Я кайфую, когда к нам приезжают

Всплеск въездного туризма во время пандемии нужно подкреплять строительством инфраструктуры гостеприимства и продвижением уникальных продуктов

В этом году Удмуртия несколько раз успела заявить о туристическом потенциале. Так, шесть туристических проектов республики выиграли в конкурсе Фонда президентских грантов. Например, проект «Симулятор средневековья «Дондывакыт» (Эпоха Донды)» получит 1,9 млн рублей. Он позволит изучать историю и культуру удмуртов с помощью дополненной реальности. Размер гранта для проекта «Этнокультурный центр «Губи Тур» (Грибной тур)» — 2,2 млн рублей. Власть и местное сообщество объединятся для продвижения бренда «Удмуртия — грибная сторона»: жители национальных деревень будут заниматься организацией туров и предоставлением гостевых услуг.

Еще один отличный повод — 22 туристических проекта из Удмуртии вышли в финал всероссийской премии «Маршрут года». Большое внимание к республике прив­лек ежегодный фестиваль «Всемирный день пельменя», который прошел в феврале.

Список большой, как и амбиции Удмуртии по развитию внутреннего туризма.

В прошлом году республику посетили 335 тыс. человек, создано 39 новых туристических маршрутов, введено в эксплуатацию 27 объектов инфраструктуры.

Сейчас здесь работает более 160 гостиниц, 98 парково-рекреационных зон, 48 охотничье-рыболовных объектов, 15 санаториев.

Достаточно ли этого, чтобы предлагать стране конкурентные продукты, рассказал владелец «Главной туристической компании» и экскурсионного центра «Удмуртия» Евгений Маршак.

— Евгений, вы в туристическую отрасль пришли из банковской сферы. Разменяли стабильную работу на бизнес, благополучие которого зависит от десятка факторов. Зачем?

— Во-первых, в 2012 — 2013 годах банковская сфера начала сжиматься. Это давняя тенденция. Во-вторых, в банке я был всего лишь наемным работником, от меня ничего не зависело. А я привык самостоятельно принимать решения. Долго думал, куда пойти, и выбрал туризм. Почему? Потому что, как и все, считал, что в этой отрасли все дается очень легко, не работа, а сплошное путешествие. Оказалось сложнее, но это не помешало основать компанию в Сарапуле в 2013 году. Начинали как обычное туристическое агентство — продавали туры за рубеж. В это время все массово выезжали за границу, в Турцию и Египет, а про отдых в России никто не задумывался.

Хотите пострелять из автомата — не вопрос

 — Когда развернулись внутрь страны?

— Мы продолжаем продавать туры за рубеж, но в меньшем количестве, чем раньше. А началось все с запросов на путешествия школьников в соседние регионы. Потом постепенно подтянулись гости Удмуртии. Кого-то надо встретить и показать ижевские достопримечательности за ограниченное время, кому-то важно посмотреть несколько городов. Очень много запросов по Сарапулу, Воткинску, Глазову, другим городам. За последний год интерес к республике существенно вырос. Понятно, что границы были закрыты. Но есть еще один нюанс. Например, москвичи сюда приезжали «воздухом подышать». В Удмуртии ограничения сняли раньше, чем в других регионах, в Москве в это время еще из дома нельзя было выйти. Кстати, в прошлом году был всплеск индивидуального туризма. Семьи приезжали на машинах на выходные и заказывали индивидуальные экскурсии. Вот это прямо тренд прошлого сезона.

— Это москвичи и жители соседних регионов?

— На машинах — соседи: Пермский край, Свердловская область, Башкирия, Татарстан, Кировская область. Москвичи прилетают или приезжают на поезде. Они и в этом сезоне очень активно к нам едут.

— Чем отличается программа для москвича и пермяка, например?

— Зависит от запросов. Заранее прорабатываем туры специально под заказчика, его интересы. Хотите посмотреть удмуртскую культуру, пожалуйста. Пострелять из автомата Калашникова — не вопрос.

— Где можно посмотреть этнику?

— В 17 км от Ижевска расположен замечательный музей-заповедник Лудорвай. Это музей под открытым небом, где рассказывают о быте удмуртского народа. Есть традиционные удмуртские деревни, такие как Быги, Карамас-Пельга, село Бураново — все помнят бурановских бабушек. Кстати, Бураново находится между Ижевском и Сарапулом, очень удобная локация.

Поесть пельменей — не проблема

— Мне кажется, в первую очередь Удмуртия ассоциируется с Калашниковым. И в Ижевск едут, чтобы прежде всего посмот­реть на оружейную столицу России.

— Да, это крупный оборонный комплекс. И музей им. Калашникова, где есть тир и можно пострелять из ружей, и музей завода Ижмаш для многих туристов входят в обязательный перечень объектов для посещения.

— А еще Удмуртию здесь называют родиной пельменя, хотя многие другие регионы с готовностью примеряют на себя эту роль.

