Полумеры для полимеров

Русский бизнес
Москва, 24.08.2020
«Эксперт Урал» №31-35 (828)
Влияние пандемии на нефтегазохимическую промышленность оказалось менее негативным по сравнению с другими отраслями. Но рынок ожидают сложности, возникшие еще до коронакризиса и связанные с дисбалансом спроса и предложения

СИБУР

Производство полипропилена в РФ за первые пять месяцев 2020 года увеличилось на 26% (по сравнению с аналогичным периодом 2019 года) и превысило отметку в 765 тыс. тонн. Загрузку мощностей нарастили четыре из восьми российских производителей. Основной прирост обеспечил «ЗапСибНефтехим» (холдинг «Сибур», Тюменская область) — 193,1 тыс. тонн. Комплекс введен в эксплуатацию в конце прошлого года и входит в пятерку самых масштабных мировых инвестпроектов отрасли. По итогам первого полугодия «ЗапСибНефтехим» выпустил более 206 тыс. тонн полипропилена и 507 тыс. тонн полиэтилена. Это позволило Сибуру увеличить объемы продаж полипропилена на 81,6% до 509 тыс. тонн по итогам полугодия, полиэтилена — на 100% до 551 тыс. тонн. Спрос на эти материалы значительно вырос в период эпидемии коронавируса: из полипропилена производят медицинские маски и защитные эпидемиологические костюмы, из полиэтилена — гигиенически безопасную упаковочную тару.

Производители полимеров нарастили выпуск продукции благодаря введению новых мощностей и увеличению спроса на группу товаров для дезинфекции 019_expert_ural_31.jpg
Производители полимеров нарастили выпуск продукции благодаря введению новых мощностей и увеличению спроса на группу товаров для дезинфекции
Компании оперативно отреагировали на потребности рынка в СИЗ — масках и защитной одежде. Так, одноразовые маски начал изготавливать Нижнекамскнефтехим. Был налажен выпуск защитных экранов для лица. Резко вырос объем производства антисептиков и, соответственно, спрос на упаковку для них. Пример новых мощностей — запуск линии ПЭТ-флаконов на «Европласте». «Однако другие сегменты рынка полимеров сильно пострадали от ограничительных мер, введенных в рамках борьбы с пандемией. Остановка строек, критичная ситуация в автомобильной промышленности, падение объемов продаж товаров народного потребления привели к резкому снижению спроса на полимеры. Так, по данным Росстата, производство изделий из пластмасс в апреле снизилось на 10% от уровня марта», — говорит ведущий эксперт Центра развития НИУ ВШЭ Анна Волкова.

Рынок крупнотоннажных полимеров в 2020 году столкнулся с полномасштабным кризисом, считает эксперт: «Из-за введенных ограничений по сдерживанию COVID-19 резко снизились спрос на полимеры и цены на них. Однако влияние пандемии было менее драматичным, чем в других секторах, поскольку пластики критично важны для обеспечения потребностей в товарах первой необходимости и медицинской продукции. Кроме того, недавний запуск новых производств позволил заместить подорожавший импорт и частично компенсировать негативный эффект от падения спроса на внутреннем рынке. Чтобы отрасль смогла восстановиться, необходимо создание условий для возрождения спроса на полимерную продукцию на внут­реннем рынке РФ (первоочередная задача) и сохранения инвестиционной активности в отрасли, поддержка экспортеров».

— Несмотря на снижение спроса и цен на большой список продукции (например, производители каучуков столкнулись со снижением спроса со стороны шинной промышленности в связи с парализованными в пик кризиса авторынками), в целом нефтегазохимическая промышленность проходит через кризис увереннее многих отраслей, — подтверждает аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев. — Бурно росла фармацевтика, увеличивался спрос со стороны медицинской отрасли. На этом фоне по данным за январь — май (более поздних данных Росстат пока не дал) в годовом сравнении в полтора раза выросло производство полимеров этилена в первичных формах и на четверть — полимеров пропилена и прочих олефинов в первичных формах.

— Для нефтепродуктов, которые являются сырьем для нефтехимии (нафты, СУГ — сжиженных углеводородных газов, и т.д.) снижение спроса будет значительно меньшим, чем, например, для транспортного сектора, — прогнозирует руководитель исследований нефтяного рынка Института энергетики и финансов Александр Титов. — Так, по оценкам IHS и JPMorgan, мировой спрос на полиэтилен в 2020 году сократится всего на 1% (г/г), что ниже общего снижения промышленного производства и мирового ВВП.

До пандемии предполагалось, что нефтегазохимия, которая создает такие продукты, как пластмассы, удобрения, химические волокна, резиновые изделия и упаковку, будет обеспечивать более 33% роста спроса на нефть в глобальном масштабе к 2030 году. Как коронакризис повлиял на перспективы сектора?

