Сильные стали сильнее

Тема недели
Москва, 26.10.2020
«Эксперт Урал» №43-44 (832)
Пандемия испытала некоммерческий сектор на прочность и заставила его трансформироваться

ЭУи АЦ «Эксперт» организовали конференцию «Благотворительность-2020: новая реальность»*. На десятом ежегодном форуме было представлено исследование АЦ «Благотворительность и некоммерческий сектор под влиянием COVID-19» (доступно на сайте http://www.acexpert.ru/). Несмотря на сложнейшую ситуацию, спровоцированную пандемией, мы зафиксировали несколько позитивных трендов — рост благотворительных бюджетов и увеличение числа благотворителей, активную поддержку сектора малым и средним бизнесом, запуск новых программ, ускорение цифровизации и онлайн-волонтерство, развитие мультиформатных проектов, консолидацию бизнеса, НКО и государства. Третий сектор показал себя мобильным, способным к самоорганизации и справился с испытаниями, но еще долго будет преодолевать последствия кризиса — откат от системной работы в пользу распределения помощи, сокращение традиционных проектов. В этой ситуации важно проанализировать, как трансформировался сектор, какие ключевые изменения произошли и останутся после пандемии. И не только для того, чтобы зафиксировать то, что уже было, но и понять перспективные направления развития благотворительности, удержать новых доноров и продолжить консолидацию.

Об устойчивости сектора...

Исследование БФ «КАФ» (проводилось в мае — июне, приняли участие 194 НКО) подтверждает, что НКО «довольно стойко пережили период самоизоляции и практически не сократили программную деятельность». Половина опрошенных «КАФ» НКО запускают новые программы и проекты, а 20% запустили программы в поддержку борьбы с пандемией. Но есть и плохие новости. «60% НКО зафиксировали сокращение объема пожертвований в марте — апреле 2020 года, при этом в каждой пятой организации объем пожертвований упал более чем на 80%. Половина организаций настроены пессимистично и в отношении будущих сборов: они ждут их дальнейшего сокращения до конца года», — комментирует ведущий консультант «КАФ» Юлия Ходорова.

По мнению исполнительного директора Гражданского форума ЕС-Россия Анны Севортьян, кризис сделал сильные организации еще сильнее, но существенно ухудшил положение слабых НКО: «Во время первой волны пандемии многие организации поставили всю свою работу на паузу и эта пауза может оказаться для них губительной. Еще один ключевой тренд — скачок в цифровизацию. Я не только о технологиях и умении ими пользоваться, поменялось мировоззрение».

— Мы буквально за один день оказались в другом мире, где работают другие инструменты. Эта ситуация заставляет нас анализировать, куда мы идем, в том числе в социальной сфере, экономике и т.д. Это очень тяжелая история, но обязательно произойдет отсев и часть НКО исчезнут. Остальным придется менять стратегию, потому что время, когда бизнес предлагал деньги, а некоммерческие организации — свои профессиональные услуги, заканчивается, — констатирует руководитель социальных проектов СРОО «Добровольческое движение «Дорогами Добра» Валерий Басай. — Наступает новый этап, нужно реформироваться и искать новых партнеров. Вместе с бизнесом нужно думать, что мы можем предложить сектору, какие инструменты будут наиболее эффективными. Мы полностью перерабатываем свой цифровой багаж. Будем создавать с нуля собственную цифровую платформу, потому что действующие нам не подходят.

По словам Юлии Ходоровой, 36% опрошенных НКО освоили digital-инструменты, но при этом 44% некоммерческих организаций до сих пор не умеют собирать онлайн-пожертвования: «Именно поэтому, когда мы спрашивали их о желаемой поддержке, многие говорили, что им нужна помощь в организации сбора онлайн-пожертвований, нужна компьютерная техника, программное обеспечение, ИТ-специалист, который может помочь организовать рабочее место для удаленки».

— Несмотря на то, что многие НКО оказались не готовы к цифровой эпохе, они, как ни странно, гораздо лучше пережили вынужденный переход в онлайн, чем можно было ожидать, — оценивает ситуацию директор центра «БлагоСфера» Наталья Каминарская. — И те проекты, методики, программы, находки, которые вдруг случились у некоммерческих организаций, работающих с самыми сложными категориями населения, к которым до сих пор нет доступа, могли бы и не случиться без вынужденных ограничений. У сектора появились новые возможности. Лучшие методики надо тиражировать. Тогда будет больше таких НКО, которые смогут собирать онлайн пожертвования, написать и рассказать про себя хорошую историю, выстроить новые связи с благополучателями.

