Держись по ветру

Русский бизнес
Москва, 17.06.2019
«Эксперт Урал» №25 (800)
В России наращивают мощности солнечной и ветрогенерации. Принципиально важно создать собственное производство оборудования для новой отрасли

Россия, по данным исследований Роснано, обладает самым большим ветропотенциалом в мире. Важно научиться его использовать. Международный форум по возобновляемой энергетике ARWE 2019 (All Renewable World Energy) прошел в Ульяновске 22 — 24 мая на площадке Нанотехнологического центра Ulnanotech. Он собрал десятки зарубежных и российских энергетических компаний, регуляторов рынка, инвесторов, аналитиков, экспертов из 11 стран мира, бизнесы, готовящиеся к кооперационной связи, потенциальных поставщиков. Обсуждали перспективы и проблемы создания возобновляемых источников энергии (ВИЭ), реализацию программы локализации оборудования ВИЭ, финансирование инвестиционных проектов, подводные камни при строительстве ветропарков, эффективность солнечных технологий, создание микрогенерации на основе ВИЭ, возможности зеленой энергетики в рамках региональной политики.

Модель 2024

Ожидается, что к 2050 году около 50% мировых энергетических потребностей будет обеспечиваться за счет ветро- и солнечной генерации. В Российской Федерации в 2024 году намечали ввести в эксплуатацию

5,5 тыс. зеленых МВт. Но мы уже не в графике. Даже на уровне программных документов, регулирующих энергетическую политику России, наблюдается расхождение в целях и задачах развития ВИЭ. Что будет с отраслью после 2024 года — тема панельной сессии форума в Ульяновске.

— Рынок возобновляемой энергетики можно считать состоявшимся, — считает директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики (АРВЭ), партнер VYGON Consalting Алексей Жихарев. —

В наш сектор пришли инвесторы, международные компании, инвестиционные фонды. Посмотрим, однако, в цифрах, где находится Россия на мировом рынке. У нас за шесть лет реализовано проектов суммарной мощностью 880 МВт. Для нашего рынка это прорыв. Но сравните: Китай за это время построил 75 ГВт, Америка — 15 ГВт, Германия — 8 ГВт. Это в десятки раз больше. Мы по сравнению с другими странами сильно отстаем.

Оптимизм, по его мнению, в том, что наш необъятный рынок привлекает компетентных квалифицированных инвесторов. Бизнесу важна не столько даже суть механизма стимулирования, его вдохновляют именно объемы рынка, ожидания стабильного денежного потока. Механизм ДПМ ВИЭ до 2024 года обеспечивает уверенность компаний в том, что каждый год инвестор будет опираться на продажу определенного объема мегаватт. Конкуренция на российском энергорынке большая.

В итоге за последние пять лет вырабатываемый киловатт/час возобновляемой энергетики, что на солнце, что на ветре, подешевел на 50%. Генерирующие компании поверили в перспективы новой отрасли, утверждает эксперт, и важно обеспечить долгосрочность этой уверенности. В 2009 году установлен целевой показатель по доле возобновляемой энергетики в общей энергосистеме — 4,5% к 2024 году. Но надо понимать: даже 2,5% не будет достигнуто в конце реализации программы ДПМ ВИЭ к этому сроку. Сейчас — 0,1%. Даже когда все запланированные на данный момент зеленые проекты будут реализованы, на оптовом рынке они дадут лишь 1% от общего объема.

— Соблюдение целевых показателей, которые упомянуты в нормативно-правовых актах, крайне важно. Потому что именно это заставляет инвесторов приходить на рынок. Только наращивание объема выработки электроэнергии обеспечит конкурентоспособность ВИЭ в России. Чтобы выдать даже 2,5% с пятнадцатилетним опозданием, нам надо вводить по 1 ГВт в год следующие 15 лет, — призывает глава АРВЭ.

Конкурентоспособность ВИЭ по средневзвешенной цене рынка складывается из коктейля ценовых характеристик разного типа генераторов. И если средневзвешенная цена условно 4 рубля, значит, есть и 20 рублей, и 2 рубля. Поэтому говорить о том, что именно возобновляемая энергетика к 2035 году должна быть дешевле прочих, неправильно, это неверный сигнал для инвесторов. Новые технологии должны стоить дешевле, но надо определить, относительно чего. Инвесторами всегда движут ожидания, трейдеры говорят: покупай по слухам, продавай по фактам, напоминает Алексей Жихарев. И предупреждает: пока есть на рынке слух о том, что будет программа господдержки ВИЭ после 2024 года, что розничный рынок правильно преобразуют и будет стабильный объем, они будут вкладываться. Если программы поддержки не станет или она не будет стимулировать новых игроков, инвестиции уйдут.