 — Именно в Удмуртии туристы хотят попробовать пельмени. Здесь даже специальный маршрут есть, где предусмотрена дегустация 15 видов пельменей, он очень популярен у туристов. В Удмуртии также проводится традиционный фестиваль «Всемирный день пельменя».

— Этника, Калашников, пельмени — что еще способно привлечь массового туриста в республику?

— Теплоходные круизы по Каме через Сарапул. Как правило, туристы стартуют из Перми и других городов, идут по Каме и Волге, например, до Астрахани. В Сарапуле мы их с большим удовольствием принимаем. Правда, в прошлом году круизов не было вообще.

— Что можно посмотреть в Сарапуле?

— Во-первых, это самый старинный город в Удмуртии. Здесь расположены двухэтажный особняк купца Башенина, построенный в 1904 году, Музейный квартал — комплекс исторических зданий конца XIX века, пожарная каланча, Николаевское училище и другие памятники архитектуры, плюс шикарная набережная. Во-вторых, Сарапул — это речные ворота Удмуртии, порт принимает более ста теплоходов в год. И если Ижевск — это оружейная столица, то Сарапул — купеческий город, как, например, Суздаль.

— Ваша компания давно переехала в Ижевск?

— Пару лет назад.

Послушать Чайковского — конечно

— Мы с вами все туристические бренды назвали?

— Конечно, нет. В Воткинске родился Петр Ильич Чайковский. В этом городе расположен музей-усадьба, проводится музыкальный фестиваль имени Чайковского с участием таких известных хедлайнеров, как Валерий Гергиев и Денис Мацуев.

— Вам как игроку рынка выгодно, чтобы внутренний туризм развивался? Раньше же было проще — сформировал пакетный тур в Турцию и отправил группу. Как вы считаете, какой из турпродуктов нуждается в дополнительном продвижении?

 — Конечно, я за развитие внутреннего туризма, я кайфую, когда люди к нам приезжают и им нравится. Продвигать нужно все направления внутреннего туризма, не зацикливаться на оружейке или только национальной кухне. У нас много уникальных турпродуктов, продвижение должно быть комплексным.

— С приходом Александра Бречалова имиджу региона стало больше внимания уделяться?

— Да. Сейчас об Удмуртии гораздо больше знают в Москве и других регионах. Это факт.

— В вашей структуре продаж сколько приходится на внутренний туризм?

— Сейчас около 60%, в прошлом году — около 70%. До пандемии было наоборот: 60% — поездки за границу. Так что коронавирус способствовал развитию внутреннего туризма. Надеюсь, с открытием границ ситуация не изменится, потому что реакция на местные достопримечательности — очень хорошая. Туристы и не думали, что здесь так хорошо. Они хотят и будут возвращаться, вариантов отдыха много.

Поохотиться на медведя — запросто

— А иностранные туристы до пандемии приезжали?

— Их было очень мало. Если сравнить с Питером, даже с Екатеринбургом, в разы меньше.

— Но вы хотите такого туриста — европейца, китайца?

— Конечно, хотим. Иностранцы — это всегда круто. Приезжали небольшие группы китайцев, французов, итальянцев.

— Как они о вас узнали?

— Есть сайт «Vizit Udmurtia», группа «ВКонтакте» и т.д. Еще хорошо работает «сарафанное радио». Одни приехали, им понравилось, расскажут другим.

— Иностранцев что заинтересовало в Удмуртии?

— Охота на севере республики, в районе Глазова, там есть медведи, кабаны.

— А какова доля вашей компании на рынке въездного туризма?

 — Около 25%. Это приблизительная цифра.

— Во время кризиса не пришлось коллектив сокращать?

— Мы ни одного человека не сократили, у нас все работали в полном составе. Плюс мы воспользовались мерами поддержки как малый бизнес. Получили субсидию на выплату зарплаты, например.

— По обороту сильно упали?

— Где-то в два раза.

Приехать на выходные — ждем

— Вам как бизнесу чего не хватает для развития?

— Качественной инфраструктуры для приема гостей — ресторанов, дорог, туалетов, объектов размещения. Да, у нас уникальные деревни, но там нет современных туалетов, а дороги такие, что после дождя не проедешь. Кстати, именно после пандемии очень много небольших предпринимателей стали строить объекты для приема туристов. Это увеличивает шансы региона на туристическую привлекательность.

— У вас есть возможность обсуждать эти вопросы и транслировать их во власть?

— Есть. Мы обсуждаем их в рамках туристического кластера «Камский берег», в который входят все причастные к въездному туризму: турфирмы, отели, рестораны, горнолыжные комплексы и т.д. Проходят стратегические сессии, встречи с правительством.

— Что будет с рынком внутреннего туризма до конца 2021 года?

— Очень хотелось бы, чтобы он продолжал развиваться даже после открытия границ. Люди, конечно же, поедут в другие страны. Но вряд ли у большого количества путешественников есть возможность ежемесячно их посещать. А мы готовы предложить туры выходного дня.