Гибридные навыки

Тема недели
Москва, 19.08.2019
«Эксперт Урал» №34 (805)
Цифровизация экономики сигналит о недостатке кадров, требуя человека не просто ИT-обученного, но имеющего новый образ мышления. Как и где его получить?

Четвертое место в мире занимает Россия по объему человеческого капитала — охвату населения образованием различных видов и уровней. Но только сорок второе место — по параметрам реального использования навыков, приобретенных в вузе, и по включенности в непрерывное образование. Таковы данные доклада Global Human Capital. Иными словами, в стране сохраняется традиционная система образования, а с ней — и структурирования жизни, которая распадается на две части: время получения образования и время работы. Между тем действительность быстро меняется: пока составляются курсы и пишутся учебники, заключенные в них знания устаревают. Люди успевают за жизнь сменить несколько профессий. Мы не знаем, какие навыки и знания будут востребованы лет через 20 или 50, но понимаем, что человек в любом случае должен будет демонстрировать гибкость и адаптивность к масштабным переменам.

Интересно, что работники значительно больше ощущают потребность в изменениях, осознают, что их квалификация не соответствует будущему, чем работодатели, рассказывает о данных опроса директор НИУ Высшая школа экономики (Санкт-Петербург) Сергей Кадочников. Руководители бизнеса считают, что только трети компаний и только через десять лет потребуются значительные инвестиции в изменение навыков персонала. А по мнению самого персонала, к тому времени будут нерелевантны уже 60% навыков. И только 1% опрошенных настаивал, что их профессия будет нужна в будущем. Вдумайтесь, это радикальная цифра.

Когда мы говорим о кадрах для цифровой экономики, в основном рассуждаем в категориях ИT, программирования. Но это ли на самом деле будет нужно? Скорее, дело не в цифре и не в объемах данных, а в том, что со всем этим делать. Опыт взаимодействия между ИT-компаниями и готовящими для них специалистов университетами за последние годы показал, что для 69% компаний ожидаемые изменения будут связаны с умением интерпретировать данные, работать с ними. И всего лишь 2% считают, что для этого им понадобятся именно высококвалифицированные программисты: остальным будут нужны те, кто на базе больших объемов данных сможет принимать решения.

IBM провел опрос: какие навыки нужны персоналу в глобальных компаниях, оперирующих более чем в одной стране. Уметь работать с компьютером и специализированным программным обеспечением требуется в 61% случаев, способность эффективно общаться в бизнес-среде — в 53%. Гибкость, адаптивность пригодятся в 51% ситуаций. То есть требуется соединять совершенно разные навыки. Так выяснилось, что на этом рынке нужны вовсе не молчаливые айтишники-отшельники, а люди, способные работать в командах, коммуницировать и, главное, доносить то, что они хотят, до других.

Профессор Гарварда Дэвид Деминг, оценив изменения востребованности навыков с 1980 по 2013 год, обнаружил, что самый большой спрос — на профессии, которые требуют одновременно коммуникативных, социальных и аналитических навыков. Таким образом, будущее за гибридными навыками.

В 2018 году в России начат национальный проект «Цифровая экономика». Это 1,6 трлн рублей расходов из разных источников с 2019 по 2024 год. Из них 10% пойдет на кадры. Разработчики проекта считают, что через пять лет вузы должны набрать на программы информационно-коммуникационных технологий 120 тыс. человек, среди 300 тыс. бюджетников их будет большинство. Сейчас поступают 45 тыс. ежегодно.

Власти нацелены на то, чтобы наращивать долю людей, которые имеют подготовку в этой области. В России таких сейчас 2% от 72 млн трудоспособного населения. В США — 3,9%, Европе — 3,7%. Но у нас нет цифр, показывающих, что делать с остальными специалистами и будем ли мы на самом деле готовы к цифровой экономике, если на рынке появится в четыре раза больше айтишников. Смену представлений о должном, новые подходы в вузовском образовании обсуждали в партнерстве с бизнесом участники международной промышленной выставки Иннопром-2019 в Екатеринбурге. Парт­нером трека выступила ИT-компания СКБ Контур, организационным партнером — Уральский федеральный университет. Говорили о четырех ключевых требованиях к образованию в эпоху цифровизации: необходимости подготовки большого количества кадров, сохранении при этом высокого качества образования, активном внедрении soft skills и встраиваемости специалистов в конкретную рабочую среду.