По мнению Натальи Каминарской, в последнее время сектор сосредоточился на оказании адресной помощи и во многом, к сожалению, забыл, что он про системные изменения и долгосрочную работу.

— Мы ненадолго превратились в небольшой собес, на общественные организации обрушилась лавина просьб о помощи. Сектор столкнулся с новыми вызовами, нагрузка на специалистов  увеличивалась в разы. Перед НКО встал вопрос, где взять ресурсы. У кого-то из некоммерческих организаций была подушка безопасности в виде уже выигранных грантов, где были заложены средства на зарплату специалистов, аренду, коммунальные платежи. У того, кто занимался адресной помощью и помощью больным детям, существенно просели пожертвования. У третьих сократилось финансирование со стороны основных доноров и, соответственно, пришлось сворачивать программы помощи, — рассказала президент МОО «Аистенок» Лариса Лазарева. — Кризис простимулировал некоторые организации к поиску новых источников финансовой устойчивости, в том числе к развитию предпринимательской деятельности. Наша организация расширила собственное швейное производство, вместе с бизнес-партнерами открыла благотворительный магазин в ТЦ Мега. Пандемия также мобилизовала сектор, была создана коалиция некоммерческих организаций Свердловской области. Это объединение помогло нам повысить уровень устойчивости каждой из входящих в коалицию НКО. Сейчас главная задача — сохранить профессиональную команду и спектр тех наработанных услуг, который и превращал нашу помощь в системную.

— Сохранение коллектива, взаимоотношений с партнерами и развитие традиционных программ — первоочередные задачи, которые перед нами стоят. Не хотелось бы, чтобы усилия одиннадцатилетней работы, а мы поддерживаем талантливых детей, были сведены к нулю, — говорит директор БФ «Андрюша» Юлия Жаботинская. — Мы освоили онлайн, но специфика фонда такова, что мы не можем довольствоваться только онлайн-мероприятиями. Нам очень важно лично взаимодействовать с подопечными, которые должны принимать участие в «живых» концертах, спектаклях, обучающих поездках и т.д.

…поддержке …

Государство приняло беспрецедентные меры по поддержке благотворительной деятельности. Для социально ориентированных НКО — налоговые каникулы по страховым взносам, двухпроцентный кредит на продолжение деятельности, дополнительный конкурс президентских грантов, для жертвующего на благотворительность бизнеса — преференции по налогу на прибыль. Напомним, налоговый вычет для бизнеса за участие в благотворительности существовал до 2005 года. Его отменили, когда были зафиксированы нарушения: недобросовестные предприниматели создавали дочерний фонд, делали пожертвования, уменьшая налогооблагаемую базу, а фонд обналичивал средства и возвращал их. В июне этого года, чтобы помочь НКО, льготы вернули. «Мы долго этого добивались, следующим шагом должно стать распространение льготы на пожертвование в целевой капитал некоммерческой организации. Также было бы справедливо освободить бизнес от необходимости делать пожертвования из чистой прибыли в государственные и муниципальные учреждения, такие как музеи, университеты, больницы и т.д.», — убежден директор Института социально-экономического проектирования Высшей школы экономики Артем Шадрин.

Перечень НКО, помощь которым дает бизнесу право на преференции, ограничен. Это получатели средств из Фонда президентских грантов, а также субсидий и грантов федеральных, региональных и муниципальных органов власти; поставщики и исполнители социальных и общественно полезных услуг. Минэкономразвития России сформирован реестр НКО, пожертвования которым и будут приняты к вычету в качестве внереализационных расходов. Кроме этого, аналогичные льготы предусмотрены для НКО, в наибольшей степени пострадавших из-за коронавируса.

— Существует два реестра НКО, которые размещены на официальном сайте Минэкономразвития. Уже сейчас, если бизнес жертвует средства организациям, которые находятся в этих реестрах, он сможет использовать налоговые льготы, — подтверждает заместитель начальника отдела развития сферы некоммерческих организаций Департамента развития социальной сферы и сектора некоммерческих организаций Мин­экономразвития РФ Марина Бровцына. — В ближайшее время в правительство РФ будет внесен проект постановления о формировании единого реестра, который будет действовать на постоянной основе. Будут также обозначены требования к организациям, которые останутся в этом реестре.

