Меняем вектор

Тема недели
Москва, 25.11.2019
«Эксперт Урал» №48 (814)
Многие регионы справились с задачей построения инфраструктуры для привлечения инвесторов. Сейчас акцент нужно перенести на другие вызовы — кадры и финансовые ресурсы. Но для этого федеральной власти нужно изменить критерии оценки работы региональных чиновников

2019 год не дал старт инвестиционной активности в России. Динамика инвестиций в основной капитал в целом по стране по итогам первого квартала составила 0,5%, второго — 0,6%. За третий Росстат, возможно, выдаст чуть более оптимистичный результат на уровне 1 — 1,3%, но это все равно далеко до ожидаемых 5% в год. Для разгона экономики вклад инвестиций в ВВП, согласно целевым ориентирам, должен быть не менее 25%, сейчас — 21%. Как в этих условиях переформатировать модели привлечения инвестиций, обсуждали собравшиеся за круглым столом «Инвестиции в предпринимательство: на что делать ставку регионам в новых условиях» в рамках конференции «Российские регионы в фокусе перемен»*.

— Сократились возможности привлечения иностранных инвестиций в целом, существенно изменилась география стран-потенциальных инвесторов, изменились ожидания бизнеса. Модели привлечения инвестиций, которые доказывали эффективность в прежние годы, перестают работать, — поставил проблему для дискуссии директор Института экономики и управления УрФУ и аналитического центра «Эксперт» Дмитрий Толмачев.

Инструменты и решения

На любом отрезке экономической истории всегда появлялись регионы, которые при общих равных показывали большую динамику. По итогам специального исследования социально-экономического развития макрорегиона за последние десять лет, проведенного АЦ «Эксперт», на территории Большого Урала за этот период существенный сдвиг произошел в Тюменской области. Причем рост инвестиций в основной капитал здесь наблюдался не только в фазе общего экономического подъема, но и в период кризисов и восстановления, и продолжается до сих пор. Прорыв благодаря реализации ряда мегапроектов сделал и Ямал.

Запуск инвестиционного процесса много лет сдерживали инфраструктурные ограничения, и этот элемент стал основой конкуренции регионов за инвестора в последнее десятилетие. Часть регионов в целом закрыли проблемы, связанные с построением инфраструктуры для запуска на своих территориях новых производственных комплексов. По стране открыто более ста индустриальных парков, особых экономических зон и территорий с особым статусом. Но для некоторых субъектов федерации этот вызов по-прежнему актуален, и они сейчас могут заняться заимствованием лучших практик. Такого курса придерживается, например, Курганская область.

— Наше преимущество — выгодное географическое положение и качественный человеческий капитал, — говорит заместитель губернатора региона Владимир Архипов. — Чтобы реализовать этот потенциал, правительство области определило вектор основных направлений для улучшения инвестиционного климата. Прежде всего это создание индустриальных парков, а также набор мер комплексной поддержки малого и среднего бизнеса в городах, включая финансовую поддержку. Мы считаем, что сегодня востребован такой инструмент, как субсидирование лизинга с целью стимулирования обновления основных фондов, предоставление займов на развитие бизнеса, а также установление специального тарифа на электроэнергию. Сейчас в нашем реестре на рассмотрении 300 инвестиционных проектов. Среди отраслевых приоритетов — АПК, промышленность, придорожные сервисы, туризм.

В Свердловской области значительная часть задач по созданию инфраструктуры размещения новых производств решена, но требуется постоянное совершенствование инструментов поддержки бизнеса. По словам заместителя министра инвестиций и развития Елены Хлыбовой, индустриальные парки уже стали центром притяжения инвестиций, сейчас на 1 рубль бюджетных вложений резиденты парков генерируют 4 — 7 рублей инвестиций, с 2013 года функционирует региональный институт приоритетного инвестиционного проекта: «Мы постоянно дополняем этот институт новыми видами деятельности в соответствии с результатами опросов предпринимателей. По итогам исследования “Инвестбарометр” (мониторинга инвестиционного климата Свердловской области, проведенного по заказу министерства инвестиций и развития региона АЦ «Эксперт» совместно с Институтом экономики и управления УрФУ. — Ред.) будут предложены новые решения в сфере налоговых льгот, часть консультаций с бизнесом уже проведена. Речь идет о региональном инвестиционном проекте. Наша задача — сделать так, чтобы инвестор чувствовал внимание к каждому проекту вне зависимости от его масштаба».

Поскольку проекты реализуются на территории конкретных городов, подключение муниципальной власти — необходимое условие. Многие администрации готовы поддержать предпринимателей, но их полномочия невелики, говорит глава Нижнего Тагила Владислав Пинаев:

— Мы очень хотели бы ускорить многие процедуры, но большинство решений находится в компетенции федеральных органов власти. К сожалению, мы много говорим о привлекательности территории, но глава муниципального образования ограничен в принятии решений. Нужно поднимать вопрос о внесении изменений в федеральное законодательство о распределении полномочий.

