Медное здоровье

Металлургия
Москва, 22.07.2019
«Эксперт Урал» №30-33 (804)
Мировая конъюнктура рынка меди крайне непредсказуема из-за торговых конфликтов и общего спада экономики ключевых регионов. В этой ситуации российские компании продолжают инвестиционные программы расширения сырьевой базы и модернизации мощностей

В мае этого года врио главы Башкортостана Радий Хабиров и генеральный директор ООО «УГМК-Холдинг» Андрей Козицын подписали соглашение о намерениях по реализации проекта строительства подземного рудника и отработке запасов Подольского медно-цинкового месторождения. Ввод в эксплуатацию первой очереди планируется в 2026 году, объем инвестиций — 50 млрд рублей. Подольская группа медно-колчеданных месторождений расположена в Хайбуллинском районе Башкирии, месторождение представлено медными, медно-цинковыми и серно-колчеданными рудами. Ранее другой российский холдинг, РМК, объявил о разработке Малмыжского золотомедного месторождения в Хабаровском крае. Балансовые запасы его оцениваются в 5,156 млн тонн меди и 278 тонн золота.

Копай глубже

Дефицит сырья — один из серьезных вызовов медной промышленности во всем мире. По мнению директора центра экономического прогнозирования Газпромбанка Айрата Халикова, в 2019 году снижение добычи ожидается на 1 — 2,3%. Это во многом связано с недостатком инвестиций в 2014 — 2018 годах, временной остановкой добычи по причине крупных наводнений в Чили, а также проблемами в Перу, Индонезии и Конго. В 2020 — 2023 годах добыча сырья будет увеличиваться на 3,3% в год, но этого, по оценке эксперта, не хватит для обеспечения потребности предприятий по выплавке рафинированной меди. В 2018 году она выросла в мире на 2,6% до 23,6 млн тонн, в этом году темпы роста производства меди упадут до 1,7%. В 2020 — 2021 годах на мировом рынке проявится дефицит сырья в размере 3 — 4% от объема потребления. Недостаток медного концентрата компенсируют медным ломом. Все это простимулирует рост цен на сырье и закономерно приведет к увеличению себестоимости конечной продукции.

Китайская шкатулка

Не менее серьезный вызов связан с геополитическими факторами. Из-за затянувшегося конфликта США и Китая котировки на медь подвержены сильным колебаниям: средняя цена за январь — май снизилась на 9% до 6,2 тыс. долларов за тонну. Волатильность чрезвычайно высока: «С начала года до марта цены восстанавливались под влиянием эйфории от скорого заключения торгового соглашения США и Китая, с апреля по июнь был провал, затем цены снова восстанавливались в ожидании переговоров на G20», — рассказывает аналитик по товарным рынкам компании «Открытие Брокер» Оксана Лукичева.

Реакция закономерна: «Медь — традиционный и хорошо известный индикатор “здоровья” мировой экономики с точки зрения ее готовности к реальным производственным и финансовым инвестициям», объясняет аналитик управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин.

А ситуация на мировых рынках крайне неопределенная: экспертное сообщество бурно обсуждает риски замедления мировой экономики. Так, в апреле МВФ понизил прогноз роста мирового ВВП до 3,3% в 2019 году. В результате спрос на металл может понизиться, отмечает портфельный управляющий компании QBF Денис Иконников.

В последнее десятилетие почти все мировые производители металлов поддерживали бизнес за счет поставок продукции для растущей экономики КНР. Сегодня она тормозит, однако по-прежнему формирует мировой спрос на медь: по итогам 2018 года мировое потребление выросло на 3% до 23,6 млн тонн, и более всего в Китае (на 5%; причем в производстве бытовой техники — на 11%, машиностроении — на 7%), странах Северной Америки (4%) и Японии (2%).

— Несмотря на замедление темпов роста экономики Китая в 2019 — 2023 годах, промышленность страны обеспечит не менее половины прироста потребления меди в мире, — полагает Айрат Халиков. — Анонсированная в этом году программа поддержки экономики будет прежде всего направлена на инфраструктурное строительство. На фоне увеличения бюджетного стимулирования ожидается ускорение темпов роста потребления меди на 1 п.п. до 3% в среднем в 2019 — 2021 годах по сравнению с ожиданиями в начале 2018 года.

— Основное значение для потребления меди имеют темпы роста мировой экономики и запуск объявленных инфраструктурных проектов в США и Китае, а также ситуация в Китае в целом, — соглашается Оксана Лукичева. — При этом стоит принять во внимание запрет с 1 июля этого года в рамках экологических программ на импорт в Китай лома металлов, в том числе меди. Это может повысить спрос на рафинированный металл.

