Вдох по QR-коду

Помогут ли QR-коды остановить пандемию в России

БОРИС ЯРКОВ

Когда этот номер уходил в печать, депутаты Госдумы отказались обсуждать проект закона о введении из-за ковида QR-кодов на транспорте. По словам спикера палаты Вячеслава Володина, решение принято «из-за позиции регионов и самих россиян». Рассмотрение документа отложено на неопределенный срок. Накануне, 9 дека­ря на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека президент РФ Владимир Путин выразил надежду, что необдуманных шагов по ограничениям на транспорте удастся избежать.

Одновременно комитет ГД по охране здоровья поддержал законопроект о введении QR-кодов в общественных местах и рекомендовал депутатам принять его в первом чтении (планировалось на 16 декаб­ря). «Многие страны пошли по пути введения QR-кодов в общественных местах, везде получен положительный результат, с точки зрения защиты жизни и здоровья особых компромиссов быть не должно», — прокомментировал документ глава комитета Дмитрий Хубезов.

Напомним, два законопроекта, которые предусматривают использование QR-кодов в общественных местах, а также в поездах и самолетах, кабинет министров внес в нижнюю палату парламента в ноябре. Первая предполагает, что россияне не смогут посещать массовые мероприятия, культурные учреждения, объекты общепита и розничной торговли без предъявления QR-кода о прививке, документа о перенесенном коронавирусе или медицинского отвода от вакцинации. Согласно второй инициативе, QR-коды вводятся на железнодорожном и авиатранспорте для междугородных и международных перевозок. «Это мировая практика, которая в условиях пандемии, в условиях непрекращающихся волн новых многими странами была признана безальтернативной», — говорил ранее пресс-секретать президента РФ Дмитрий Песков.

За «скорейшее введение системы QR-кодов» выступил директор Центра имени Гамалеи Александр Гинцбург: «Без этого победить пандемию не удастся. Система должна жестко разграничивать возможности общения вакцинированных и невакцинированных».

Предложения правительства вызвали широкий резонанс, в некоторых регионах прошли акции протеста против введения QR-кодов. Например, в Екатеринбурге в ноябре такие митинги дважды собрали от 100 до 200 человек. В адрес Госдумы и депутатов в связи с обсуждаемыми проектами поступило более 120 тыс. обращений.

В telegram-канале пост Вячеслава Володина об инициативах правительства за сутки собрал более 700 тыс. комментариев. Дмит­рий Хубезов констатировал, что «у проектов есть противники, но в целом пациентское сообщество и врачи выступают за инициативы о введении QR-кодов», поэтому «концепция правительственных законопроектов не изменится к первому чтению».

Насколько глубоко QR-коды проникнут в нашу жизнь?

QR-коды в России

впервые были введены в Москве, чтобы контролировать соблюдение самоизоляции. Весной 2020 года они понадобились для поездок на столичном транспорте, преж­де всего специалистам организаций, которые продолжали работать во время пандемии. QR-пропуски просуществовали до середины июня того же года. И снова были введены в октябре 2020 года для московских развлекательных заведений (дискотеки, ночные клубы, бары), открытых после полуночи. Доступ работников и посетителей был возможен только при условии регистрации номеров телефонов по QR-коду или смс. При последующем выявления инфекции у кого-то из посетителей заведения всех присутствовавших информировали о том, что они оказались в зоне риска и должны пройти тестирование на COVID-19.

QR-коды в виде сертификатов о вакцинации начали выдавать на портале госуслуг в январе 2021 года. Информация о подлинности сертификата, ФИО и дата рождения владельца, а также часть цифр серии и номера паспорта открываются при сканировании QR-кода. Требования о предъявлении QR-кода о вакцинации для посещения общепита были введены в Москве и Московской области в конце июня и действовали по 19 июля 2021 года. Летом QR-коды (или ПЦР-тесты) начали требовать для доступа на крупные форумы, например, чтобы попасть на Иннопром. С 1 августа сертификаты стали обязательны для туристов Краснодарского края, их просили предъявлять в отелях и санаториях. А в Башкирии без сертификата о прививке запретили покупать билеты на рейсы междугородных и межрегиональных автобусов.

Новое развитие тема QR-кодов получила осенью на подъеме очередной волны заболеваемости. В октябре треть российских регионов ввели требования о предъявлении сертификатов для доступа в рестораны, торговые центры, тренажерные залы и т.п. 20 октября Владимир Путин подписал указ об установлении нерабочих дней с 30 октября по 7 ноября. В этот период времени QR-коды стали использоваться в тех регионах, где они еще не были введены. Уже 10 ноября Роспотребнадзор сообщил, что QR-коды для пользования теми или иными услугами введены в 77 субъектах РФ. 12 ноября проекты законов о введении обязательных QR-кодов были переданы в Госдуму. С 22 ноября в Татарстане ввели систему QR-кодов в общественном транспорте, этот опыт пока ни одна из региональных территорий не переняла. 7 декабря Верховный суд Татарстана отклонил коллективный административный иск жителей республики, требующих признать недействительным постановление регионального правительства о введении QR-кодов. Днем ранее в Татарстане вступило в силу постановление республиканского Роспотребнадзора, согласно которому могут быть отстранены от работы или переведены на дистанционный режим непривитые сотрудники предприятий и организаций практически всех сфер деятельности. С 18 декабря невакцинированных смогут отстранять от работы по решению Роспотребнадзора Башкирии.

