Тест на выносливость

Металлургия
Москва, 20.07.2020
«Эксперт Урал» №28-30 (827)
Российская черная металлургия сохраняет конкурентоспособность на мировом рынке, считает исполнительный директор центра экономического прогнозирования Газпромбанка Айрат Халиков

Пандемия коронавируса снизила активность во всех отраслях промышленности. Как на COVID-19 реагирует одна из базовых отраслей российской экономики — черная металлургия? На эту тему мы разговариваем с исполнительным директором Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Айратом Халиковым.

— Китай много лет является локомотивом для мировой сталелитейной промышленности, какие изменения могут произойти в характере спроса после пандемии?

— Действительно, потребление стали в мире в 2019 году выросло на 2,3% до 1792 млн тонн, и этот рост был обеспечен прежде всего Китаем. Спрос на сталь в ЕС и США снижался на фоне спада производства автомобилей и снижения объемов международной торговли. Сжатие производства автомобилей в крупнейших странах началось еще в 2019 году на фоне последствий торговой войны между США, Китаем и ЕС. Это привело к сокращению международной торговли автомобильным транспортом. В результате кризиса автопроизводства мировое потребление листового проката сократилось на 0,8% до 809 млн тонн. Потребление сортового проката, поддерживаемое растущим строительством в азиатских странах, напротив, выросло на 5% до 943 млн тонн. За первые три месяца этого года карантинный режим в Китае привел к падению потребления стальной продукции на 16,7% год к году. Поскольку в Китае экономика восстанавливалась достаточно быстро после выхода из карантина, спрос на сталь, по нашим предварительным оценкам, по итогам второго квартала вырос на 4,7% год к году.

В остальных странах спрос все еще снижается из-за карантинов. Но в долгосрочной перспективе в Китае будут замедляться процессы урбанизации и индустриализации, что ведет к снижению роли страны как локомотива спроса на сырье для черной металлургии. Китайская металлургия продолжит курс на реструктуризацию отрасли, сокращение избыточных мощностей и усиление экологических требований. Новыми полюсами роста станут Индия и страны Юго-Восточной Азии, переживающие строительный бум и рост обрабатывающих производств.

— Каковы ваши ожидания динамики потребления в этом году?

— Мы считаем, что по итогам этого года потребление стали в мире сократится на 4,7%. Особенно сильным будет сокращение в Северной Америке, где спад составит 16%, в основном это связано с тем, что машиностроение критически пострадало от карантина. Поэтому спрос на листовой прокат в мире в этом году упадет на 8%, тогда как спрос на сортовой прокат снизится лишь на 1,9%.

— Мировой рынок железной руды уже второй год находится под влиянием последствий крупной аварии на железорудном проекте Vale в Бразилии. Этот фактор по-прежнему определяющий? Каковы ваши прогнозы изменения цен на железную руду?

Несмотря на кризис, Китай нарастил выпуск стали 027_expert_ural_30-1.jpg
Несмотря на кризис, Китай нарастил выпуск стали
Выпуск алюминия вырос на 1,6% 027_expert_ural_30-2.jpg
Выпуск алюминия вырос на 1,6%
Выпуск меди просел на 0,2%, потребление - на 2,6% 027_expert_ural_30-3.jpg
Выпуск меди просел на 0,2%, потребление - на 2,6%
Выработка свинца увеличилась на 0,5% 027_expert_ural_30-4.jpg
Выработка свинца увеличилась на 0,5%
Цены на все промышленные металлы снизились во время карантина 027_expert_ural_30-5.jpg
Цены на все промышленные металлы снизились во время карантина
Производство цинка поднялось на фоне снижения спроса 027_expert_ural_30-6.jpg
Производство цинка поднялось на фоне снижения спроса

— Над Vale сейчас ужесточен государственный контроль. Между тем эта компания обеспечивает четверть мировых поставок морским транспортом, поэтому цены на руду на мировом рынке сохраняются на высоком уровне. По нашим прогнозам, во второй половине этого года — начале следующего цены на железную руду снизятся по мере возобновления поставок из Бразилии. В России на внутреннем рынке железной руды продолжается вертикальная интеграция: большинство новых проектов направлены на увеличение самообеспеченности сырьем крупных потребителей.

— Как известно, в структуре сырья российских сталелитейщиков высока доля лома. Очевидно, что возможности сбора были ограничены из-за карантина. Как это повиляло на динамику выплавки стали?

— Действительно, 40% стали в России выплавляется из лома. В целом за январь — май выплавка стали в России упала на 3,1% год к году как раз по этой причине и в целом из-за снижения спроса на внут­реннем рынке.

— Можно ли ожидать корректировки инвестиционных программ комбинатов?

— Практически все предприятия планируют временное сокращение производственных мощностей в текущем году, за исключением «Тула-Стали», которая рассчитывает увеличить их на 1 млн тонн. Максимальное сокращение мощностей произойдет на ММК, где идет ремонт на прокатном и доменном производствах. На середину 2020 года запланирован запуск новой доменной печи на Череповецком МК (Северсталь) мощностью 2,9 млн тонн, и рост там выплавки частично компенсирует снижение выплавки во втором квартале. В целом мы считаем, что российская черная металлургия сохраняет конкурентоспособность на мировом рынке. В марте — мае металлурги многих стран значительно сократили выплавку стали из-за падения спроса, в то время как российские сталелитейщики направили излишки продукции на азиатский рынок, где карантины были менее жесткие. В результате по итогам этого года выплавка стали в России снизится лишь на 3 — 5% по сравнению с двузначным падением в странах Европы, США и Японии. В 2021 — 2025 годах положение российских сталелитейщиков укрепится благодаря снижению цен на сырье на внутреннем рынке и девальвации. Важно, что внутреннее потребление стального проката обеспечивает 70% производства. В 2019 году потреб­ление стального проката выросло до 47 млн тонн, показав высокие темпы прироста на 6% благодаря росту спроса со стороны трубников и строительной отрасли.      