— В целом для сектора было сделано достаточно много. На период второго квартала социально ориентированные НКО частично были освобождены от уплаты налогов, страховых взносов. Им были предоставлены льготы по аренде имущества, — комментирует Марина Бровцына.

Во время пандемии был запущен еще один механизм поддержки: Фонду президентских грантов (является единым оператором грантов президента РФ с апреля 2017 года, за это время поддержку по итогам восьми конкурсов получили 15 тыс. проектов на сумму 31 млрд рублей) было дополнительно выделено 3 млрд рублей для СО НКО, участвующих в борьбе с коронавирусом. Из них в июне в рамках обычного конкурса был распределен 1 млрд рублей, в августе в рамках специального внепланового конкурса — 2 миллиарда.

Советник генерального директора Фонда президентских грантов Игорь Соболев считает гранты одной из самых гибких форм поддержки некоммерческого сектора: «Качественный грантовый конкурс при необходимости можно провести за 2 — 4 месяца, обеспечив и хорошую экспертизу проектов, и комфортный срок приема заявок. В этой форме поддержки не сложно менять приоритетные направления ожидаемых на конкурсы заявок, расставлять нужные акценты, настраивать баланс жесткости-мягкости контроля за соблюдением плановых параметров реализуемых проектов и предоставлять при необходимости больше свободы грантополучателю».

— Фонд успел гибко отреагировать на сложившуюся ситуацию в стране еще в ходе второго планового конкурса (результаты первого конкурса фонда были объявлены в начале года. — Ред.), заявки для участия в котором принимались с 26 февраля по 6 апреля. Фонд получил рекордное число заявок — 11 тысяч, многие НКО формировали проекты с учетом новых реалий. Мы к тому времени уже понимали, что к 8 млрд рублей, распределяемым фондом в течение года, получим еще 3 миллиарда, и организовали экспертизу второго конкурса таким образом, чтобы поддержать проекты, связанные с преодолением последствий пандемии, — рассказал Игорь Соболев. — В итоге в рамках этого конкурса было поддержано более 500 проектов, направленных на борьбу с коронавирусом. На специальный конкурс президентских грантов для поддержки НКО в период борьбы с распространением коронавирусной инфекции (стартовал 8 июня, причем впервые конкурс был объявлен лично президентом РФ, итоги были подведены 28 августа) поступило почти 4 тыс. заявок. 900 НКО получили гранты на сумму 2 млрд рублей. Доля победителей из регионов в 2020 году достигла 89% — этот показатель существенно отличается от конкурсов 2016 года, которые проводились несколькими прежними грантоператорами до создания фонда, где почти 40% поддержки доставалось московским организациям.

Кроме государства сектор поддержали крупные частные благотворительные фонды, объявившие о новых филантропических инициативах. Например, БФ Владимира Потанина запустил несколько масштабных грантовых конкурсов.

— 23 марта Владимир Потанин объявил о выделении дополнительного миллиарда рублей на поддержку некоммерческого сектора и мы запустили три грантовых конкурса. Первый — «Общее дело» — был направлен на поддержку «здесь и сейчас», чтобы организации, работающие с наиболее уязвимыми группами, смогли выжить. Он проводился в шесть циклов — с марта по сентябрь, победители объявлялись ежемесячно. Грантовый фонд конкурса составил 140 млн рублей. Конкурс позволял получить большие суммы — до 1 млн рублей. Они выплачивались одномоментно с возможностью переформатирования бюджета на 100%. Сюда входили и возможность выплачивать зарплату, и приобретать технические средства, — объяснила генеральный директор БФ Владимира Потанина Оксана Орачева. — Второй конкурс — «Новое измерение» — ставил перед собой цель помочь организациям не просто выжить в сложных условиях, но и получить развитие, иммунитет для преодоления любых испытаний. Грантовый фонд этого конкурса был самым большим — 500 млн рублей. Третий — «Школа филантропии» — был ориентирован на поддержку инициативных групп и НКО с разным опытом социально значимой деятельности для улучшения условий жизни благополучателей. Грантовый фонд — 300 млн рублей.

