Вектор эффективности

Банк России рассматривает внедрение цифровых технологий как важнейший элемент повышения доступности финансовых услуг, подчеркивает начальник Уральского ГУ ЦБ Рустэм Марданов

Начальник Уральского ГУ ЦБ Рустэм Марданов

— Рустэм Хабибович, с каким результатом экономика и банковская система региона завершили полугодие?

— Банковский сектор оказался готов к испытаниям, которые в нашу жизнь привнесла пандемия. Итоги первого полугодия этого года еще раз показали, что сейчас банковская система находится в устойчивом положении. Безусловно, Банк России предпринимал необходимые меры, которые способствовали приспособлению кредитных организаций к новым вызовам. Экономика Урала преодолела докризисный уровень. И это дает нам основания пересмотреть прогнозные оценки. Если до этого года мы ориентировались на рост около 4,1% ВРП, то сейчас ожидаем 6,3%, что существенно выше среднероссийской динамики.

— Какие изменения произошли в инфраструктуре региона за этот период?

— В первом полугодии были отозваны лицензии у двух уральских банков: екатеринбургской «Нейвы» и пермского Проинвестбанка. При этом продолжается сокращение количества пунктов банковского обслуживания. Мы считаем, что одной из актуальных задач, которая стоит сейчас перед банковским сообществом, является развитие новых форматов обслуживания. Мы видим, что на фоне уменьшения числа региональных участников рынка в регионе остается группа сильных самостоятельных банков. По нашему мнению, фактором устойчивости кредитных организаций является наличие жизнеспособной стратегии.

— Как изменения в денежно-кредитной политике проецируются на экономику?

— По нашим наблюдениям, механизм трансмиссии денежно-кредитной политики на экономику сработал достаточно эффективно. По мере снижения ставки происходило снижение стоимости кредита по всем направлениям. Дополнительным позитивным фактором стали льготные государственные программы, которые поддержали отдельные отрасли и сектора.

Пожалуй, самая тревожная тенденция, за которой мы внимательно следим, — снижение доли срочных депозитов. По состоянию на 1 июня, объем срочных депозитов в кредитных организациях Урала сократился на 12%, при том что в целом средства населения увеличились на 8%. Перераспределение произошло прежде всего в пользу текущих счетов, на них остатки выросли на 36% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Но есть и позитивный тренд, связанный с изменением модели финансирования жилищного строительства. Доля остатков на эскроу-счетах в общем объеме вкладов по сравнению с прошлым годом выросла почти в пять раз.

— Как вы оцениваете динамику кредитования в регионе?

— Объемы кредитования увеличиваются опережающими темпами, ипотека за прошедший год показала рост более чем на 23%, количество и объем выданных жилищных кредитов — на 45% и 66% по отношению к аналогичному периоду прошлого года соответственно. Динамика кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства — плюс 26%. Большой вклад в этот рост внесли меры поддержки малого и среднего предпринимательства.

Темпы финансирования крупных и средних предприятий несколько ниже, и это объективно. Наши действия были направлены на то, чтобы способствовать реализации приоритетных инвестиционных проектов. Только в Свердловской области сейчас реализуется 75 крупных региональных проектов и 876 муниципальных. Точно такая же пропорция и в других субъектах федерации Урала. Мы ведем работу по обеспечению финансирования этих проектов не только с помощью кредитных ресурсов, но и с использованием облигационных займов.

— Какие факторы, по вашему мнению, могут ограничивать дальнейшее развитие экономики?

— В центре внимания остается вопрос оценки эффективности продления льготной программы ипотеки: насколько она имеет положительный потенциал для развития рынка. Мы будем продолжать изучать этот вопрос и, соответственно, предлагать решения. Кроме того, мы следим за реализацией низкомаржинальных строительных проектов, как правило, за пределами областных центров. Третий вопрос, который сейчас активно обсуждается, связан с надежными механизмами финансирования индивидуального жилищного строительства. Первые программы появились, но нужны дополнительные меры по их проработке.

— Каков будет дальнейший вектор цифровизации банковских услуг?

— Мы рассматриваем внедрение цифровых технологий как важнейший элемент повышения доступности финансовых услуг. Центральный банк видит большой потенциал во внедрении единой биометрической системы, в дальнейшем совершенствовании системы быстрых платежей. Новые технологии проникают в нашу жизнь все больше. Практически во всех регионах Урала реализуются проекты социальных карт, которые позволяют сделать доступными ряд социальных услуг и нефинансовых сервисов. Банк России активно развивает цифровые площадки, в частности проект «Маркетплейс». Мы привлекаем для участия в этой площадке кредитные организации регионов Урала, надеемся, что этой возможностью они также воспользуются. Конкуренция становится все жестче и не только между самими банками, но и с другими секторами, многие кредитные организации уже используют открывающиеся возможности и выступают на открытом рынке в качестве брокеров, предоставляя альтернативные виды финансовых услуг.