Катализатор для химии

Санкции ЕС перекрыли поставки в Россию значительного числа продуктов малотоннажной химии, необходимых для текущей работы предприятий самых разных отраслей промышленности. Запасов хватит ненадолго

24 мая на заводе «РН-Кат» (входит в НК «Роснефть») в Стерлитамаке началось промышленное производство катализатора гидрокрекинга — по собственной технологии, разработанной специалистами предприятия. Мощность — до 4 тыс. тонн продукции в год. Ее планируется поставлять как для НПЗ самой «Роснефти», так и других нефтяных компаний России. «Уникальная разработка позволит увеличить выпуск высококачественного моторного топлива Евро-5 и заметно снизить зависимость российской нефтеперерабатывающей отрасли от зарубежных катализаторов гидрокрекинга», — заявил генеральный директор «Башнефти» Андрей Лазеев.

По данным на 2021 год, потребление импорта в этом сегменте достигало 30%. В условиях внешних ограничений со стороны стран Запада обеспеченность катализаторами для всей отечественной нефтеперерабатывающей промышленности стала стратегической задачей, так как многие иностранные компании одномоментно прекратили поставки российским потребителям, в том числе и этого компонента. В то же время 95% процессов нефтепереработки — каталитические. И для протекания каждого из них необходимы свои катализаторы.

— Малотоннажная химия, то есть возобновление производства отечественных катализаторов и реагентов для переработки нефти и газа, для фармацевтики, для бытовой химии, является сегодня второй после медицинской техники (подробнее о ситуации в этом сегменте — см. «Результаты анализа», с. 20. — «Э-У») областью, которая требует экстренного принятия решений, — заявил 20 мая на расширенном заседании Комитета по науке Государственной думы РФ президент РАН Александр Сергеев.

Пока же в химической промышленности России в активной стадии запуска находятся лишь те проекты по замещению импорта, которые были задуманы и начали реализовываться задолго до обострения политических отношений на Евразийской части континента.

Купить нельзя сделать

По подсчетам ряда нефтяных компаний, санкции Европейского союза перекрыли поставки в Россию от 3,5 тыс. до 5 тыс. продуктов малотоннажной химии, которые необходимы для текущей работы предприятий.

— Ситуация в малотоннажной химии — одна из самых острых на сегодня, — подтвердил директор департамента химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий Минпромторга РФ Михаил Юрин в конце апреля в ходе круглого стола по развитию малотоннажной промышленной химии, организованного при Совете Федерации. — Она не экономическая, носит политический характер и связана с отказом от поставок со стороны ряда крупных компаний — исторических поставщиков большого спектра малотоннажной химии. Где-то это вуалируется проблемами с логистикой, где-то расчетами, еще чем-то, но в целом наши предприятия и компании сегодня в моменте испытывают определенный дефицит.

Как заметил директор Института нефтехимического синтеза РАН Антон Максимов, ситуация сложная, так как она связана не с функционированием существующих установок в целом, не с выпуском отдельных компонентов топлив, а с обеспечением непосредственно текущих рабочих процессов предприятий.

По его словам, санкции затронули большое количество именно «служебных» реагентов. Практически все технологии, которые были поставлены на крупнотоннажных предприятиях РФ, включали в себя зарубежное оборудование. Соответственно, для его обслуживания использовалась импортная малотоннажная химия. Для нефтепереработки это прежде всего деэмульгаторы, в нефтехимии — большое число реагентов, которые помимо катализаторов используются для получения всевозможных продуктов. Для всех производств — реагенты подготовки воды, катиониты и аниониты, которые в России не производятся, антикоррозионные и биоцидные присадки. И большое количество продуктов, которые в целом можно назвать смазочными материалами: компрессорные масла, масла для насосов, смазочные материалы, рабочие жидкости. При этом на каждом производстве такой список свой.

Вторая проблема, отметил эксперт, связана с производством конечных продуктов, таких как топливо и смазочные материалы:

— Конечный потребитель использует не фракции, которые выходят с промышленных установок, а компаундированное топливо с присадками, добавками, которые обеспечивают те эксплуатационные свойства, которые необходимы для используемой в стране техники. И вот тут оказывается, что часть присадок и добавок в России не производится или производится методом смешения компонентов, завезенных из других стран. Прежде всего это, конечно, депрессорно-диспергирующие присадки. И для каждого соответствующего топлива это своя смесь.

По его мнению, через какое-то время может сложиться ситуация, при которой из-за отсутствия продукции малотоннажной химии отечественные нефтепереработчики просто не смогут выпускать нормальный конечный продукт.

Еще более сложная проблема рискует возникнуть в части производства химических пластиков и материалов из пластика, преду­предил глава Института нефтехимсинтеза:

— Простой полиэтилен, который производит Запсибнефтехим, в таком общем виде не нужен потребителю. Нужен конечный продукт, при производстве которого используются определенные добавки. Например, анти­эпирены, красители, стабилизаторы. Как правило, эти добавки составляют десятые процента от конечного продукта, но без них его просто бессмысленно производить. В лучшем случае мы будет отправлять его на экспорт на те предприятия, которые смогут перерабатывать его в конечный продукт.