— Чему нас научил кризис с точки зрения грантмейкинга? Во-первых, очень важно быть на связи. Когда мы разрабатывали меры, мы в первую очередь исходили из нужд наших благополучателей. Мы несколько раз опрашивали их, чтобы понять, в каком состоянии они находятся, какая поддержка необходима, — анализирует Оксана Орачева. — Во-вторых, важно быть гибкими — и с точки зрения правил, и с точки зрения подхода к грантополучателям. Чтобы они не чувствовали зависимость и необходимость в индивидуальных решениях, мы гибко предлагали меры сразу для целых групп. В-третьих, оперативность и своевременность. Это тот урок, который мы вынесли из всех конкурсов.

И текущим благополучателям, и участникам конкурсов очень важно было даже не всегда получить сразу эту поддержку, но знать, что она возможна. В-четвертых, нефинансовая поддержка. Она позволяет сформировать сообщество, приобрести новые знания. Семинары, курсы, различные встречи, даже если это происходит онлайн, это то, что делает любую организацию или проект сильнее.

— Многие так называемые коронавирусные конкурсы в значительной степени были ориентированы на поддержку достаточно крупных и давно работающих организаций. Позиция фондов понятна: нужно быстро распределить средства среди тех, кто уже себя зарекомендовал, — рассуждает директор АНО «Развитие без границ» Марина Пономарева. — И здесь наша позиция оказалась слабее, потому что мы не могли предъявить многолетний опыт работы. Некоторые фонды прямо оговаривали это условие, другие — нет, но по оценке заявок было понятно, что для них это важный критерий. Были и противоположные примеры — Благотворительный фонд Владимира Потанина проводил конкурс, который был ориентирован на организации с небольшим стажем работы. Размеры гранта были существенно меньше, но и высоких требований к масштабам деятельности не было. Эти средства были направлены на поддержку уязвимых групп населения. В этом конкурсе мы оказались успешнее.

… и консолидации бизнеса

Бизнес активно включился в борьбу с эпидемией. Общий размер этой помощи точно посчитать сложно, значительная ее часть оказывалась непублично, но очевидно, что речь идет о десятках миллиардов рублей.

— Бизнес очень многое сделал, чтобы смягчить удар по сектору. Компании постарались сохранить свои ключевые проекты. Кроме того, я не знаю ни одной компании, по крайней мере, среди членов Форума Доноров (ФД) таких нет, которая бы не выделяла дополнительное финансирование, а часто эти суммы превышали запланированные благотворительные бюджеты, чтобы помочь сектору. Поэтому появились новые проекты, программы, новые форматы оказания помощи. Очень многие компании, не использовавшие до пандемии инструмент грантового конкурса, в этом году его попробовали, — оценивает реакцию бизнеса на COVID-19 исполнительный директор ФД Александра Болдырева. — Сейчас бизнес обсуждает внутри себя и с благополучателями, каким образом будет переструктурироваться благотворительная поддержка. В этой связи для многих компаний на первые места выходит тема оценки и рефлексии того, что делается в социальной сфере.

Одну из самых значительных сумм — более 2 млрд рублей — на противодействие пандемии направила компания «Севергрупп». Это дополнительные средства к ежегодной сумме социальных и благотворительных средств, для сравнения, в 2019 году которые в компании «Северсталь» составили 2,9 млрд руб­лей. «Самое главное нам удалось сохранить системную работу как предприятий, так и наших социальных программ, реализовать запланированные проекты, исключая некоторые оффлайн-мероприятия, значительно поддержать систему здравоохранения и население регионов присутствия, — рассказала начальник управления по корпоративной социальной ответственности и бренду «Северсталь» Наталья Поппель. — Конечно, большинство благотворительных программ претерпели трансформацию. Но в то же время, наши благополучатели — Мариинский и Большой театры, Третьяковка, Музей изобразительных искусств имени Пушкина, Русский музей, Череповецкое музейное объединение и многие другие культурные институции — во время пандемии создали несколько сотен потрясающих онлайн-программ. Грантовая программа «Музеи русского севера» (реализуется в 12 регионах, направлена на повышение профессионализации музейных работников) тоже перешла в цифровой формат».

