Рывок в будущее

Общество
Москва, 26.10.2020
«Эксперт Урал» №43-44 (832)
Уральский федеральный университет встречает вековой юбилей новыми проектами, которые позволят ему возглавить масштабные процессы по развитию инноваций и цифровизации образования

Министерство науки и высшего образования РФ объявило о проведении конкурсного отбора на предоставление грантов на создание научно-образовательных центров (НОЦ) мирового уровня. Заявки на конкурс принимаются с 9 октября по 9 ноября от консорциумов научных организаций и университетов. Для участия в конкурсе заявитель должен предоставить, в частности, программу развития центра и план ее реализации. Согласно нацпроекту «Наука», в России будет создано 15 НОЦ, призванных обеспечить научно-технологический прорыв страны. В 2019 году было объявлено о создании первых пяти центров — в Пермском крае, Белгородской, Кемеровской, Нижегородской и Тюменской областях. До конца года будут отобраны еще пять НОЦ. Один из участников конкурса — уже созданный Уральский межрегиональный НОЦ «Передовые производственные технологии и материалы». Идет подготовка заявки на конкурс. Победа в нем даст возможность Уральскому НОЦ получить федеральный статус. Соглашение о его создании было подписано губернаторами трех областей — Свердловской, Челябинской и Курганской — в июле 2019 года на «Иннопроме». Сейчас в НОЦ входит 78 организаций науки, образования и реального сектора экономики. Создан Наблюдательный совет, который возглавил полпред президента России в УрФО Николай Цуканов. Перспективы научно-образовательного центра «Э-У» обсудил с ректором Уральского федерального университета (УрФУ выступает инициатором создания и выполняет функции проектного офиса НОЦ) Виктором Кокшаровым.

— Виктор Анатольевич, Уральский НОЦ имеет хорошие шансы на победу. Есть участники, есть пул совместных проектов, есть поддержка. Заявка уже направлена в Минобрнауки? Когда будет утверждена программа деятельности центра?

— Программа будет доработана до конца октября с учетом требований федерального центра и тех данных, которые нам дополнительно предоставят предприятия — участники НОЦ. Программу рассмотрят члены Набсовета НОЦ, куда входят губернаторы трех регионов, представители крупнейших компаний, ученые. До 9 ноября в соответствии с условиями конкурса в Министерство науки и высшего образования РФ будет передана заявка для последующего рассмотрения. Предполагается, что защищать проект будет губернатор Челябинской области Алексей Текслер. Уверен, что Уральский НОЦ будет достойно представлен на конкурсе. Во-первых, это межрегиональный проект. Во-вторых, это мощнейший сплав промышленных регионов, крупных университетов, академических институтов, технологичных предприятий. В-третьих, участники НОЦ уже активно сотрудничают, в том числе благодаря активной позиции Наблюдательного совета УрФУ под председательством президента Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей Дмитрия Пумпянского.

Работаем на единый результат

— Насколько сложно объединить университетскую науку, отраслевые институты и предприятия? 

— Конечно, НОЦ — это колоссальная махина, но ведь мы все работаем на единый результат. Это трансформация индустриальных регионов, создание новых производств и модернизация тех предприятий, которые исторически здесь сложились. Металлургические, машиностроительные, энергетические, химические компании составляют основу промышленной мощи Уральского макрорегиона. Для развития им нужны новейшие технологии, профессиональные кадры, особая экосистема, которая позволит создавать продукты с высокой добавленной стоимостью. Формирование НОЦ во многом и будет способствовать решению всех этих задач. Это сосредоточение усилий всех участников — науки, образования и производства. Плюс работающие механизмы поддержки со стороны федеральных и региональных органов власти. Все это создаст условия для технологического рывка.

— Готовы предприятия вкладываться в разработки, опытно-промышленные испытания или эти расходы заложены в грант?

