других городов нашей страны и зарубежья, ратующие за укрепление духовных ценностей. К флэшмобу присоединились и звезды мирового масштаба.

Так, вечером, 3 апреля к сторонникам возведения храма присоединился Федор Емельяненко - легенда российского спорта, обладатель многочисленных чемпионских титулов, боец смешанного стиля, который написал на своей страничке в Инстаграм: «Вместе с Павлом Дацюком @datsyuk13hockey поддерживаю строительство храма Святой Екатерины @hram_ekb в Екатеринбурге».

А за день до этого в поддержку строительства высказался Павел Дацюк — единственный хоккеист в мире, выигравший Олимпийские игры, Чемпионат мира, Кубок Стэнли и Кубок Гагарина. Легендарный хоккеист разместил пост в личном аккаунте Instagram: «Поддерживаю строительство Храма @hram_ekbсвятой Екатерины в родном Екатеринбурге».

Напомним, российские звезды театра и кино одними из первых поддержали строительство храма 17 марта на молебне, который прошел на месте будущего строительства собора. Вместе с горожанами молились Михаил Пореченков, Сергей Безруков, Алексей Чадов, Егор Пазенко, Дмитрий Грачев и Михаил Галустян. Так, Михаил Пореченков в общении с местными СМИ отметил, что строительство храма — это духовная скрепа, которая собирает нашу огромную, такую разную Россию.

За строительство собора и российско-уральские рок-звезды: Владимир Шахрин и Вячеслав Бутусов, а также участник шоу «Уральские пельмени» Вячеслав Мясников.

Люди продолжают активно высказываться в пользу строительства храма. Вместе с видеообращениями звезд и именитых спортсменов в пабликах появляются мнения жителей Екатеринбурга — представителей самых разных профессий. Среди них много представителей сферы медицины. «Как может врач протестовать против строительства больницы, художник против строительства картинной галереи, а любитель книг против библиотеки?» — говорит Андрей Цориев, главный специалист по лучевой диагностике Управления здравоохранения администрации Екатеринбурга, доцент кафедры нервных болезней и нейрохирургии Уральского государственного медицинского университета. Андрей Цориев отмечает, что храм — это Дом Божий, в котором напоминают, что в жизни есть место и подвигу, и что любовь это нечто бескорыстное, что есть красивое церковное искусство, есть красивое церковное пение, тысячелетняя история.

О важности храма Святой Екатерины в своих видеообращениях также говорят главный онколог Свердловского областного онкологического диспансера Владимир Елишеви начальник Управления здравоохранения администрации города Екатеринбурга Денис Демидов.

У партнеров

    Реклама