Действующие лица и исполнители

Позиция
Москва, 29.06.2020
«Эксперт Урал» №27 (826)

22 июня гособвинение запросило шесть лет лишения свободы и штраф в 800 тыс. рублей для режиссера Кирилла Серебренникова, пять лет колонии и штраф в 300 тыс. рублей — для генпродюсера Алексея Малобродского, по четыре года колонии и 200 тыс. рублей штрафа экс-сотруднице Минкультуры Софье Апфельбаум и гендиректору «Седьмой студии» Юрию Итину. Также обвинение считает необходимым удовлетворить иск Минкультуры о возмещении обвиняемыми материального ущерба в 128 млн рублей. Приговор должен быть вынесен 26 июня.

Напомним, фигурантам по делу «Седьмой студии» вменяется хищение бюджетных средств, выделенных Минкультуры в 2011 — 2014 годах на реализацию междисциплинарного проекта «Платформа». Дело продолжается с 2017 года, в судах рассматривается с октября 2018-го. В сентябре 2019 года его вернули в прокуратуру из-за противоречий, появившихся после второй экспертизы: она показала, что «Седьмая студия» потратила на проекты больше, чем получила от государства. Третья экспертиза пришла к выводу, что «Платформа» могла обойтись втрое дешевле.

В поддержку Серебренникова и его коллег высказываются общественные и культурные деятели всего мира. Почти 5 тысяч подписей поставлено под открытым письмом министру культуры Ольге Любимовой с призывом отозвать гражданский иск к Серебренникову, который ведомство заявило как потерпевшая сторона.

Режиссер Константин Богомолов — обращение к главе Минкульта Ольге Любимовой (https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=3921323624606633&id=100001871017107):

— <…> Никто из нас не может требовать ничего, кроме объективности следствия и суда. Но мы можем выразить отношение к уже давно очевидному факту: будь у следствия неоспоримые доказательства, процесс давно был бы завершен. И даже если в ближайшее время процесс завершится, осуждающее решение не будет объективным, потому что процесс был хаотичным и выявил массу натяжек, свидетельства о давлении на участников, и другие факты, дискредитирующие возможное обвинительное решение. Репутационные потери следствия в этом случае — дело следствия и органов следствия, но очевидные репутационные потери министерства культуры, выступившего в этом процессе как бы инициатором — это дело всего культурного сообщества. Я призываю Вас как нового министра, не обремененного ошибками прошлого периода, вместе со следствием найти решение, как остановить печальный процесс и сообща выйти из дискредитирующей всех ситуации. <…> Мое обращение — не о политике. А о профессионализме. Бывает спектакль неудачен. Нет ничего стыдного в том, чтобы снять этот спектакль с репертуара. <…>.

Открытое письмо кинематографистов (журнал «Сеанс»; https://seance.ru/%E2%80%A6/7-studia-case-pismo-kinematografistov-2/):

— Пьеса абсурда — так было бы справедливо охарактеризовать всё, происходившее в ходе следствия и суда. Было бы смешно, если бы речь не шла о жизни и судьбе людей, работа которых критически важна для отечественной культуры.

Режиссер Владимир Мирзоев — обращение к президенту Владимиру Путину (https://novayagazeta.ru/articles/2020/06/24/ 85989-moih-kolleg-v-vashih-glazah-oklevetali):

—<…> Владимир Владимирович, я думаю, моих коллег в Ваших глазах оклеветали. <…> Предполагаю (интуиция подсказывает), что этот навет был связан с фильмом Кирилла Серебренникова «Ученик». Эту картину пристрастный толкователь мог интерпретировать как «хулу на Спасителя». Уверяю Вас, это лживое и безграмотное толкование. Литературная основа фильма — пьеса современного немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга — опирается на известный богословский трактат ХV столетия «О подражании Христу», автор которого, немецкий католический монах Фома Кемпийский, выступает с яркой антиклерикальной проповедью. По сути, защищает живой дух христианства от груза церковного язычества, лицемерия и корысти. Смысл проповеди самого Иисуса именно в этом — в обновлении и очищении духовных практик. <…> Разу­меется,