— Средства гранта, если Уральский НОЦ войдет в число победителей, в первую очередь будут направлены на подготовку персонала, фундаментальные исследования, оформление результатов интеллектуальной собственности, решение организационных вопросов. Источники инвестиций в технологические разработки предоставят сами корпорации. Кроме того, региональные власти помогут привлечь средства, которые распределяются федеральными ведомствами, например, Минпромторгом, в рамках различных конкурсов, направленных на развитие производственных технологий. У НОЦ уже есть крупные проекты, о которых мы можем рассказать. Так, УрФУ тесно сотрудничает с Росатомом над созданием новых материалов для жидкосолевых реакторов, а также в сфере переработки ядерного топлива. Есть крупный проект ЮУрГУ с Государственным ракетным центром им. Макеева по созданию возвращаемой ракеты-носителя, проект УрФУ с Центром Илизарова и институтами УрО РАН по производству биосовместимых титановых имплантатов. Есть интересные наработки в области распределенной энергетики, технологий «белой металлургии» и т.д.

Виктор Кокшаров: «Уральский НОЦ будет достойно представлен на конкурсе. Это мощнейший сплав промышленных регионов, крупных университетов, академических институтов, технологичных предприятий»  029_expert_ural_44-1.jpg
Виктор Кокшаров: «Уральский НОЦ будет достойно представлен на конкурсе. Это мощнейший сплав промышленных регионов, крупных университетов, академических институтов, технологичных предприятий»

— НОЦ будет заточен и на подготовку профессиональных кадров — интеллектуальной элиты, которая сможет трансформировать экономику, способствовать созданию новых производственных цепочек. Как нужно выстраивать отношения между потенциальными работодателями и высшей школой?

— Нужно делать ставку на тесное сотрудничество с компаниями-партнерами. Именно они могут предложить конкурентоспособные образовательные программы для обучения студентов, предоставив им свои интеллектуальные ресурсы, прикладные знания, поскольку знают потребности производства. Благодаря тесной связи с работодателями выпускники УрФУ не испытывают проблем с поиском работы. В рейтинге университетов «Forbes», например, благодаря этому показателю мы заняли четвертое место. Конечно, все работодатели разные. Есть предприятия, которые по старинке ждут, что к ним кто-то придет или они купят кого-то на рынке. Но все больше компаний начинают играть активную роль в образовательном процессе. Это эффективнее, чем заниматься дорогостоящим переобучением специалистов. Учиться все равно придется, это постоянный процесс, но, если выпускник заранее подготовлен к определенному типу производства, работать с ним гораздо легче. И поэтому крупные корпорации приходят в университет для формирования совместных программ и проектов.

У нас уже около тысячи таких проектов. Это важно, во-первых, потому что позволяет действительно реально приблизить студентов к производству. Во-вторых, потому что формируются проектные команды, в которых вырабатываются те самые коммуникативные качества, которые сегодня крайне необходимы.

— В рамках проектного обучения компании могут предложить для решения реальные технологические задачи?

— Конечно. Это конкретные производственные задачи, которые требуют решений. Мы даже создали специальный цифровой сервис — «Личный кабинет партнера», с помощью которого работодатель может сформулировать проектное задание. Студенты опять же с помощью цифрового сервиса и при поддержке института выбирают определенные проекты и работают в тесном сотрудничестве с работодателем. На выходе компании получают целые команды выпускников, которые с первых дней трудоустройства могут заниматься решением сложных задач. Первыми такие команды начали создавать ИТ-компании. Одну из самых активных позиций занимает «СКБ Контур». С нее начинались эксперименты по проектному обучению. Теперь она как в бакалавриате, так и в магистратуре реализует программу «Фундаментальная информатика и информационные технологии». Программа пользуется огромной популярностью у абитуриентов.

— Есть другие примеры активного включения корпораций в образовательный процесс?

— Их много. У нас четырнадцать базовых кафедр, которые работают на предприятиях. А лекции читают представители нескольких десятков компаний.

20% — в онлайн

— Еще один важный элемент трансформации образования — внедрение индивидуальных образовательных траекторий. Как нужно выстроить процесс, чтобы студент в зависимости от профориентации, личных предпочтений и возможностей получил максимум от обучения в университете.

— Студенты должны иметь возможность изучать те дисциплины, модули, спецкурсы, помимо базового ядра, которые им необходимы. Например, инженеру, даже в базовой части, где разбег не может быть большим, потому что ему нужно изучать физику, математику, химию, с помощью внедрения индивидуальных образовательных траекторий мы даем возможность выбирать разную скорость прохождения дисциплин. Нельзя задавать единый стандарт для всех. Иначе тех, кто идет впереди, мы тем самым усредняем. А тех, кто что-то недопонимает, подгоняем и делаем неспособным учиться. Сегодня, если ты не сдал экзамен, можешь вернуться к онлайн-курсам с помощью электронных ресурсов, подготовиться и пересдать.