Хороший пример участия компаний, корпоративных фондов в решении проблем третьего сектора продемонстрировал и Благотворительный фонд «Синара», продолживший реализацию традиционных программ и запустивший новые. В частности, фандрайзинговый проект «Стоп — коронавирус!», который привлекает средства физлиц для поддержки некоммерческого сектора в период пандемии, развивается до сих пор. «Нам не только удалось привлечь средства физических лиц и создать цифровые инструменты для работы с теми, кто хочет участвовать в этом проекте, мы развернули свою работу в 43 лечебных учреждениях. К проекту присоединились более 20 малых городов, Трубная металлургическая компания дополнительно выделила фонду 100 млн рублей, — рассказала президент БФ «Синара» Наталья Левицкая. — По сути, «ковидный» проект выделился в отдельное системное направление, которое потребовало формирования новых компетенций. Нам пришлось оперативно искать на рынке поставщиков средств индивидуальной защиты, проводить закупки, перестраивать коммуникации. Это потребовало серьезного осмысления. В прежней парадигме мы больше жить не сможем. Нам придется закладывать разноформатные подходы в каждый проект, чтобы реализовать поставленные задачи при любых обстоятельствах».

— Во время пандемии бизнесу приходилось быстро и профессионально оценивать направления поддержки, анализировать проекты, прогнозировать, как будет развиваться ситуация, как лучше помочь конечному благополучателю, в первую очередь в территориях присутствия компаний, — оценивает ситуацию вице-президент Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей (СОСПП) Татьяна Кансафарова. — Это потребовало консолидации от корпоративных доноров. Например, в марте СОСПП создал специальный счет, на котором аккумулировались средства от крупнейших членов союза. На минимизацию последствий пандемии в кратчайшие сроки удалось собрать порядка 103 млн рублей. На эти деньги были приобретены средства индивидуальной защиты, аппараты ИВЛ и иное оборудование для системы здравоохранения, продуктовые наборы для наиболее пострадавших категорий населения.

— В 2020 году cтепень социальной ответственности бизнеса значительно возросла. Эта возросшая ответственность отражается и в долгосрочных трендах, в реализации стратегических планов компаний, следующих Целям устойчивого развития, принятых на международном уровне под эгидой ООН, и как ответ на пандемию COVID-19. Кризисная ситуация, вызванная пандемией, стала импульсом для диалога, преодоления барьеров, развития партнерства во взаимоотношениях между бизнесом, властью, некоммерческими организациями. Благодаря такому диалогу многие социальные задачи решались более оперативно и эффективно, — подчеркнула управляющий по корпоративным вопросам региона аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Анна Бушлякова. — Предприняв все необходимые меры для защиты здоровья своих сотрудников, бизнес посчитал своим долгом оказать всемерную поддержку субъектам РФ. Многие компании, в том числе и аффилированные компании «Филип Моррис Интернэшнл» в России, закупали медицинское оборудование и средства защиты для медучреждении?, волонтерских центров, электронные устройства для организации дистанционного обучения, оказывали другую необходимую гуманитарную помощь. Бизнес также нацелен на выполнение обязательств по запланированным проектам. Благотворительные программы ФМИ в России направлены на помощь в решении важнейших социальных проблем и имеют широкий спектр: от помощи пожилым и людям с инвалидностью до поддержки образования, поддержки высшего образования и малого и среднего предпринимательства в регионах присутствия компании. Флагманская благотворительная программа «Статус: Онлайн», направленная на повышение компьютерной, финансовой и юридической грамотности для пожилых людей и людей с ограниченными возможностями, была реализована в 17 регионах России, в том числе в Свердловской области, и вошла в первый добровольный национальный обзор достижений по целям устойчивого развития страны».

По мнению участников конференции, главным итогом ковидной истории стал запрос на формирование стратегии развития сектора. НКО будут уделять вопросам устойчивости все больше внимания. Вторая важная тема — развитие партнерств на разных уровнях, как внутри сектора, так и снаружи. Третья — повысилась значимость сектора, его роль стала заметнее и будет усиливаться. «Сектор показал, что гибко реагирует на изменения, но самое важное сейчас сохранить приверженность системной помощи», — подытожили эксперты.         

Нужно быть очень мобильными

Трансформация третьего сектора требует от его участников быстрой реакции, считает президент БФ «Синара» Наталья Левицкая

президент БФ «Синара» Наталья Левицкая 009_expert_ural_44-1.jpg
президент БФ «Синара» Наталья Левицкая