Даже в тех городах, где есть якорный инвестор, наличие сильного предпринимательства остается проблемой. К примеру, Тобольск чрезвычайно динамичен благодаря строительству холдингом Сибур завода «Запсибнефтехим». Однако, говорит глава Тобольска Максим Афанасьев, администрация Тюменской области ставит предметные задачи по формированию на территории благоприятного инвестиционного климата, и без внимания к этим вопросам даже очень перспективный промышленный проект реализовать будет сложно:

— На территории должны быть созданы условия, чрезвычайно важные для инвесторов. Люди, которое работают на крупных промышленных площадках, хотели бы комфортно жить, их дети должны получать хорошее образование. И в решении этой задачи есть две важные составляющие — создание комфортной городской среды и развитие малого и среднего бизнеса.

Власти Тобольска идут по пути создания муниципальных инвестиционных площадок. «Это территории, где мы декларируем предоставление различного рода преференций, в том числе налоговых. Наверное, стоит поговорить о необходимости для старт­апов особых условий. Почему бы не просчитать модель, когда устанавливаются полные налоговые каникулы на период создания нового производства», — предлагает Максим Афанасьев.

Однако одних только налоговых льгот недостаточно. Инвесторы сейчас чаще задают вопрос не о преференциях, а о наличии на площадке квалифицированной рабочей силы. Пока большинство решений в этой области сосредоточено вокруг образовательной составляющей, во многих регионах внедряется система непрерывного профессионального образования, ведется популяризация рабочих профессий. Однако для решения вопроса качества человеческого капитала критичны условия жизни. И здесь нужен комплекс совместных решений власти и бизнеса.

— Чтобы инвесторы появились на территории, нужны инвестиции в благоустройство и создание городской среды, — убежден директор по девелопменту корпорации «Атомстройкомплекс» Виктор Ананьев. — Если такая среда сформирована, бизнес приходит на территорию охотнее, чем под обещание, что это будет когда-то сделано.

Один из широко обсуждаемых инструментов снятия ограничения, связанного с человеческим капиталом, — повышение мобильности населения. Некоторые субъекты федерации делают ставку на строительство жилья для сотрудников нового производства. Это не всегда работает: конкуренция на рынке труда за квалифицированный персонал между регионами ужесточается, и люди уезжают за лучшим предложением. Один из очевидных ответов на эти вызовы — развитие модели арендного жилья. По мнению Виктора Ананьева, эта программа должна быть поднята на более серьезный уровень:

— Необходимо исправить ошибки в действующей методологии. Сейчас доходность таких проектов составляет 7%, но бизнес пойдет, если это будет минимум 15%. Поэтому на первом этапе инициативу должно взять государство, это даст стимулы для развития малого и среднего бизнеса, так как в таком проекте всегда задействовано много подрядчиков. Как только государство сделает этот шаг, крупные инвесторы тоже пойдут в это направление.

Проблема денег

Инвестиционный вектор малого и среднего бизнеса в индустриальных регионах в большой степени определяется спецификой базовых отраслей. К примеру, «Инвестбарометр» показал: 75% опрошенных предпринимателей за последний год вкладывали средства в развитие компаний. Причем делать это они предпочитают преимущественно за счет собственных средств.

Председатель совета директоров Корни-холдинга Андрей Бриль связывает осторожное отношение к банковским заимствованиям с глубинными факторами: «У всех бизнес-структур в России, в первую очередь частных, нет широкого доступа к инвестиционному кредитному плечу». Кроме того, сегодня банки выставляют бизнесу заведомо невыполнимые условия: «Ни один разумный предприниматель не подпишет кредитные договоры с условиями по одностороннему повышению ставок, крайне невыгодными методиками оценки залогов». И обвинять в этом кредитные учреждения нет смысла:

— У банков есть источники доходов, которые существенно превышают доходы от кредитной деятельности. По сути, мы наблюдаем перерождение банковской системы, когда банки отказались от выполнения главной функции — преобразование коротких дробных денег их клиентов в длинные инвестиционные кредитные ресурсы. И это не их вина, банки сейчас по сути стали дополнительными департаментами налоговой службы и бюджетной системы. Их функция заключается в том, чтобы за счет завышенной процентной ставки изымать средства из частного сектора и переводить их в бюджет, и с точки зрения бюджетной политики это очень хорошо.

Наблюдается глобальный сдвиг в пользу нефтегазовых инвестиций и значительное падение вложений в Свердловской, Челябинской, Курганской областях 016_expert_ural_48.jpg
Наблюдается глобальный сдвиг в пользу нефтегазовых инвестиций и значительное падение вложений в Свердловской, Челябинской, Курганской областях

Корректировать конструкцию нет смысла, считает Андрей Бриль. Он предлагает новое, на наш взгляд, небесспорное решение — под эгидой министерства промышленности и торговли вместе с институтами развития и профессиональными объединениями бизнеса создать альтернативную систему финансирования: «Параметры — широкий и равный доступ всех к этому ресурсу, новое содержание кредитных договоров, новые модели риск-менеджера банков. Нужны регулярная аналитика и целевые ориентиры».