— УрФУ выиграл крупные гранты по цифровизации университета. Как вы оцениваете переход вуза к новым образовательным технологиям? Каким критериям должен соответствовать «Цифровой университет»?

— Самый главный критерий — удовлетворенность студентов и преподавателей уровнем технологий и сервисов. Мы такие замеры постоянно проводим. Даже в условиях пандемии, когда студентам пришлось перейти

на дистант, они выражали удовлетворенность многими программами. Мы достойно пережили этот период, потому что занимались развитием сетевой инфраструктуры. Перед пандемией университет выиграл в конкурсе министерства науки и высшего образования РФ и получил гранты (647 млн рублей в течение трех лет. — Ред.) на внедрение технологий «Цифрового университета» и создание центра для распространения лучших практик подготовки кадров в области математики, информатики и технологий. Программа цифровой модели предполагает не только цифровую трансформацию вуза, но и распространение полученных результатов работы на другие вузы.

Мы выделили и собственные средства на цифровое развитие: около 40 млн рублей — на развитие сервисов, связанных с индивидуальными образовательными траекториями, 27 млн рублей — на закупку оборудования для ИТ-дирекции информационных технологий.

Сейчас работаем в смешанном режиме. Лекции читаются в дистанте, а лабораторные работы и семинары в небольших группах проходят в очном формате. Но мы готовы к любому варианту развития событий.

— Есть ли у университета цель стать самым крупным провайдером онлайн-курсов в России.

— Мы не гонимся за количеством, главное — качество. Тем более мы, итак, один из крупных провайдеров. На платформе «Открытое образование» и на собственных университетских ресурсах мы предоставили для общего пользования все наши электронные курсы. Во время пандемии внутренний спрос на них вырос в два раза, внешний — в семь раз. Еще одно интересное наблюдение: сейчас на различных платформах выложено около тысячи курсов российских университетов. Они созданы всего лишь восемнадцатью университетами из более чем семисот российских вузов.

Вопросы наследия Универсиады-2023 и рационального использования спортивных и жилых объектов, которые после завершения Всемирных студенческих игр будут переданы УрФУ, обсуждаются на всех уровнях власти. На фото (слева направо) Виктор Кокшаров, президент РФ Владимир Путин, Николай Цуканов, Дмитрий Пумпянский, губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев 030_expert_ural_44-1.jpg ТАТЬЯНА АНДРЕЕВА
Вопросы наследия Универсиады-2023 и рационального использования спортивных и жилых объектов, которые после завершения Всемирных студенческих игр будут переданы УрФУ, обсуждаются на всех уровнях власти. На фото (слева направо) Виктор Кокшаров, президент РФ Владимир Путин, Николай Цуканов, Дмитрий Пумпянский, губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев
ТАТЬЯНА АНДРЕЕВА

— Есть спорные утверждения, что онлайн-образование — для бедных, а прямое образование — это элитный продукт. Как вы к этому относитесь?

— Дистанционное образование зависит от качества того контента, который студентам преподается. И, конечно, от профессионализма лектора. Но в любом случае дистанционное образование не может и не должно стать основным. Это очень важный, но всего лишь вспомогательный инструмент. Мы даже для себя, такого крупного и продвинутого вуза, ставили планку — около 20% всего образовательного контента в 2020 году давать через дистант. Это не только онлайн-курсы, это и электронные ресурсы, которые у нас разрабатываются, электронные учебники, пользование электронной библиотекой, самостоятельные работы, виртуальные тренажеры, симуляторы и так далее. Это очень затратная история, потому что требования к дистанту существенно повышаются. Ведь не просто нужно в PDF-формате сделать некую презентацию, что-то показывать, о чем-то говорить. Важно включить в образовательный процесс элементы, которые позволят, например, понимать на расстоянии, как происходят сложные химические, физические, технологические процессы. Мы будем продолжать развивать дистанционные технологии образования, а к 2030 году доведем их долю до 40%. Но и через 10 лет нельзя будет обойтись без «живой» передачи знаний.