Успеть за потреблением …

Российская доля на мировом рынке нефтегазохимии уже много лет колеблется на уровне 2%. Такая же доля сектора в оте­чественном ВВП. Скромные показатели для одной из ведущих по запасам и добыче углеводородов стран, учитывая постоянно растущий мировой спрос на полимеры. По оценкам Аналитического центра ТЭК при Минэнерго РФ, среднегодовые темпы роста потребления полиэтилена составят 3,7% в ближайшие 15 лет, что значительно превосходит темпы роста спроса на нефть и газ. Спрос в Китае и Азии в целом удвоится, в Индии — утроится, среднегодовой рост в развитых странах будет варьироваться в диапазоне 0,5 — 2%.

В Минэнерго уверены в способности российской нефтегазохимии закрыть около 10% прироста мирового спроса, если сделать отрасль инвестиционно привлекательной и построить конкурентоспособные производства. В этих целях кабмин запустил несколько законодательных инициатив. Так, в июле правительство внесло в Госдуму поправки в Налоговый кодекс о введении с января 2022 года обратного акциза на этан и СУГ. По мнению авторов законопроекта, документ позволит создать стимулирующие налоговые условия для производителей товаров нефтегазохимии. Законопроектом также предусмотрена возможность применения дополнительного инвестиционного коэффициента, увеличивающего размер обратного акциза на нефтяное сырье при строительстве установок вторичной переработки (проектной мощностью не менее 300 тыс. тонн этана в год). Такие меры, по данным кабмина, позволят привлечь в отрасль около 3 трлн рублей (проекты на СУГ — 570 миллиардов, этан — 1,6 триллиона) и нарастить производство сырья до 65 млн тонн к 2030 году, что в 2,3 раза больше по сравнению с 2010 годом.

— По мере того, как нефть все меньше будут использовать в качестве топлива, возрастет ее роль как сырья для сложной переработки, — объясняет министр энергетики Александр Новак. — А добавленная стоимость при производстве продуктов нефтегазохимии минимум в 1,6 раза выше, чем в сегментах добычи нефти и газа, каждый вложенный в сектор рубль способен дать не менее четырех рублей мультипликативного эффекта на смежные отрасли.

Отраслевое сообщество убеждено, что обратный акциз нужно было вводить гораздо раньше. Перечень мер поддержки необходимо расширять и распространять их действие не только на производителей, но и на потребителей продукции. «Поддержка спроса на внутреннем рынке представляется первоочередной задачей. В первую очередь имеется в виду население, обеспечивающее спрос на конечную продукцию, и переработчики, представляющие в большинстве своем малый и средний бизнес, — детализирует Анна Волкова. — Крайне важна поддержка отраслей, формирующих спрос на полимеры: автомобилестроение, строительство и т.п. Также одним из ключевых инструментов, поддерживающим развитие рынка в кризис, являются государственные заказы. Яркий пример — Китай. Страна реализует кампанию «Новая инфраструктура», чтобы стимулировать экономику и внутренний спрос. С ослаблением карантина в стране открыли 90% строек, чтобы запустить процесс восстановления».

Еще одна важная задача — модернизация оборудования для углубленной переработки сырья, чего в реальных условиях нельзя представить без развития нефтегазового машиностроения. По словам замминистра энергетики Павла Сорокина, при объеме российского рынка нефтегазового машиностроения в 2019 году в 497 млрд руб­лей доля импорта в потреблении готовой продукции и технологий составила 45%: «Активная работа правительства РФ совместно с отраслевым сообществом индуцировала появление новых высокотехнологичных решений. С 2014 года в проекты импортозамещения вложено свыше 640 млрд рублей. Разработчикам отечественного оборудования важно учитывать консолидированный спрос и иметь возможность оперировать с отраслевыми техническими требованиями, сформированными с привлечением максимально широкого круга потенциальных потребителей как в России, так и за рубежом».

— По мере выхода мира из пандемии и, как следствие, существенного изменения конъюнктуры, инвестиции в более глубокую переработку могут стать переломным моментом для перехода в плоскость увеличения доли добавленной стоимости за счет внедрения более сложных и технологичных процессов, — рассуждает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Олег Чередниченко. — В случае такого развития событий трансформация производственных площадок будет неизбежна — это сегодняшнее требование рынка, и его неисполнение может привести к потере своей доли для тех игроков, которые будут топтаться на месте.

… не опоздать со сбытом

Крупнейшие в мире производители нефтегазохимии — Саудовская Аравия, США, ЕС, Япония, Китай, Иран — делают упор на создание технологических кластеров при активном участии государства. Главными инструментами поддержки выступают софинансирование инфраструктуры, налоговые каникулы, снижение государственных тарифов, фиксация цен на сырье. В РФ создание нефтегазохимических кластеров предусмотрено Энергетической стратегией до 2035 года, которую премьер Михаил Мишустин утвердил 10 июня. Центры глубокой переработки углеводородов с производственным ядром в виде крупных пиролизных мощностей (от 0,6 до 1 млн тонн по этилену и более) планируется запустить в Северо-Западном, Волжском, Западно-Сибирском, Каспийском, Восточно-Сибирском и Дальневосточном регионах.

Стратегия предполагает сокращение доли импорта крупнотоннажных полимеров на российский рынок до 15% к 2035 году, а также наращивание доли перерабатываемого сырья до 35% к аналогичному периоду (в 2018 году этот показатель составлял 23%).

