Фото недели

6 декабря 2021, 00:00
  Урал

1 декабря в Екатеринбурге перед штабом Центрального Военного округа торжественно открыли памятник маршалу Жукову — второй на площади.

ЕЛЕНА ЕЛИСЕЕВА

Скульптурная композиция поставлена в честь 125-летия со дня рождения Георгия Константиновича Жукова. Сюжет — прибытие его на службу в качестве командующего войсками тогда Уральского военного округа (Жуков жил и работал в Свердловске с 1948 по 1953 год). Маршал Победы сидит в открытом «Виллисе» рядом с шофером, его встречает начальник штаба округа генерал-лейтенант Лев Сквирский.

Композиция создана группой уральских скульпторов под руководством Андрея Зайцева. Фигуры отлиты из бронзы, общий вес — около пяти тонн.

Напомним, первый памятник — восьмиметровый монумент авторства Константина Грюнберга — установлен перед зданием штаба ЦВО в 1995 году в честь 50-летия Победы.

Доступ к первому памятнику открыт, ко второму — закрыт: исторически площадь перед штабом символически ограничивали цепи, однако около пяти лет назад появилась полутораметровая чугунная решетка, и новый памятник расположился внутри ограждения.

Оценить художественную ценность и целесообразность размещения двух памятников на ограниченном пространстве мы попросили заведующую лабораторией художественных практик и музейных технологий УрФУ Тамару Галееву.

— Учитывая вес и масштабы обоих монументов, поставленных достаточно близко друг к другу, невозможно представить общую художественную композицию площади перед величественным зданием Штаба округа гармоничной. Тем более что само здание является памятником культуры федерального значения, и любое дополнение его внешнего облика объектами, выбивающимися из первоначального замысла ансамбля, представляется не только нецелесообразным, но и неграмотным, искажающим его образ. И, разумеется, дотошный, протокольный характер новой скульптурной композиции, ориентированной на документальную фотографию, ее вялый пластический язык никак не добавляют художественности мемориальному комплексу памяти Георгия Константиновича Жукова. Он заслуживает и второго, и третьего памятника, однако их стоило бы рассредоточить, поставить в разных местах нашего города.

— Композиция с одной стороны напоминает типичное оформление городских улиц с открытыми малыми формами, с другой — обнесена оградой…

— Проблема недоступности общественных пространств (площадь перед зданием — типичный пример открытой, казалось бы, по назначению территории) становится острой в последние годы. «Урезание» ее в данном случае, снижает масштаб и значение памятника, превращение его в некий корпоративный символ «прикладного» характера.

— Как решить проблему конфликта интересов не только городского сообщества и властей, но и властей и закрытых структур?

— Разумеется, нужно открытое публичное обсуждение, привлечение и экспертов, и горожан. Достижение консенсуса возможно, как показывает опыт нашего города. Хотя конечный результат может быть неожиданным.

К сожалению, решения, влияющие на облик города, не согласовываются ни с профессиональным, ни с городским сообществами, а нередко и с властями. Напомним, здание штаба округа, построенное в 1937 — 1940 годах, — объект культурного наследия федерального значения. Областное Мингосимущество еще в 2014 году по поводу смены ограждения с цепей на забор заявляло, что штабу в 2006 году было выдано охранное обязательство Федеральной службой по соблюдению законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, в соответствии с которым проведение таких работ возможно только по согласованию с разрешения уполномоченного органа по охране объектов культурного наследия. И МУГИСО как уполномоченный орган такого разрешения не выдавало.

Тогда представители штаба объяснили необходимость изменений новыми требованиями нормативно-правовой базы: вышло постановление правительства Российской Федерации, регламентирующее оборудование военных объектов и прилежащих территорий.

А осенью 2020 года на фронтоне штаба ЦВО вдруг раскрасили монохромный барельеф, славящий крупнейшие советские стройки первой половины прошлого века и достижения «единства армии и народа». По замыслу автора, архитектора Алексея Дукельского, барельеф никогда не был цветным. В предписании Управления госохраны объектов культурного наследия Свердловской области сообщалось, что работы произведены с нарушением требований законодательства об охране объектов культурного наследия. Барельеф тем не менее до сих пор раскрашен.