В начале декабря федеральный законопроект об использовании QR-кодов в общественных местах рассмотрели парламенты нескольких субъектов РФ. Например, 7 декабря документ поддержали законодатели Свердловской области и Ямало-Ненецкого АО. В свердловском Заксобрании против инициативы выступили 8 из 46 депутатов. Законодатели также предложили Госдуме предусмотреть возможность получения QR-кода тем, кто привился импортными вакцинами и перенесшим коронавирус и не обратившимся в больницу, если у них имеется достаточный уровень антител. Противники законопроекта, которые участвовали в заседании с помощью видео­конференцсвязи, высказали обеспокоенность, что их объявят людьми второго сорта по принципу наличия антител.

Уровень достаточности антител является предметом дискуссии на федеральном уровне. Ранее Дмитрий Хубезов говорил о том, что в рамках законопроектов не планируется выдавать сертификаты людям с антителами к коронавирусу: «Нет четко установленного уровня антител, который будет говорить о том, что человек гарантированно не заболеет или не заболеет тяжело». По мнению Александра Гинцбурга, уровень антител, необходимый для защиты от штамма коронавируса «Дельта», равен 300 международным единицам.

Понятно рассказывать и прекратить призывы к дискриминации

Согласно опросу, проведенному медицинским мобильным приложением «Справочник врача» (зарегистрированы больше 500 тыс. российских медработников, работает с 2013 года), около трети врачей выступили против введения системы QR-кодов с ограничениями для непривитых от коронавируса. В исследовании приняли участие 3079 врачей из всех регионов России. 36,5% опрошенных выступили против введения QR-кодов. Полностью поддерживает законопроекты каждый четвертый (24,6%). А 21,9% врачей согласны поддержать инициативы, но только если ограничения для непривитых будут менее жесткими. Наоборот, за ужесточение мер выступили 17% принявших участие в опросе. Согласно исследованию, мнения о введении обязательной вакцинации разделились приблизительно поровну: за — 49,7%, против — 50,3%.

По данным РБК (где смогли познакомиться с развернутыми выводами исследования «Справочник врача»), 86,6% медиков отметили, что информационную кампанию, которая была направлена на убеждение россиян вакцинироваться, нельзя назвать успешной: «Больше всего помешали вакцинной кампании противоречащие друг другу заявления представителей власти о коронавирусе и самой вакцинации, считают опрошенные врачи (61,1%, вопрос подразумевал возможность выбора нескольких вариантов ответа). Также просчетом кампании они считают то, что СМИ не могут доступно довести до людей научные данные о пользе вакцинации (59,7%). На третьем месте — недостаточно аргументированные объяснения того, что болезнь может протекать тяжело, а также пояснения, почему среди вакцинированных тоже случаются летальные исходы (59,3%). Также негативно сказались на популяризации вакцины новости об административном принуждении привиться под угрозой увольнения или отстранения (55,9%). Прежде всего, по версии медиков, чтобы повысить доверие к вакцине, нужно работать с массовым населением (56,7%), однако практически каждый пятый врач (19,1%) заявил о том, что повышать доверие к прививке необходимо и среди медицинского сообщества».

Какие решения помогут увеличить охват вакцинации? «Больше всего респондентов (77,6%, вопрос также предполагал множественные варианты) отметили, что лучший способ увеличить количество вакцинированных — это популярно рассказывать населению об исследованиях вакцин, давать данные об их переносимости и т.д. Правильным решением также было бы прекратить публичные призывы к дискриминации невакцинированных (62,7%) и работать над улучшением имиджа российского врача для того, чтобы повысить доверие общества к медработникам в целом», — приводит результаты опроса РБК.

Но не доверяют не медикам, а государству. По данным на 14 декабря, уровень коллективного иммунитета к коронавирусу в России составляет 56,1% (цель — 80%). Это значительно ниже, например, чем в Сингапуре (85%) или Португалии (88%). Доверие строится на открытости, а ее нет. Нет достоверной и полной статистики (в той же Европе публикуется статистика по побочным эффектам, случаям заражения и смерти, в том числе с разбивками по разным вакцинам и возрастным группам). Не публикуется статистика по геномам коронавируса. Нет данных о заболеваемости и смертности от ковида, госпитализаций из-за ковида и степени тяжести заболевания в зависимости от прививочного статуса (включая разбивку по конкретным вакцинам), демографических показателей и различных показателей состояния здоровья.

Впрочем, все это не освобождает антипрививочников от ответственности. Да, у них есть право ходить в рестораны, летать на самолетах, посещать театры, работать в офлайне, распоряжаться собственным здоровьем. Но их права заканчиваются там, где начинаются права других: они не должны выступать разносчиками инфекции, не имеют права подвергать риску здоровье других людей. Цена этому риску — жизнь. Число умерших в России за последние 12 месяцев превысило 2,4 млн человек. Это худший период после 1945 года, и основной вклад в сверхсмертность внес COVID-19.

С октября 2020 года по сентябрь 2021 года с диагнозом COVID-19 скончалось 406 тыс. человек — это две трети летальных исходов, публикует Росстат данные Мин­здрава. При чем здесь антиваксеры? Потому что коллективный иммунитет дает сбой именно из-за них. Мировая наука не знает других способов совладать с распространением коронавируса, кроме массовой вакцинации. Китай пошел по этому пути еще прошлой весной и с тех пор эффективно сдерживает пандемию. Поэтому права, конечно, важны. Но сначала надо выжить. И если для этого придется повсеместно вводить QR-коды, значит, других вариантов нет.

QR-код (Quick Response, код быстрого реагирования) — двухмерный штрихкод, разработан в 1994 году японской Denso. Приспособлен для  быстрого считывания и распознавания с помощью фотокамеры. В отличие от одномерного штрихкода, QR-код может вмещать большой объем данных (более 7 тыс. цифр). Получил распространение с появлением смартфонов.