Университет в глобальном пространстве

— В этом году заканчивается проект 5 — 100, участником которого был УрФУ. Как вы оцениваете позиции университета на глобальном академическом рынке?

— Программа 5 — 100 дала нам понимание, как мы должны действовать, чтобы встроиться в глобальную повестку. Участие в проекте накладывало на нас очень большие обязательства, мы взяли их на себя и во многом перестроили свою деятельность, добились серьезных результатов. Так, в международном рейтинге QS университет за последние четыре года поднялся более чем на 300 позиций и занимает 331-е место. Следующий этап подразумевает вхождение в триста лучших университетов мира.

В Шанхайском рейтинге мы занимаем позицию в группе «701 — 800», перед нами всего 4 — 5 российских вузов. По некоторым дисциплинам, например, по философии, археологии, математике, мы входим, соответственно, в 150, 200 и 250 лучших университетов. Но я всегда говорил, что рейтинги — это не самоцель, это некий инструмент сравнения с другими вузами, важный аргумент для зарубежных студентов, которые к нам приезжают. Они часто руководствуются при выборе того или иного университета именно его позицией в рейтинге. Несмотря на пандемию, иностранные студенты составляют 13,9% от общего числа учащихся в УрФУ. К 2024 году мы планируем увеличить их долю до 20%. Для этого необходимо улучшать инфраструктуру, в первую очередь жилую.

— И такая возможность у университета есть благодаря Универсиаде-2023.

— Мы станем главным бенефициаром Всемирных студенческих игр в Екатеринбурге. После передачи университету комплекса общежитий «Деревни Универсиады» вуз дополнительно получит почти 10 тыс. мест. Это в два раза больше, чем сейчас. В рамках подготовки к Универсиаде будут капитально отремонтированы и реконструированы университетские спортивные объекты — Комплекс игровых видов спорта, Легкоатлетический манеж, стадион УрФУ. Университету передадут поликлинику, которую запустят в «Деревне Универсиады» и оснастят современным оборудованием. Кроме того, мы планируем построить на новой площадке три учебных корпуса, в которые переедут Институт радиоэлектроники и информационных технологий, Институт экономики управления и СУНЦ УрФУ. Эти проекты мы будем реализовывать в рамках Федеральной адресной инвестиционной программы с поддержкой федеральных ведомств и регионального правительства. Но благодаря Универсиаде будет построена необходимая инженерная инфраструктура, подведены коммуникации и дороги.

— Помимо материальных, какие эффекты еще университет получит от Всемирных игр?

— Эффектов множество. Во-первых, привлечение огромного количества студентов в качестве волонтеров. Во-вторых, наши спортсмены будут играть активную роль в составе российских студенческих команд. Они сейчас показывают хорошие результаты. В-третьих, преподаватели и сотрудники занимаются экспертным и аналитическим сопровождением проектов Универсиады. В-четвертых, университет находится в центре информационной кампании, которая ведется по подготовке к спортивному событию. Все это существенно повышает узнаваемость и привлекательность университета.

— Как развивается сотрудничество университета с образовательным центром «Сириус»?

— Мы единственный университет в России, который при поддержке правительства Свердловской области и фонда «Золотое сечение» организует собственные проектные смены в «Сириусе», очередная состоится в январе. У нас в целом очень активная позиция по поддержке одаренных и талантливых школьников. Например, СУНЦ проводит большое количество турниров и олимпиад среди школьников, начиная с пятых классов. УрФУ — один из немногих вузов в России, который организует собственную олимпиаду всероссийского уровня — многопрофильную олимпиаду для школьников «Изумруд». Ребята, которые становятся ее победителями и призерами, получают всевозможные льготы и поступают фактически без экзаменов и к нам, и в другие университеты России.

 — УрФУ празднует вековой юбилей. Каким вы видите университет через сто лет?

— Заглянем в будущее. Это университет, в котором будет достойно и престижно учиться и, безусловно, очень престижно работать. Он будет передовым, развитым и известным, флагманом и российского, и международного образования, центром научных исследований и инноваций.

Новости партнеров

Реклама