То же касается и производства шин: около 60 — 70% малотоннажных химических компонентов, которые при этом используются, в России не производят.

По оценкам Антона Максимова, Россия располагает запасами реагентов и добавок на срок до полугода, что пока позволяет избежать острого кризиса.

Сделать нельзя привезти

— Часть продуктов малотоннажной химии мы не имеем возможности производить у нас сейчас. Мы их не производили, не производим,  в течение года-полугода не успеем создать и не начнем производить, — отмечает Михаил Юрин. — Вариант один — поиск альтернативных поставщиков. Химия в мире развивается не только в Западной Европе и США, есть другие центры производства достаточно большого числа необходимой нам продукции. И сейчас мы активизировали работу в этом направлении. Если раньше это было неинтересно из-за сроков поставки, не совсем конкурентоспособно по цене, то теперь эти вопросы уже не в счет.

Участники рынка по-разному подходят к решению вопроса.

— Определенная часть попавших под запрет компонентов производится только в Европе, и заменить их невозможно. Но по большей части альтернативу можно найти на Востоке. Еще в марте мы ввели в штат специалиста по рынкам Восточной Азии и активно работаем в этом направлении, — рассказывает генеральный директор НПП «Полипластик» (производитель термопластичных компаундов) Александр Павлов. — Наш НТЦ активно работает над рецептурами с использованием альтернативных компонентов. Было тяжело, но сейчас разработчики перестроились. Сегодня у нас в работе более 30 материалов на замену импортным, более десятка уже прошли согласования с заказчиками, по ряду марок начались промышленные поставки.

По мнению участников рынка, какие-то ограничения могут быть преодолены путем построения серых схем импорта через Китай, Казахстан, Армению. Однако задача на переориентацию закупок комплектующих и компонентов в Южно-Азиатский регион в ближайшее время будет стоять не только перед нефтехимиками, и очевидно, что конкуренция за доступ к транспортной инфраструктуре, недостаточно развитой в этом направлении, будет очень высокой.

При этом эксперты признают, что остается узкий ассортимент специальной химии, где найти альтернативу в ближайшее время невозможно. «В химии из более чем полутора тысяч процессов есть всего один-два десятка коммерческих процессов, которые действительно можно купить только в одном месте у одного производителя, и их копирование невозможно», — говорит основатель Engineering & Consulting PFA Alexander Gadetskiy Александр Гадецкий.

Как отмечает глава Центра отраслевых исследований Андрей Костин, среди продуктов, которые проблематично заместить, эфиры акриловой кислоты, метилметакрилат, нейлон 66, поликарбонаты, а также метионин (незаменимая для животных аминокислота, помогающая расщеплять жиры), который используется для производства кормов для птиц и животных. Также пострадает текстильная отрасль, предприятия которой импортировали спецхимию для производства. Попадут под удар и все виды полимеров.

Понять потом производить

По оценкам Антона Максимова, уже сейчас важно определить, какие из десятка тысяч импортных химических соединений необходимы отечественной промышленности в первую очередь, критичные не то что для отдельных предприятий, а сразу для нескольких отраслей, в частности металлургии, машиностроения и ТЭК. И самое главное — какие из них реально освоить за короткое время и есть ли в стране для этого технологические возможности.

Причем, что важно, малотоннажная химия — это тот случай, когда можем относительно быстро и легко перейти от разработки технологии к производству конечного продукта, зачастую просто адаптировав под него уже имеющееся оборудование. Поэтому необходимо провести ревизию уже имеющихся производств. Тем более что для ряда продукции нужно создавать свои технологические линии. Но большое число продуктов могут принадлежать к одной и той же технологической линии просто за счет смены ее режима, реагентов, и, как правило, это продукция, которой нужно всего по 100 тонн в год.

— Системно такая работа до сих пор по-хорошему не велась, — говорит Антон Максимов.

Хотя отдельные российские компании этим уже занимаются и даже прорабатывают варианты не только продуктов, но и потенциальных производителей, разработчиков технологий.

Так, Институт катализа Сибирского отделения РАН планирует построить в Новосибирске центр коллективного пользования «Опытное производство катализаторов». При необходимом финансировании он сможет обеспечить постоянную конкурентоспособность отечественной катализаторной промышленности и независимость от импорта химического и нефтехимического комплекса России в целом.

Салаватский катализаторный завод, по словам его генерального директора Дмитрия Медведева, также ведет серьезную работу с производителями и потребителями катализаторов полимеризации, которым требуются специальные порошковые силикагели:

«У нас уже сделан серьезный задел. Я думаю, что мы очень близко находимся к первой стадии коммерциализации этого направления».

— Эта задача уже сейчас должна рассмат­риваться как государственная. Необходим централизованный подход, чтобы не оказалось, что две компании будут заниматься производством одного и того же продукта, — призывает Антон Максимов. — Пока все происходит на уровне «погасить пожар».

И если мы эти вопросы решать не будем, то у нас появятся проблемы на уровне производства миллионов тонн продукции.

— Осознание еще не наступило, но ближе к осени ситуация начнет меняться с такой скоростью, что придется принимать экстра­ординарные решения, — заметил член Комитета Совета Федерации по экономической политике Владимир Кравченко.