немецкий драматург небуквален и непрямолинеен в раскрытии этой темы, он работает с еще одной мощной традицией — традицией средневекового карнавала, где юродскому осмеянию подвергается даже церковная служба (дабы не впадать в самый тяжкий из всех земных грехов — грех гордыни). По-моему, очевидно, что режиссер фильма Кирилл Серебренников стоит на тех же позициях. То есть выступает вместе с Христом (и драматургом) против язычества и лицемерия в современной церковной среде.

Директор театра им. Вахтангова Кирилл Крок (https://www.ural.kp.ru/daily/27147.3/4241275/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews):

— Наказание, которое требует прокуратура, неоправданно жесткое. От действия фигурантов этого дела не пострадали люди, никто не стал сиротой. <…> Больше всего меня поразило, что прокуратура требует признать виновной Софью Апфельбаум. Она — один из самых уважаемых людей в театральном мире. Стоить напомнить, что в то время, когда она занимала должность директора департамента господдержки искусства Минкульта РФ, не было правила требовать финансовую документацию от учреждения культуры или НКО, которые получали деньги от министерства на проведение своих фестивалей, гастролей, спектаклей. Даже будучи директором департамента, Софья Апфельбаум не могла в то время отвечать за ведение финансово-хозяйственной деятельности НКО. Приказ о финансовом контроле со стороны министерства появился позже, примерно в середине 2014 года. <…> Почему же сейчас те старые порядки, которые существовали для всех, вдруг поставили в вину только Софье Апфельбаум. Почему ее вдруг назначили ответственной задним числом? <…> Вот такая субъективная, предвзятая оценка гособвинения шокировала театральное сообщество.

Политолог Георгий Бовт (https://www.bfm.ru/news/446581):

— <…> Это где-нибудь на «диком Западе» получатель грантов или пожертвований распоряжается деньгами как в наличной, так и в безналичной форме по своему усмотрению, а потом эффективность проекта оценивается в целом по результату. У нас не так. И всякий, кто работает с бюджетными деньгами в сфере культуры, сейчас должен внутренне сильно напрячься, пронзенный мыслью типа «на месте Серебренникова мог быть каждый театральный или кинодеятель». Поскольку без пресловутого нала тут никуда — слишком много текущих платежей, которые не стыкуются с формальными требованиями российской бухгалтерской отчетности. <…> Коронавирус сильно поменял повестку и, как говорится, всю творческую атмосферу. Не факт, что прежде смелые заступники за Серебренникова, в том числе перед самыми высокими лицами, сейчас наберутся той же смелости на фоне обрушившихся на них финансовых проблем и перед неизбежной необходимостью идти к государству за деньгами для поддержки своих проектов, театров, коллективов и так далее. <…> Мало у кого есть сомнения в том, что у дела Серебренникова есть некий, назовем его деликатно политическим, подтекст, который и окажет решающее влияние на приговор суда. Задействованы, судя по всему, влиятельные закулисные силы и лоббистские группы, которым режиссер где-то перешел дорогу. <…>

У дела «Седьмой студии» не будет хеппи-энда. Не для того затевали эту постановку.

Писатель Евгений Водолазкин — открытое письмо к главе Микульта Ольге Любимовой (https://evgenyvodolazkin.ru/6682_otkrytoe-pismo-ministru-kultury-o-b-lyubimovoj/):

— <…> Мы с Вами, люди, причастные к отечественной культуре, знаем, что она ни в коей мере не является источником обогащения. Те, кому интересна эта сторона жизни, не ставят спектаклей и не пишут книг. Им хорошо известно, что к финансовому благополучию есть более короткие пути.               

Новости партнеров

Реклама