Волнующая всех модель поддержки ВИЭ после 2024 года детально обсуждалась на форуме.

— Прежде всего мы считаем безусловно необходимым продлить программу поддержки возобновляемой энергетики через механизм ДПМ ВИЭ до 2035 года. Это позволит нарастить компетенции. Будущее начинается сегодня. И уже сегодня мы должны опираться на развитую инженерную промышленную базу, чтобы уверенно смотреть в это будущее, — заявил заместитель директора департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения министерства промышленности и торговли России Олег Токарев.

 Правительство Российской Федерации в свое время приняло решения, которые в первую очередь касались развития промышленности, производства товаров, комплектующих для новой отрасли. В итоге появился достаточно широкий спектр локализованных производств, которые охватывают и ветровую, и солнечную энергетику. Мировые гиганты, вендоры на нашем рынке встраивают российские предприятия в цепочку глобальных поставщиков своих компаний. К 2024 году реализация программы локализации позволит российской промышленности обеспечить оборудованием возобновляемую энергетику, производящую 1,4 ГВт в год. Этого мало, доказывает эксперт. Саудиты, например, заинтересованы в покупке такого нашего оборудования, но им нужен гигаватт в год. Сейчас мы не можем ни им, ни себе столько дать. Будем развиваться: 100% для солнечной энергетики и 90% для ветроэнергетики — целевые показатели по локализации, которые вполне по плечу нашей промышленности. Итак, для наращивания компетенций надо продлить программу поддержки до 2035 года, и Минпромторг рассчитывает привлечь в индустрию дополнительные средства, заверил Олег Токарев.

Борьба за спрос

Какие предложения рассматриваются для новых программ поддержки ВИЭ после 2024 года, какие инструменты можно задействовать, рассказал член правления — заместитель председателя правления Ассоциации НП «Совет рынка» Олег Баркин:

— Мы все еще привычно говорим, что ВИЭ дороги и внедряются за счет потребителей. Но абсолютно очевиден ежегодный и устойчивый тренд снижения ценовых заявок на оптовом рынке. Все затраты на конечную стоимость киловатт/час в части ветра уже достаточно близки к уровню новой традиционной генерации. Запущен процесс пересмотра и минимизации устаревших административно-технических норм в отрасли, влияющих на издержки. Через 5 — 10 лет это будет конкурентоспособная по цене с традиционной генерацией технология.

Первое, что, по мнению эксперта, нужно поменять в будущей программе поддержки, это принцип оплаты: сделать ставку на оплату по выработке киловатт/час, а не только гарантировать оплату мощности. Второе — задать в течение срока поддержки тренд, постепенно снижающий ВИЭ до среднерыночных цен, которые котируются на оптовом рынке. Тем самым сознательно вводить ВИЭ в рамки конкурентных условий с традиционной генерацией.

Производство экологичной энергии в мире в приоритете, говорит Олег Баркин. Огромные усилия затрачиваются на формирование спроса на зеленую энергию, чтобы корпорации и отдельные субъекты осознанно ее покупали. У многих крупных международных холдингов есть программы, по которым к 2025 году количество потребляемой энергии возобновляемых источников должно достигать в их портфелях от 20% до 100%. И не только гиганты экономики, огромное количество потребителей ставят себе такие цели. В России этот фактор спроса разработчиками стратегий значительно недооценен. Хотя уже сейчас он превышает объем имеющийся выработки ВИЭ. К 2023 году спрос и выработка примерно сравняются. За эти деньги на рынке будет очень жесткая конкуренция. Потребитель должен иметь возможность обозначать поддержку возобновляемой энергии покупкой сертификата, их продажа — дополнительный источник финансирования отрасли, лишний повод увеличивать и наращивать объемы. Это очень важный инструмент, который на добровольной рыночной основе покажет востребованность возобновляемой энергии, подчеркнул зампред «Совета рынка».