Возможно, мировой спрос поддержит Индия, продолжающая высокими темпами наращивать потребление меди: по оценкам Айрата Халикова, в 2019 году спрос этой страны вырастет на 11%, а на горизонте двух-трех лет она обеспечит четверть прироста спроса на медь вне Китая (0,3 млн тонн).

Промышленность США даст увеличение потребления на 0,1 млн тонн, Таиланда — на 0,11 млн тонн, стран Западной Европы — на 0,13 млн тонн. Рост в значительной степени будет связан с переносом мощностей из Китая.

Смотри дальше

На горизонте двух лет основной спрос будут предъявлять «классические» отрасли: строительство, производство потребительской продукции и электроэнергетика. Строительство обеспечивает до половины спроса на медь в Китае, и его ускорение дополнительно поддержит спрос на внутреннем рынке. На вытеснение меди в производстве проводов и кабелей все больше претендует алюминий, и при троекратном разрыве цен темпы замещения ускорятся. Возобновляемая энергетика и выпуск электротранспорта внесут 20% от общего прироста потребления в 2017 — 2022 годах, считает Айрат Халиков.

Вектор развития мирового производства и потребления меди, по мнению большинства аналитиков, будут определять геополитические новости: «Ситуация на мировом рынке до конца этого года останется под влиянием торговых войн, возможна общая стагнация мирового потребления вследствие низких темпов роста мировой экономики, запрета на импорт лома меди в Китай, а также задержек введения проектов по добыче и производству меди в мире, — прогнозирует Оксана Лукичева. — Общая ситуация ожидается в целом стабильной, а средние цены в Лондоне будут около 6 тыс. долларов за тонну».

В случае положительного исхода переговоров между США и Китаем цены на медь могут подняться выше 6,5 тыс. долларов за тонну. «Негативный сценарий уже во многом заложен в котировки, в связи с чем дальнейшее снижение цен на медь ограничено», — уверен Денис Иконников.

Не видит предпосылок для потрясений и Александр Осин: «Цены растут “застойными” темпами по 5 — 10% в год, что отражает опасения ужесточения регулирования и ограниченный (по-видимому, искусственно) спрос на ключевых рынках. При ослаблении таких ограничений спрос увеличится с нынешних 3% до нормального среднего для долгосрочной статистики прироста, по крайней мере, в 5%. Цены отреагируют повышением, измеряемым двузначными показателями в годовом исчислении».

Главный аналитик Промсвязьбанка Роман Антонов ожидает в 2019 — 2020 годах сохранения дефицита меди на рынке в пределах 0,2 — 0,3 млн тонн: «Динамику цен будет определять ситуация в промышленном секторе Китая, а также ход торговых переговоров с США. Во втором полугодии 2019 года цены на медь будут двигаться в диапазоне 6 — 6,5 тыс. долларов за тонну».

Внутреннее дело

Возможности роста потребления за счет внутреннего российского рынка всегда были ограничены, половину объемов российские медные предприятия поставляют на экспорт. А в этом году из-за стагнации экономики на эту составляющую рассчитывать практически не приходится, считает Александр Осин: «Потребление меди в первом квартале 2019 года выросло, однако прирост находится в рамках погрешности расчетов, то есть составляя десятые доли процента. Экономика РФ остается в состоянии застоя, это отражается на динамике производственного спроса и тесно связанного с ним спроса на медь».

В этой ситуации крупнейшие российские холдинги сконцентрировались на реализации программ модернизации действующих мощностей и инвестиций в проекты, связанные с расширением сырьевой базы. Поэтому российская динамика не показательна. В целом по стране в первом квартале этого года объем выпуска меди вырос на 3%. Наилучшие показатели продемонстрировал «Норильский никель»: компания продолжает наращивать эффект от постепенного выхода на проектную мощность нового актива, запущенного в конце октября 2017 года, — Быстринского горно-обогатительного комбината в Забайкальском крае. Комбинат стал крупнейшим горным проектом в России, построенным с нуля за последние 10 лет. Согласно отчетам компании, именно благодаря этому объем производства меди в первом квартале вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 13% до 127 тыс. тонн. «При этом практически весь объем металла был произведен из собственного сырья», — подчеркивает операционный директор Сергей Дяченко.

Инвестиции РМК в развитие горнодобывающих и металлургических мощностей в России и Казахстане в 2019 году превысят 1 млрд долларов, это на 4% больше 2018 года. В российские активы группа предполагает вложить более 900 млн долларов, из них в проекты в сфере горной добычи — 652 млн долларов. Приоритетные проекты на этот год — строительство Томинского ГОКа в Челябинской области и разработка Малмыжского месторождения в Хабаровском крае.

Третий крупнейший холдинг России УГМК сконцентрирован на завершении строительства третьей очереди цеха электролиза меди по безосно?вной технологии объемом инвестиций 4,5 млрд рублей.

У партнеров

    Реклама