Личностное и профессиональное

Тезис о том, что будущее — за гибридными навыками, развивала первый вице-президент Газпромбанка Наталья Третьяк:

слышать от банкира, что гуманитарные знания и социальные навыки чуть ли не важнее, чем математика, казалось невероятным. Она рассуждала о том, как адаптировать сотрудников к вызовам, которые готовит бизнесу цифровая эпоха:

— Работодатели уже ряд лет назад столкнулись с тем, что чисто профессиональные навыки слабо затребованы. Основной запрос — на особенности, связанные с личностными характеристиками человека: умение работать в команде, адаптироваться к изменениям, нести ответственность за собственные результаты, действовать в состоянии постоянной неопределенности, на стыке разных проблем. К сожалению, наша школа более ориентирована на получение профессионального образования, которое не так востребовано с точки зрения прироста полезного продукта. Мы в целом должны посмотреть на гуманитарную сущность обучения, помочь каждому реализовать возможность быть успешным в жизни. И поэтому важно формирование моральных и нравственных представлений, таких социальных навыков, как умение общаться, сопереживать. Потому что только при наличии крепкого нравственного иммунитета человек сможет в цифровом будущем принимать правильные решения и нести ответственность за результаты своей деятельности. Это особенно важно, когда он будет иметь дело с огромными потоками информации. Специалист должен уметь легко адаптироваться и понимать необходимость постоянного обучения в течение всей жизни. При наличии таких компетенций сотрудник будет успешен, именно за такими мы охотимся. Знания можно получить и в процессе работы, а вот социальные, личностные качества добрать сложнее.

Генеральный директор СКБ Контур

Евгений Филатов поддержал тему гибкости и адаптивности, заметив, что научный взгляд на мир, умение систематизировать и анализировать происходящее

важнее, чем конкретные знания, однако сделал акцент на важности узкопрофессиональных знаний. Он рассказал об опыте сотрудничества компании с УрФУ: взаимодействие на системной основе в виде образовательной программы ИT-компания начала в 2008 году — стажировки, гранты преподавателям, стипендии студентам, курсы, спецкурсы, онлайн-платформа для самостоятельного обучения программированию. Сегодня партнерство вылилось в масштабный проект — реформу направления «Фундаментальная информатика и информационные технологии», которое позволит повысить качество профессионального образования, готовить на базе УрФУ разработчиков мирового уровня.

Элитарное и массовое

Чтобы таких кейсов было больше, нужно снизить для бизнеса порог вхождения в образовательный процесс, отметил Евгений Филатов. Привлечь больше компаний к образованию помогло бы и совместное финансирование образовательных проектов, когда равные суммы вкладывает бизнес и государство. Поскольку инвестиции в образование имеют отложенный эффект, вдолгую сейчас могут играть только очень крупные игроки. Не каждый бизнес выживет четыре-шесть лет, пока получит из абитуриента специалиста, приносящего доход. Поэтому компаниям, которые все же идут на такие риски, нужно, чтобы бюрократические барьеры были пониже. Тогда двигаться к цели можно быстрее. Образование не успевает за сменой технологий, а бизнес помогает экспертизой, созданием специальных курсов, говорит гендиректор СКБ Контур:

— Нам бы хотелось, чтобы совместная образовательная программа была более свободной — после второго курса студент сможет выбирать необходимые лично ему дисциплины, в которых он достигнет большего успеха, а занятия будут в меньшей степени лекционного типа. Формат преподавания хотим изменить, чтобы преподаватели могли более эффективно работать с меньшим количеством студентов, внедрим больше лабораторных работ и коворкингов. Стараемся учесть мировые тренды в образовании. Впрочем, подходы можно совмещать: отрасль нуждается и в элитарном, и в массовом образовании. На рынке разработчиков нужно все больше, потому что цифровые технологии захватывают мир. Дефицит кадров во всех специализациях нарастает. Если раньше ИT-отрасль имела четкие границы, теперь только ленивая компания не называет себя ИT. И все они потребляют кадровые ресурсы, конкуренция увеличивается. Чтобы решить кадровую проблему, мы участвуем в создании базовых курсов и спецкурсов, делимся самым ценным нашим ресурсом — временем разработчиков, чтобы они читали лекции. Хочется, чтобы выпускники приходили более подготовленные, потому что первые годы компания тратится на то, чтобы их дообучить и они быстрее начали приносить прибыль.

Директор Института радиоэлектроники и информационных технологий (РТФ) УрФУ Илья Обабков заострил внимание на двух моделях, основанных на разных подходах к элитарному и массовому ИT-образованию, и важности участия бизнеса в разработке той и другой парадигмы:

— Если на матмехе, где активен СКБ Контур, набор 100 — 150 человек для элитной подготовки с «очень тяжелой конкретной математикой», то на радиофаке набор 1200 человек. Несмотря на высокий проходной балл, уровень подготовки у всех разный. Мы и хотим давать разные траектории для специализации. Это нужно и рынку: кто-то должен общаться с заказчиком, руководить командой, изучать пользователей. Университет впервые внедряет проектное обучение, 550 студенческих проектов сделано за два семестра. Это большой объем, учитывая, что студенты работают в командах. Оценивать качество проекта привлекают ИT-индустрию. Появляется новая позиция для университета — приходящий ментор, то есть эксперт, который ставит оценку.

Образование и производство

Дальнейшая дискуссия развернулась вокруг совмещения учебы на ИT-специаль­ностях и работы в отрасли. По словам Ильи Обабкова, уже на третьем курсе больше половины студентов совмещают работу с учебой, на четвертом — работают почти все. В вузе вынуждены время занятий смещать ближе к вечеру. На выходе трудоустроено 100%.