О том, что у нас не реализована колоссальная возможность развития возобновляемых источников энергии — добровольный спрос, говорил и председатель Российской ассоциации ветроиндустрии (РАВИ) Игорь Брызгунов:

— Этому мешает невозможность трансрегионального приобретения электроэнергии собственниками большой генерации. Эта модель нам очень важна, и если мы ее запустим, то получим огромных размеров рынок. Считаю, что поддержка возобновляемых источников энергии в формате конкурсных отборов и механизма ДПМ

показали эффективность. Следует развивать эту практику до достижения оптимальной цены спроса на зеленую электроэнергию без поддержки. Да, рынок ВИЭ запущен, но лишь его оптовая часть. Не реализованы возможности розничного рынка, по которым у нас пока не сформировалось понимания. Мы наблюдаем лишь пилотные проекты, которые лишены коммерческой эффективности. На рынке производства оборудования для ВИЭ мы имеем пока иностранных вендоров, которых не следует обременять экспортными обязательствами, и это ошибка. Иностранный бизнес поступит в прямом соответствии со своими рыночными интересами, и заставить его экспортировать будет сложно.

Добавьте спецов, нормативов и денег

Заместитель генерального директора по региональному развитию УК «Ветроэнергетика» Алексей Круглов отметил ряд выявившихся на практике проблем, имеющих системный характер и требующих скорейшего решения на законодательном уровне. (Компания занимается девелопментом и проектированием ветропарков в Краснодарском, Ставропольском и Пермском краях, Ульяновской, Ростовской, Астраханской, Самарской, Оренбургской, Саратовской и Волгоградской областях. Она построила первый в России ветропарк в Ульяновске, закончено проектирование двух ВЭС по 100 МВт в Ростовской области, на очереди проектирование третьей.)

Первая — отсутствие нормативно-правовой базы для проектирования и строительства ветроэлектростанций. На новую отрасль распространяются требования, аналогичные традиционной энергетике, что не всегда корректно с учетом характеристик и особенностей ветроустановок. Вторая — длительные регламентные сроки технологического присоединения к электрическим сетям. У МРСК это 27 месяцев, у ФСК — до 3,5 года с подачи заявки. Темпы реального бизнеса по реализации проектов и повышенные обязательства, связанные с выполнением условий ДПМ, не позволяют выдерживать такие сроки. Третья проблема — отсутствие специалистов в области девелопмента ветропарков, имеющих специальные знания и навыки по расстановке ВЭУ и оценке ветропотенциала. В связи с этим большие надежды возлагаются на приход выпускников соответствующий кафедры, созданной в Ульяновском университете.

Обсуждали на форуме и аспекты финансирования. Лет пять назад, когда реализовались первые проекты в области возобновляемой энергетики, одним из первых финансовых институтов, пришедших на этот рынок, стал Газпромбанк: в его портфеле более 130 млрд рублей кредитов, вложенных в проекты солнечных электростанций и ветропарков. Это был непростой образовательный процесс: непонятная отрасль, непонятные технологии, вспоминает вице-президент по энергетике Газпромбанка Вадим Дормидонтов. Сегодня сегмент стал таким же, как и газовая, угольная энергетика. С той только разницей, что темпы роста возобновляемой энергетики в разы превышают традиционную:

— Объемы существующей программы оцениваются в 480 млрд рублей. За пять лет развития отрасли не только сформировались мощности по локализации компонентов, появились крупнейшие девелоперы: ВетроОГК, Фонд развития ветро­энергетики, группа «Хевел», которые смогли этот опыт реализовать в России. Основные игроки на рынке тепловой энергетики — Газпромэнергохолдинг, группа Т+ — начинают смотреть на возможности развития возобновляемых источников. Появился большой конкурентый пул банкиров и инвесторов, готовых финансировать проекты возобновляемой энергетики. Но для них все зависит от того, какие решения будут приняты в ближайшее время по поддержке и регулированию сегмента. Программа ДПМ ВИЭ дала возможность раскрутить этот маховик. Но на следующем этапе нужны не менее надежные и понятные для финансового сообщества модели регулирования.

 029_expert_ural_25.jpg

На вендора надейся

Развитие ВИЭ в России сопровождается жестким требованием со стороны государства к локализации производства оборудования, применяемого при строительстве и эксплуатации станций. Ставка делается на крупные международные производственные компании, чей приход на российский рынок ВИЭ обеспечит трансфер технологий. Это позволит осуществить развертывание производства оборудования для новой энергетики России с максимальным вовлечением отечественных компаний. Так, крупнейшие российские и международные компании, ставшие лидерами отрасли, — Росатом, Энел Россия и Фонд развития ветроэнергетики, образованный Роснано совместно с Fortum, планируют запустить три независимых высокотехнологичных производства элементов ветроустановок. Трансфер технологий обеспечат ведущие мировые производители Vestas, Siemens Gamesa, Lagerway. В области солнечной энергетики группа «Хевел» уже создала предприятия по производству оборудования для строительства объектов солнечной генерации.