Мировые цены на все группы промышленных металлов в период жесткого карантина ушли вниз 

По данным World Steel Association, общемировое производство стали в январе — мае текущего года составило 727,9 млн тонн, что на 5,3% меньше показателя аналогичного периода 2019 года (сравнение везде — период к периоду, если не указано иное). Несмотря на карантин, Китай нарастил выпуск на 1,8% до 411 млн тонн (56,5% мирового объема). В остальных странах-лидерах оптимизма меньше: Япония, занимающая вторую позицию, сократила выпуск на 13,4% до 36,6 млн тонн (доля страны в мировом выпуске — 5%), замыкающая тройку лидеров Индия — на 24,6% до 35,9 млн тонн (4,9% мирового показателя). Идущие следом США показали минус 15,5% до 31,3 млн тонн (4,3% мирового показателя). В России спад не столь сильный: за пять месяцев текущего года минус 1,3% — 29,9 млн тонн (4,1% мирового объема).

В 2019 году, по оценкам World Steel Association, общемировой спрос на сталь составил 1767,5 млн тонн — плюс 3,3% к 2018 году. В 2020 году прогнозируется спад спроса на 0,9%.

Мировые цены на сталь открыли год с отметки в 292 доллара США за тонну (здесь и далее — данные Лондонской биржи металлов), но в начале апреля упали до 224 долларов. В конце июня цена тонны составила 261 доллар.

Общемировой выпуск меди в январе — марте текущего года, по данным The International Copper Study Group, составил 5822 тыс. тонн против 5833 тыс. тонн (минус 0,2%). Объем потребления за этот период — 5693 тыс. тонн (минус 2,6%). Добыча меди выросла на 0,5% до 4906 тыс. тонн. В мае текущего года цена тонны меди на Лондонской бирже металлов упала до 5233,8 доллара — минус 13,5% с начала года.

Алюминия в январе — мае 2020 года выпустили в мире на 1,6% больше, чем за пять месяцев прошлого года — 26 771 тыс. тонн (данные International Aluminium Institute). Мировые цены по сравнению с январем текущего года в мае упали на 17,6% до 1459,8 доллара за тонну.

Мировая добыча цинка в январе — апреле 2020 года сократилась на 5,7% до 3858 тыс. тонн (данные International Lead and Zinc Study Group). Производство металла выросло на 2,5% до 4423 тыс. тонн, но

потребление сократилось на 4,9% до 4182 тыс. тонн. На фоне падения спроса цена на металл составила в мае 1963,4 доллара за тонну, что на 16,7% ниже

показателя января.

Выработка свинца увеличилась: добыча за четыре месяца года выросла на 0,5% до 1452 тыс. тонн, производство — на 0,7% до 3647 тыс. тонн. Но пот­ребление сократилось на 0,16% до 3635 тыс. тонн, и цена упала на 15,9% до 1618,2 доллара за тонну.

Общероссийский индекс промышленного производства в металлургии в январе — мае 2020 года составил 96,8% к аналогичному периоду прошлого года.

В январе — мае отечественная металлургия выпустила чугуна на 21,9 млн тонн, что на 2,6% больше, чем за пять месяцев 2019 года, стали нелегированной в слитках и прочих первичных формах — 23,9 млн тонн (плюс 1,3%), проката — 25,3 млн тонн (минус 1,4%), труб и профилей стальных — 4,4 млн тонн (минус 13%), проволоки, канатов — 81,8 тыс. тонн (минус 3,3%), конструкций и деталей конструкций из черных металлов — 2 млн тонн (минус 5,7%). Алюминия в первичных формах выпустили больше на 6,5% (абсолютные значения отсутствуют), алюминиевых конструкций и деталей конструкций — на 16,3% (32,7 тыс. тонн).

На территории Урала и Западной Сибири промышленный выпуск в металлургии вырос в Башкирии — на 29%, в ХМАО — на 22,2%, в Свердловской области — на 2,5%. Снизился — в Удмуртии (на 0,3%) и Оренбургской области (на 2,8%).

Совокупный объем отгрузки металлургических производств за пять месяцев года составил 779,5 млрд рублей. Лидер — Тюменская область с автономными округами (больше в 1,8 раза до 9 млрд рублей). Высокий темп реализации также показали металлурги Башкирии (+ 1,7% до 11,9 млрд рублей). В остальных регионах зафиксировано снижение.

Новости партнеров

«Эксперт Урал»
№28-30 (827) 20 июля 2020
НеCOVIDная участь
Содержание:
Российская промполитика зависла между патриотизмом и вредительством

Иннопром развязал язык машиностроителям, откровенно оценившим ситуацию в отрасли и ее сегментах. Коронакризис оказался лишь поводом

Реклама