Однако в период пандемии у бизнеса возникли опасения, что из-за снижения спроса на нефтегазохимическую продукцию и последовавшим за ним падением цен возникнут проблемы со сбытом, соответственно, сейчас нет смысла запускать несколько масштабных производств. Так, исполнительный директор Сибура Сергей Комышан на прошедшей в июле конференции «Нефтехимия России и СНГ» заявил, что в ближайшие три года прирост мировых нефтехимических мощностей будет в разы опережать прирост спроса: «Мы столкнулись с существенным снижением спроса на продукцию нефтехимии, на полимеры в частности, на фоне коронавирусного кризиса. Мы увидели падение объемов спроса на 6 — 8%, соответственно среагировали цены. При этом масштабный ввод производственных мощностей на фоне кризиса практически не замедлился, а если замедлился, то на небольшом уровне. Поэтому тот профицит мощностей, который планировался, еще больше усугубляется кризисом. И мы это точно увидим в ценообразовании и маржинальности отрасли на ближайшие два-три года».

По данным исследования IHS, в 2020 году прирост этиленовых мощностей в мире может составить 12 млн тонн, тогда как прирост спроса оценивается всего в 3 млн тонн (прогноз до пандемии — 7 млн тонн). «Большая часть мощностей вводится в Китае и других азиатских странах. Мы можем говорить о том, что эти мощности точно будут введены. Можем увидеть отдельное торможение проектов в США, но тем не менее дополнительное предложение очевидно будет очень серьезно влиять на баланс спроса и предложения, на маржу отрасли в целом в ближайшие три года, — отметил Сергей Комышан. — И это то, с чем отрасль должна будет справиться за 3 — 4 года, видимо, за счет инструментов развития спроса и более скромного роста с точки зрения производственных мощностей».

— Динамика спроса на продукцию должна вернуться на траекторию роста по мере преодоления в мире последствий пандемии. Основные проблемы, с которыми могли столкнуться инвестиционные проекты в отрасли, — это удорожание стоимости импортного оборудования, а также рост долговой нагрузки, связанные с ослаблением курса российской валюты, — комментирует Алексей Калачев. — Если после пандемии ускорится предсказываемый энергопереход и произойдет замещение углеводородов возобновляемыми источниками энергии, промышленная политика России должна будет трансформироваться в сторону ускоренного развития перерабатывающих отраслей. Нефтегазовому сектору придется больше инвестировать в собственную нефтегазопереработку и увеличивать экспорт готовой продукции. Сейчас, по крайней мере так было до пандемии, две третьих добываемой в мире нефти используется в производстве топлива для транспорта.

— С учетом того, что с запуском новых мощностей рынок базовых полимеров стал частично профицитным (в случае отдельных полимеров этилена, пропилена, ПВХ), крайне важной является поддержка конкурентоспособности российских предприятий на внешних рынках, — резюмирует Анна Волкова. — В числе приоритетных мер — помощь в защите от протекционизма на локальных рынках, внесение изменений в механизм предоставления транспортных субсидий, включая компенсацию затрат на пролонгированное хранение товаров на складах третьих лиц (в частности в портах) в случае форс-мажора. 

Ключевые игроки российского рынка нефтехимии

— Сибур (ЗапСибНефтехим, Томскнефтехим, Сибур-Химпром, Сибур-Кстово, Сибур-Тобольск, НПП «Нефтехимия», Полиэф): продукты базовой нефтехимии — этилен, пропилен, бензол, этилбензол, стирол;

— ГК «ТАИФ» (Нижнекамскнефтехим): этилен, пропилен, бензол, этилбензол, стирол;

— Казаньоргсинтез: этилен, пропилен, фенол, ацетон;

— Роснефть (Ангарский завод полимеров, Рязанская нефтеперерабатывающая компания, Новокуйбышевская нефтехимическая компания, Уфаоргсинтез, Башнефть-Уфанефтехим): этилен, пропилен, ксилолы, бензол, этилбензол, стирол, фенол, ацетон;

— Газпром (Газпром нефтехим Салават, Омский НПЗ, Полиом — СП с ГК «Титан», Сибуром, «Газпром нефтью», НПП «Нефтехимия» — СП с Газпромнефтью и Сибуром): этилен, пропилен, бензол, этилбензол, стирол, толуол, ксилолы;

— ЛУКойл (Саратоворгсинтез, Ставролен): этилен, пропилен, бензол.

Источник: «Рынок базовых продуктов нефтехимии», Центр развития НИУ ВШЭ                   

Производители полимеров нарастили выпуск продукции благодаря введению новых мощностей и увеличению спроса на группу товаров для дезинфекции

Новости партнеров

«Эксперт Урал»
№31-35 (828) 24 августа 2020
Битва при Куштау
Содержание:
Основа для восстановления

Банковский сектор Уральского региона показал устойчивость к кризисным явлениям, оснований для генерации рисков нет, уверен начальник Уральского ГУ ЦБ Рустэм Марданов

Реклама