Глава НИУ ВШЭ рассказал, что в Санкт-Петербурге, напротив, не допускают такого совмещения:

— Студенты 20% времени занимаются проектной работой, проходят стажировки, но не работают. И мы поддерживаем их, выплачивая именные стипендии. Хотя, занимаясь мелким бизнесом или работая в компании, можно получать 100 — 200 тысяч. Но возможность поработать в разных компаниях еще будет, а вот другой шанс учиться у лучших преподавателей вряд ли предоставится.

Сергей Кадочников заметил, что тема совмещения работы и учебы — одна из центральных в подготовке студентов любых программ, и ИT не исключение. Модели и в зарубежных вузах практикуются разные и в зависимости от специализации дополняют друг друга.

Вуз и завод

От ИT-образования участники дискуссии перешли к обсуждению подготовки кадров для промышленности. Директор корпоративного университета ТМК2U (ПАО «ТМК») Елена Позолотина рассказала об осмыслении новых подходов к корпоративному обучению. В течение последних десяти лет в компании провели полное перевооружение производственных мощностей, стали первыми в мире по техническому оснащению предприятий и заводов в металлургической сфере. Но одно дело — приобрести и интегрировать технологии, а другое — получить людей, способных работать в новых условиях и развивать всю систему. Важно искать таких специалистов, которые могут работать в команде, взаимодействовать, управлять ситуацией помимо цифровых компетенций, которые у них есть. И задача университета — ускорить все процессы, связанные с распространением и масштабированием цифровых знаний в компании.

В Русской медной компании внедрили систему образования на стыке компания — вуз — производитель, продолжила тему вице-президент по кадровой политике и социальной ответственности РМК Анна Шабарова: «Мы работаем с вузами, приглашаем ведущих разработчиков оборудования читать лекции и проводить практические занятия со студентами. В результате выпускники неплохо знают технологию и оборудование, на котором им предстоит работать». Другой ключевой посыл — необходимо открывать филиалы вузов в небольших городах, где есть производственные площадки. Такие филиалы позволили бы удержать молодежь на местах.

Онлайн и оффлайн

С ней не согласился вице-губернатор Свердловской области Олег Чемезов. По его словам, вуз — это не квадратные метры, а носитель знаний. Ни в одном вузе нет столько преподавателей, чтобы обеспечить хорошее качество образования студентам во всех регионах. Нужны дистанционные формы обучения, а удаленный доступ может организовать само предприятие. В части дистанционной формы обучения они должны шагать опережающими темпами: ничто не мешает заводу устанавливать экраны с онлайн-трансляцией любой лекции любого университета мира. Также вице-губернатор рассказал о поддержке, которую готово оказать правительство области инициативам, связанным с повышением ИT-грамотности, в том числе среди школьников, а также студентов «нецифровых» специальностей. Таков научно-технологический центр Контур.Парк — студенческий бизнес, в том числе неапробированные стартапы.

— Государство в отличие от бизнеса достаточно консервативно с точки зрения оперативности принятия решений. Но с точки зрения понимания проблемы мы готовы двигаться вперед и брать на вооружение модели, по которым работает ИT-бизнес, — отметил Олег Чемезов.

Тему онлайн-образования продолжил Сергей Кадочников. Он отметил, что Высшая школа экономики входит в пятерку вузов с наибольшим количеством курсов, размещенных на образовательной платформе Coursera: от ВШЭ их 83. Число слушателей перевалило за 2 миллиона. Ни один университет не может позволить себе такие кампусы. При этом ВШЭ нацелена на смешанное обучение: часть регулярных курсов читается онлайн, а с преподавателем студенты встречаются для обсуждения сложных вопросов. Онлайн-обучение открывает новые возможности для персонализации: курс позволяет уходить в разные темы, возвращаться к материалу, углубляться в источники. А это не что иное, как адаптивность технологии.

Сейчас идет большая дискуссия в отношении формата включения онлайн-образования в систему вузовского образования в России. Мы движемся по пути соединения онлайн- и оффлайн-форматов. Вероятно, выделятся группы ведущих университетов, которые в основном станут и провайдерами, и потребителями таких курсов. А разработчиками дисциплин будут, скорее всего, преподаватели ведущих университетов, полагает Сергей Кадочников.

Обсуждение аспектов образования в пору цифровизации экономики завершил президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. По его мнению, бизнес-сообщество может напрямую влиять на образование. В частности этой задаче служит Национальный совет по профессиональной квалификации, через который работодатели могут встраивать в систему образования нужные профстандарты, квалификационные требования и требования к компетенциям работников. За последние годы Совет обновил 1200 профессиональных стандартов и 1600 компетенций. Активно обсуждается возможность отнесения средств, инвестированных бизнесом в образование, на затраты. Это должно стать стимулом для работодателей вкладывать в образование больше. 

Новости партнеров

Реклама