— Мы зафиксировали несколько важных тенденций в сфере благотворительности, которые приведут к перезагрузке всего некоммерческого сектора. Первая — перевод проектов в онлайн. Например, проект «Арт-платформа для продвижения уральского современного искусства», который реализует БФ «Синара», пришлось оперативно переформатировать в онлайн-формат. Три раза в неделю 20 авторов встречаются на платформе Zoom с уральскими художниками и международными экспертами современного искусства Йонатаном Хабибом Энквистом из Швеции, Шарлем Каркопино из Франции, Надин Райнерт из Швейцарии и Виллемом Яном Рендерсом из Нидерландов. Критики проводят интервью, учатся говорить об актуальном искусстве и работают над текстами. Проект поддержан Фондом президентских грантов. Другой пример можно наблюдать в рамках проекта «Лига управленцев», который способствует выявлению талантливых управленцев в малых городах. При поддержке корпоративного университета ТМК2U активно внедряем дистанционные форматы: тестирование, конкурсы и онлайн-обучение. Мы даем навыки социального проектирования, креативного дизайна, публичной защиты, фандрайзинга, то есть то, что необходимо сегодня для реализации программ улучшений жизни и благоприятного социального климата в территориях. Таким образом, уже сейчас мы объединяем и офлайн- и онлайн-мероприятия в рамках одного проекта, что позволит реализовать проект при любых обстоятельствах.

Вторая тенденция — коллаборация внутри третьего сектора и партнерства с местными сообществами и новыми институциями. Это очень интересный опыт для всех, он позволит взрастить новые форматы. Третья — корпорации сфокусировали поддержку на территориях присутствия. Логика понятная, но что делать территориям, где не присутствуют крупные благотворители? Это вопрос для всего сектора. Четвертая — некоммерческий сектор не всегда может реализовать проекты на том уровне, который нужен донору. А сегодняшняя ситуация требует не только качественной работы, но и быстрой реакции. Чтобы найти ресурсы, сформулировать задачи, придумать инструментарий, привлечь волонтеров, нужно быть очень мобильными. Пока это не у всех получается. Пятая — от корпоративных доноров есть запрос на инновации и эксперимент, но в текущем моменте готовность пробовать что-то новое существенно снизилась. Шестая тенденция — онлайн-волонтерство. Этот формат необходимо проанализировать и активно внедрять там, где это возможно. Седьмая — качественная работа НКО над заявками для грантовых конкурсов. Это результат общей работы, который позволит расширить возможности некоммерческого сектора с точки зрения получения грантовой поддержки.

Интеллектуальный потенциал неравнодушных сотрудников

Удаленная работа в период ограничений открыла для компаний новые возможности для корпоративного волонтерства, убеждена управляющий по корпоративным вопросам региона аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Анна Бушлякова

 управляющий по корпоративным вопросам региона аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Анна Бушлякова 011_expert_ural_44-1.jpg
управляющий по корпоративным вопросам региона аффилированных компаний «Филип Моррис Интернэшнл» в России Анна Бушлякова

— Компании, которые активно развивали традиционные формы добровольчества, в период ограничений сменили фокус на оказание волонтерской помощи pro bono в онлайн-формате, которая является существенно более эффективной. Самое ценное, что может предложить бизнес обществу, — это не просто рабочие руки, а интеллектуальный потенциал неравнодушных сотрудников, которые помогают благотворительным фондам и некоммерческим организациям решить задачи, требующие профессиональных компетенций.

Согласно результатам опроса, который был проведен компанией Deloitte и фондом «The Point of Life Foundation» в США, 77% лидеров некоммерческих организаций считают, что доступ к интеллектуальному потенциалу бизнеса для них крайне важен, поскольку делает НКО более устойчивыми. В свою очередь 73% сотрудников корпораций считают, что их профессиональные знания могли бы принести пользу обществу. Если речь идет об онлайн-волонтерстве, то у него вообще нет границ — ни географических, ни временных. Волонтер может оказывать помощь НКО в любом регионе, в любой стране, опираясь на собственный график.

В нашей компании уже есть прекрасные примеры индивидуального и командного pro bono волонтерства, когда над решением одной задачи одновременно работают специалисты из разных областей: маркетинга, стратегического планирования, коммуникаций. Так, моя коллега подготовила иллюстрации для плакатов фонду, который помогает пожилым людям найти друзей — собак-компаньонов из приюта. Фонд не только занимается поисками животных, он заботится об их состоянии и обеспечивает кормом. Участие в таких проектах вдохновляет волонтеров на новые свершения. Просьбы о помощи для интеллектуальных волонтеров НКО размещают на таких онлайн-площадках, как ProCharity фонда «Друзья», сайт «Добро» и т.д. Индивидуальные предприниматели, сотрудники корпораций могут существенно облегчить жизнь НКО, оказывая, например, юридическую поддержу, помощь в разработке сайтов и т.п. 

Новости партнеров

Реклама