Новое нормальное

Ирина Перечнева
27 апреля 2020, 00:00
  Урал

Банковский сектор переживет рецессию без существенных потерь: в отличие от предыдущих кризисов в индустрии нет крупных слабых игроков, зато есть оперативно введенные инструменты поддержки ЦБ

Аналитический центр «Эксперт», журнал «Эксперт-Урал», институт экономики и управления УрФУ при партнерстве банка «Открытие» в Свердловской области провели в Екатеринбурге конференцию «Будущее банковского бизнеса: перспективы регионов».

Банковская система России вместе со всей экономикой прошла не один кризис, и обычно эта индустрия находилась в эпицентре шторма. Паника вкладчиков, отток пассивов, потеря ликвидности, снижение капитализации, нарушение нормативов, отзыв лицензии — вот обычные этапы кризиса на финансовом рынке.

Ключевые спикеры нашей конференции на этот раз такого развития событий не ждут.

 

Стресс-тест

 

Генеральный директор агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР) Кирилл Лукашук находит этому два объяснения:

— Во-первых, мы переживаем кризис не финансовой системы, а реальной экономики. Во-вторых, устойчивость банковской системы достаточно высока. Последние полтора-два года она живет в ситуации структурного профицита ликвидности. При этом мы имеем еще и высокий уровень достаточности капитала: запас по совокупному и основному капиталу сейчас на 3 п.п. превышает нормативы. Во многом это связано с политикой ЦБ по оздоровлению сектора. В банковской системе уже нет крупных откровенно слабых игроков, которых эта ситуация могла бы сильно пошатнуть, и их проблемы срезонировали бы с проблемами реальной экономики. Наконец, еще один фактор: основной источник дохода банков — корпоративное кредитование — в последние годы не росло. Опять же это негативный элемент для экономического роста, но сейчас это означает, что у банков нет сильного системного риска ухудшения качества обслуживания долга.

Свою гипотезу НКР подтвердило в ходе недавно проведенного стресс-тестирования банковской системы, взяв за основу опыт прошлых кризисов, в частности, изменение стоимости риска. Самый плохой кризисный сценарий НКР предполагает падение ВВП на 6 — 7% в 2020 году и рост на 0,5 — 1% в 2021-м. В этом случае острая фаза кризиса будет длиться в течение всего 2020 года, негативные проявления будут отмечаться до конца 2021 года. В негативном сценарии экономика сократится на 4% в 2020-м и вырастет на 1 — 1,5% в 2021-м; острая фаза кризиса продлится до конца первого полугодия текущего года с некоторыми негативными проявлениями до конца первой половины 2021-го. В сценарии умеренного стресса ВВП уменьшится на 2% в этом году и вырастет на 1,5 — 2% в следующем. Острая фаза кризиса будет наблюдаться в первом полугодии, негативные проявления — в течение всего 2020 года.

 — При повторении пикового стресса 2008 — 2009 годов российская банковская система покажет убыток около 800 — 900 млрд рублей, однако сохранит устойчивость. Более реалистичный сценарий приведет к резкому сокращению доналоговой прибыли, но будет несущественным в макропруденциальном смысле, — говорит Кирилл Лукашук. — При реализации любого из сценариев банковский сектор сохранит существенный запас капитала, однако отдельные крупные игроки могут столкнуться с необходимостью докапитализации.

Дополнительным аргументом служит более высокая готовность центральных банков мира, в том числе и Банка России: накоплены инструментарий и опыт, значительно усовершенствовано регулирование. ЦБ РФ уже в первые дни ввел ряд решительных регуляторных новаций для банков, позволяющих им поддержать клиентов. По-иному прошла и острая фаза турбулентности.

— В отличие от кризиса 2014 года мы не видели ажиотажа в обменных пунктах, — говорит председатель правления банка «Кетовский» Евгений Кафеев. — Конечно, напряжение есть, особенно среди предприятий сферы услуг — гостиниц, кафе, придорожного сервиса, транспортных организаций. Они уже почувствовали падение выручки. Но мы готовы поддержать своих клиентов.

Этот небольшой региональный банк из Кургана пережил все кризисы и рецессии новой экономической истории России, и каждый раз получал новые возможности для развития. Евгений Кафеев связывает это с особенностью бизнес-модели регионального банка: «В кризис бизнесу нужно принимать решения быстро, а крупные федеральные банки не всегда могут оперативно отреагировать на этот запрос, и обычно мы получаем дополнительный приток клиентов».

За последнюю неделю банк «Кольцо Урала» фиксирует более чем 20-процентный рост заявок на получение или рефинансирование кредитов от предприятий крупного бизнеса из самых разных отраслей. Руководитель корпоративного бизнеса банка Валерия Вялкова находит этому следующее объяснение: «Для участников рынка сегодня важна скорость принятия решений по кредитам и гибкий подход к условиям. Скорость реакции и чувствительность к интересам клиентов у регионального банка могут оказаться выше, чем у крупных федеральных игроков».

 Операционный директор казначейства УБРиР Владимир Зотов полагает, что на ситуации сказывается и то, что по итогам 2019 года банковская система России накопила серьезный запас прочности:

— Этот запас создан за счет снижения ставок, благодаря этому инвестиционным подразделениям банков удалось получить существенный доход. Кроме того, и банковская система, и предприятия имеют довольно большой запас ликвидности, что позволило смягчить первый удар кризиса.