Работающие модели

Директор по региональному развитию национальной Ассоциации агентств инвестиций и развития Алексей Бобов вызов видит в другом — на региональном уровне явный дефицит инвестиционных идей:

«Сегодня в банках большое количество денег на депозитах, эта цифра приближается к 30 трлн рублей. Есть интерес и у инвесторов к вложению средств, но все зависит от спроса и от сбыта продукции». Возможно, пришло время систематизировать имеющийся опыт и перенимать лучшие практики.

Есть несколько типов региональных моделей работы с инвесторами, классифицирует Алексей Бобов. Особняком стоит Москва: скопировать ее опыт практически невозможно, потому что она не привлекает инвесторов, а просто грамотно использует положение и создает условия под огромный рынок сбыта (примерно 30% российского). А вот по пути Татарстана хотели бы пойти многие. Регион сделал выбор в пользу мощного пиара во всем мире, республика позиционирует себя как точку входа в Россию, «но для этого нужно иметь очень большой бюджет на пиар и готовность губернатора делать как минимум 40 заграничных визитов в год».

Третья уже зарекомендовавшая себя стратегия реализована властями Калужской области — это личные переговоры и контакты: «Такая модель работает, когда регион небольшой, и главный аргумент для инвестора — выезд губернатора на встречу и его обещание административной поддержки», — считает эксперт.

Несколько иной подход применил один из регионов-лидеров инвестиционного процесса России —Тюменская область, чем и обеспечил себе прорыв. Здесь сделали ставку на внутреннего инвестора. И модель сработала: «Бизнес понял, зачем нужно государство для малого и среднего бизнеса, а власть увидела, что конкретно нужно предпринимателям. В Тюменской области функционировали 26 региональных представителей, которые занимались развитием районов, они курировали даже небольшие проекты с объемом инвестиций в полмиллиона рублей».

Сейчас новую концепцию пытается реализовать Челябинская область, говорит топ-менеджер Ассоциации агентств инвестиций и развития:

— Сегодня вся система региональной государственной поддержки включает примерно 80 инструментов для бизнеса. Это очень часто похоже на маленькие ларьки, в которых предлагают по пять-шесть видов продуктов. Челябинск первый в России сделал супермаркет, в окне которого можно получить все 80 видов поддержки в одном месте.

В целом регионы научились неплохо выстраивать блоки сопровождения инвесторов. Чуть хуже субъекты федерации справляются с содержанием инвестиционных предложений, далеко не у всех есть серьезная аналитика, иногда не хватает экспертной поддержки в формировании предложений. Но самым проблемным звеном в российской практике регионов является стадия привлечения инвестора. В некоторых регионах в целом в инфраструктуре поддержки инвестора может быть занято сто человек, а привлечением занимается один. И это не работает, итожит Алексей Бобов.

Новые критерии

Нуждается в корректировке и система оценки инвестиционного климата. Как известно, главный критерий оценки эффективной региональной политики — национальный рейтинг состояния инвестиционного климата. Но ведущие регионы практически исчерпали возможности в части увеличения позиций в рейтингах за счет объективных факторов — сокращения сроков административных процедур.

Это не имеет отношения к инвестклимату, убежден директор института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Андрей Яковлев:

— Задачи, которые с помощью этого рейтинга решались в момент его запуска пять лет назад, теряют смысл. Изначально нужно было снизить сроки подключения к инфраструктуре и административные издержки. Это не очень сложно. И когда людей из года в год проверяют по этому критерию, не задумываясь об остальном, это становится бессмысленно. То же касается и мирового рейтинга Doing Business от Всемирного банка, с которого скопирована наша модель. Мы в этом глобальном рейтинге успешно продвигаемся, торжественно отчитываемся, что мы на одном уровне с Францией и Испанией. Но мировой рейтинг сознательно делался Всемирным банком под крайне простую задачу — подтолкнуть правительства развивающихся стран к тому, чтобы они начали сравнивать себя с другими и перенимать лучший опыт.

Необходимо смотреть не на технические факторы, а на условия жизни в регионе, предлагает эксперт. Например, в США есть рейтинг оценки качества жизни на уровне штатов по таким индикаторам, как здравоохранение, образование, экология, безопасность, инфраструктура. Этот рейтинг ориентирован в первую очередь на домохозяйства, которые выбирают себе место для жизни. Предполагается, что это очень важно для бизнес-климата, так как бизнес начинает двигаться за тем, куда переезжают люди, а власть в свою очередь вынуждена реагировать на то, куда движется бизнес. Если бизнес утекает из региона, то властям придется тоже что-то делать. Такого рода замеры представляют собой более сложные системы, но и они в большей степени связывают действия власти с качеством инвестклимата.

* Прошла в Екатеринбурге, организована Уральским федеральным университетом, Институтом экономики и управления УрФУ, аналитическим центром «Эксперт» и деловым журналом «Эксперт-Урал». Круглый стол проведен совместно с министерством инвестиций и развития Свердловской области.

Наблюдается глобальный сдвиг в пользу нефтегазовых инвестиций и значительное падение вложений в Свердловской, Челябинской, Курганской областях

У партнеров

    Реклама