Сейчас обсуждаются два основных подхода к локализации оборудования для отрасли, рассказывает Олег Токарев. По первому в страну заходит крупная компания-вендор и встраивает наши предприятия в цепочку глобальных поставщиков своей продукции. Основной плюс — низкие производственные риски: отечественным предприятиям даются готовые технологии, через вендоров, участвующих в ДПМ на ВИЭ, производители компонентов и материалов получают доступ к доле мирового рынка. Было бы наивно этим не воспользоваться. Но есть и существенные минусы: минимальная добавленная стоимость, догоняющая модель развития компетенций. И если возникнет риск исключения из цепочки поставщиков, например в санкционных обстоятельствах, произойдет делокализация производства и мы лишимся необходимых компетенций.

Второй вариант — создание собственных компетенций в производстве конечной продукции — более предпочтителен. Основные плюсы — максимальная добавленная стоимость, контроль над технологиями, собственный российский бренд. Минусы — высокие производственные риски.

Минпромторг подтвердил локализацию по 51 объекту суммарной мощностью 769,4 МВт и поддерживает любые способы развития возобновляемой энергетики после 2024 года. Напомним целевые показатели локализации: для солнечной энергетики — 100%, для ветряной — 90%. По расчетам экспертов, чтобы их достичь, необходимо производить оборудования для выработки зеленой энергии не менее чем на 1,4 ГВт в год, из них 0,5 ГВт — для солнечной и 0,9 ГВт — для ветряков. Итого с 2024-го по 2035 год — 14 ГВт, при этом 10 ГВт пойдет на внутренний рынок и 4 ГВт — на экспорт.

Резюмируя, спикер уточнил, что ведомство поддерживает продление программы ДПМ ВИЭ за 2024 годом в размере не менее 10 ГВт на десять лет (с учетом того, что основное и вспомогательное оборудование должно соответствовать постановлению правительства № 719). И здесь Минпромторг РФ ведет дискуссию с участниками рынка. Первая точка зрения — необходимо применять многовариантную локализацию: из широкого перечня продукции компании самостоятельно выбирают виды производственных компонентов, которые необходимо локализовать, чтобы набрать искомые для солнечной и ветроэнергетики 90% и 100%. Вторая — государство определит некий фиксированный, обязательный для локализации продукции список (например, компания должна реализовать производство башен для ветряков), остальное — на ее усмотрение. Вариант для рынка смотрится громоздким, но для государства дает гарантии, что будет локализовано производство критически важных компонентов. Окончательного решения пока нет. 

Амбиции и инвестиции

В Ульяновской области рассматривают возобновляемую энергетику как особую специализацию региона, на базе которой формируют полноценную индустрию полного цикла от подготовки кадров и научных исследований до промышленного производства мирового уровня, рассказал на форуме губернатор Ульяновской области Сергей Морозов

Ринат Иржанов, управляющий уральским филиалом Промсвязьбанка 028_expert_ural_25-1.jpg
Ринат Иржанов, управляющий уральским филиалом Промсвязьбанка

— В новую индустрию у нас уже вовлечены больше десятка компаний, которые в кооперации поставляют компоненты, сырье, оказывают услуги по стройке, проектированию, подготовке кадров. Счет инвестиций идет на десятки миллиардов рублей. Мы даем зеленый свет таким проектам, помогаем решать проблемы, вписать тот или иной уникальный проект в региональную экономику — на этом уже специализируемся, реализовываем на территории региона и новые, и интегрированные между собой проекты.

Намерены создать, во-первых, специализированный распределенный центр компетенций в области технологий ВИЭ на базе ведущих российских лабораторий. Причем имеющих потенциал и НИОКР, и инжиниринговых проектов в различных областях: ветро- и солнечной энергетике, цифровых технологиях в энергетике и малой гидроэнергетике. Начиная от энергетического машиностроения и новых материалов до систем предсказательной аналитики, интеллектуального управления распределенной генерации.

Во-вторых, — сформировать первый в России ветроэнергетический кластер, один из самых продвинутых не только в СНГ, но и в масштабах Восточной Европы. Для страны это шаг к созданию полноценной отрасли НИОКР возобновляемой энергетики, площадка для совместных с оте­­чественными и зарубежными промышленными центрами проектов. Это также возможность сосредоточить на нашей территории важнейшие технологии, подходы и проекты, связанные с зеленой энергетикой. А для Ульяновской области — шанс получить дополнительные ресурсы в развитии высокотехнологичных производств.