Регулятор имеет возможности для поддержания банковской системы в дальнейшем. Так, ЦБ уже временно отменил надбавки к нормативу достаточности капитала для кредитных организаций. «Но поскольку основными участниками, обеспечивающими ликвидность рынка, являются Банк России и НКЦ, то реакция на волатильность на рынке, выражающаяся в увеличении, зачастую существенном, дисконтов и ставок обеспечения, может повысить риски для участников рынка», — считает Владимир Зотов.

Большинство крупных банков нашли возможности для смягчения условий облуживания займов для бизнеса. Так, ВТБ предлагает предпринимателям льготные продукты рефинансирования текущей задолженности, реструктуризацию действующих кредитов как по основном долгу, так и по процентам и комиссиям. Также с 8 апреля банк начал предоставлять региональному малому бизнесу и микропредприятиям беспроцентные кредиты на выплату заработной платы. По словам управляющего ВТБ в Свердловской области Алексея Долгова, «банк индивидуально рассматривает все обращения предпринимателей, которым необходима поддержка в условиях неблагоприятной экономической ситуации, вызванной пандемией коронавируса».

По словам директора офиса «Екатеринбургский» Росбанка Марины Никитиной, в апреле банк отменил ежемесячную плату за ведение расчетных счетов в рублях и долларах США для клиентов наиболее уязвимых сегодня отраслей — сфер общественного питания, искусства, спорта, развлечений, для стоматологических клиник, предприятий, занимающихся организацией конференций и выставок, оказывающих образовательные услуги, а также осуществляющих розничную торговлю непродовольственными товарами. Им будет предоставлена отсрочка по очередным платежам по кредитам сроком до шести месяцев без анализа бизнеса, просто по заявлению в банк. «Кроме того, Росбанк оперативно запустил услугу интернет-эквайринга, которая поможет компаниям перейти на онлайн-продажи товаров в течение одного дня без посещения банка. Подключение сервиса для компаний будет бесплатным.

В сервис включены ApplePay, GooglePay, форма оплаты встроена в сайт магазина. Покупка будет осуществляться всего за 1 секунду и без переходов с сайта клиента».

 

Остановка в апреле

 

Впрочем, дальнейшая траектория банковского сектора во многом будет зависеть от того, как экономика будет реагировать на ограничения деловой активности из-за пандемии.

Банки все больше зарабатывают на коммисиях, в лидерах Сбербанк и крупные универсальные банки, у региональных тенденция к сокращению 020_expert_ural_20-2.jpg
Банки все больше зарабатывают на коммисиях, в лидерах Сбербанк и крупные универсальные банки, у региональных тенденция к сокращению
Обороты по картам растут прежде всего за счет переводов и платежей, снятие наличных составляет лишь 31% 020_expert_ural_20-3.jpg
Обороты по картам растут прежде всего за счет переводов и платежей, снятие наличных составляет лишь 31%

Макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов оценил негативный вклад нерабочих дней в ВВП в апреле в минуси2,5 — 3%:

— Основная задача карантинных мер — не допустить ситуации, в которой из-за быстрого роста заболевших мединфраструктура не сможет помочь всем нуждающимся, и тогда потери людей и экономики будут намного масштабнее. Поэтому карантин так важен в текущей ситуации. При эффективности этих мер можно ожидать начала улучшения в экономике уже в следующем квартале. Впрочем, структура экономики России позволяет, как мы полагаем, легче переносить подобные события по сравнению, например, с европейскими странами. Во многих из них велика доля малого и среднего бизнеса, задействованного в сфере услуг и торговле, а именно такие предприятия страдают от карантина больше всего. В российской экономике основную часть добавленной стоимости производят отрасли, где сосредоточены крупные предприятия с непрерывным циклом производства. Кроме того, ряд важных для экономики отраслей (госуправление, здравоохранение, финансовый сектор, транспортный сектор) в значительной степени будут функционировать. В связи с этим мы полагаем, что экономика останется загружена минимум на 50% в предположении, что 100% — это обычный уровень.

Главный экономист, руководитель Центра макроэкономического анализа Альфа-Банка Наталия Орлова ожидает сокращения ВВП на 6% год к году во втором квартале и на 1% по итогам этого года, и это, по ее мнению, оптимистичный прогноз:

 — Защиту от более глубокого провала мы видим в структуре российской экономики, где невелика доля предприятий малого и среднего бизнеса, в том, что Россия — чистый импортер услуг, и ее финансовый сектор не страдает от кризиса ликвидности и от повышения процентных ставок. В то же время пандемия серьезно ударила по и так депрессивным настроениям в реальном секторе и ухудшила перспективы России вырваться из ловушки стагнации.

По мнению Кирилла Лукашука, сейчас экономике в целом не хватает широкомасштабных мер по поддержке спроса:

— Мне кажется, уже поздно выделять какие-то отрасли и категории граждан. Учитывая, что мы два квартала будем ощущать проблемы, в поддержке будут нуждаться все. Не зря развитые экономики объявляют о поддержке спроса и в меньшей степени уделяют внимание решению проблем в банковской системе. С нашей точки зрения, меры, которые были приняты, это только первый шаг. Единственный способ компенсировать сокращение ВВП — это существенное повышение государственных расходов. Да, это приведет к дефициту бюджета, но это не страшно. У нас достаточно серьезная подушка безопасности в части золотовалютных резервов. Так вот сейчас лучший момент для того, чтобы поддержать и компании, и домохозяйства.

Число банкоматов давно не растет, а терминалов для оплаты - растет постоянно 021_expert_ural_20-2.jpg
Число банкоматов давно не растет, а терминалов для оплаты - растет постоянно