Предпосылки для реализации этих решений мы подготовили в предыдущие несколько лет. Первыми в России еще четыре года назад услышали сигналы рынка и регулятора и решили включиться в работу по распаковыванию рынка ветроэнергетики. Мы инициировали изменения федерального законодательства, регулирующие нормативную базу по этому направлению, поскольку увидели, что этот бизнес в нашей стране стал достаточно быстро развиваться. Работе с инвесторами и технологическими партнерами, созданию комфортной среды под новую отрасль на территории области мы отдаем приоритет.

Главные на сегодня партнеры региона — компании Vestas, Роснано, Fortum. На его территории действуют два ветропарка, они включают 28 ветроэнергетических установок общей мощностью 85 МВт. Вся генерируемая энергия поставляется в Единую энергосистему страны. За счет энергии ветра восполняется примерно 8% потребности Ульяновской области в электро­энергии, что способно обеспечить более 70 тыс. домохозяйств. Процесс строительства ветропарков мы запускаем в ближайшее время еще в нескольких удаленных сельских муниципальных образованиях и регионах. Наша цель — ежегодно вводить новые мощности, и в ближайшие три-четыре года суммарно довести их до 500 МВт, то есть увеличить почти в шесть раз. Под решение этих задач мы ищем новых партнеров и инвесторов.

Прямо на форуме власти Ульяновской области подписали с компанией EAB New Energy GmbH (Германия) соглашение о намерениях инвестировать в строительство еще одного ветропарка под ключ. Эта компания — одна из тех, кто с 90-х годов прошлого века формирует стандарты в развитии ветроэнергетики по всему миру. Строительство начнется через несколько месяцев. Мощность новой ВЭС составит 75 МВт, объем инвестиций EAB New Energy GmbH в проект — 6,5 млрд рублей. В строительстве ветропарка инвестор планирует использовать компоненты локализованного производства Vestas. По специальному инвестиционному контракту, заключенному между министерством промышленности и торговли РФ, правительством региона и компанией Vestas построен завод по производству композитных лопастей для ветрогенераторов мощностью 300 лопастей в год. В целом общее количество обеспеченных хорошим ветром площадок позволяет нам построить ветропарки суммарной мощностью не менее 1 ГВт.

Говоря об условиях, которые мы создаем для возобновляемой энергетики, мы имеем в виду не только ветропарки. Это вся цепочка отрасли: кадровое и научное обеспечение (нам удалось создать специализированную кафедру электроэнергетики, выпускники которой приходят работать в ветропарки), локализация производства комплектующих. Включаем в этот процесс действующие в регионе предприятия. Формируем промышленную базу для массового строительства ветропарков. Такую возможность мы имеем благодаря компетенциям, которые накоплены в России и в регионе, в том числе в авиастроении, производстве композитных материалов, стекловолокна, специальных покрытий, силовой электроники.

Мы движемся по всему спектру развития во­зобновляемой энергетики: солнечной, водородной, микрогенерации, вопросам хранения энергии.

В ближайшие несколько лет планируем создать в регионе собственное производство электрических панелей, солнечную электростанцию. Инвестиционное соглашение об этом заключено 12 декабря между правительством Ульяновской области, Корпорацией развития региона и австрийскими компаниями Green Source Gmbh и Core Value Capital Gmbh. По нему в Ульяновской области построят предприятие по производству фотоэлектрических модулей для солнечных электростанций с использованием перспективной технологии. Объем вложений зарубежных инвесторов на первом этапе — более 1,2 млрд рублей. Приступить к строительным работам и начать выпуск первой продукции компания планирует уже в следующем году. Мощность предприятия — 100 МВт фотоэлект­рических модулей в год. Учитывая перспективы роста российского рынка и экспортный потенциал, компания может увеличить мощности до 300 МВт в течение следующих десяти лет.

В перспективе увеличивать мощности генерации энергии на территории региона мы будем именно за счет возобновляемых источников энергии. Это позволит ульяновцам к 2030 году решить сверхамбициозную задачу: получить 30% генерации из возобновляемых источников энергии. Я убежденный сторонник того, что сетевой паритет (когда нормированная стоимость электроэнергии, получаемой с помощью альтернативных источников электричества, меньше или равна цене электричества из сети, добываемого традиционными станциями), не за горами.  

Новости партнеров

Реклама