Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Общество

Театр перевоплощения

«Expert Online» 2011
Фото: ИТАР-ТАСС

В Москве создана театральная студия «Вольный дебют» под руководством режиссера Елены Сибиркиной, в которой бывшие заключенные выступают как актеры.

В студии состоялась премьера спектакля «От письма и до письма». По словам автора проекта Аркадия Барановского, это первый в России опыт, когда реабилитация людей, освободившихся из тюрьмы, проходит на сцене. Сейчас в проекте задействовано 14 человек, но режиссер Елена Сибиркина надеется, что будут найдены средства на осуществление еще более масштабных проектов.

Социальная реабилитация заключенных касается многих людей. По данным ФСИН России на 1 марта 2011 года, в заключении находится 814,2 тыс. человек. По словам министра юстиции РФ Александра Коновалова, средний срок наказания пока шесть-семь лет. Освобождается каждый год от 120 до 140 тыс. человек, из которых около 40% возвращаются обратно в тюрьму. По количеству заключенных и рецидивистов Россия занимает одно из первых мест в мире.

Закон о социальной реабилитации в РФ находится в стадии общественного обсуждения. ФСИН наказывает, когда срок выходит – отпускает. Следующий за заключением период жизни бывшего заключенного не входит в сферу ее компетенции. Реабилитацией в основном занимаются благотворительные организации.

Кроме проблем с пропиской, жильем, работой, вышедший на свободу человек сталкивается еще с двумя комплексами проблем. Во-первых, время в тюрьме останавливается. И, выйдя на свободу, бывший заключенный попадает в незнакомый мир, в который он не знает как вписаться. Во-вторых, за пять и более лет в тюрьме утрачиваются социальные навыки. Привыкнув к жесткой системе подчинения и контроля в тюрьме, человек забывает, как общаться и вести себя на свободе. У заключенных особая пластика, движения, манера речи и поведения.

Большинство людей, начиная с потенциальных работодателей, это пугает и отталкивает. Из-за таких особенностей еще до того, как вышедший на свободу совершит нечто уголовно наказуемое, он уже отторгается социумом как чужой, непонятный и неприятный.

Ведь, столкнувшись с такими проблемами, которые неизвестно как решать, многие возвращаются в знакомый мир криминала, где знают, что и как делать. По словам Михаила Сенкевича, ныне члена попечительского совета уголовно-исполнительной системы Тульской области, а в прошлой жизни заключенного, обычный жизненный сценарий после выхода из колонии не подразумевает возвращения в нормальную жизнь: или снова криминал, или на социальное дно. Вырываются единицы, те, кто находит в себе силы противостоять как трудностям, так и искушениям. Таких приключений и адреналина, какими живет криминальная среда, в обыденной жизни не встретишь – есть чем искуситься. Режиссер спектакля объяснила, что у бывших заключенных пониженная самооценка. Сами себе они не нужны и ценности собственной личности не ощущают. Это, с ее точки зрения, еще одна причина возвращения в криминал. Им нужна поддержка, чтобы остаться на свободе.

А в театре происходит преображение. Елена Сибиркина рассказала, что репетиции начинались с того, что она учила своих непрофессиональных актеров с криминальным прошлым говорить и двигаться. Это делается при помощи скороговорок и игр с элементами пластической реабилитации. Постепенно зажатые люди начали свободно дышать, говорить и двигаться. Меняется взгляд, человек становится уверенней и перестает ждать отвержения за свое прошлое. Из поведения уходит излишняя агрессия, настораживающая окружающих. «Незаметный щелчок – и проходит надрыв. Глаза становятся другими», – говорила Елена Сибиркина. Но для этого понадобилось четыре месяца репетиций.

Актеров в труппе «Вольного дебюта» десять человек. Собрались они постепенно. Кто-то не прижился, кто-то поступил учиться и не смог посещать репетиции. В основном они все подопечные Аркадия Барановского еще по программам поддержки заключенных в колониях. Восемь – бывшие заключенные, двое – волонтеры с актерским опытом. Это было сделано специально, чтобы ослабить у новичков страх сцены. И также дало опыт взаимодействия и сотрудничества в общем деле с людьми без тюремного прошлого.

«От письма и до письма» по форме не пьеса, а объединенный общим сюжетом тюрьмы и воли монтаж с чтением стихов, пением, пантомимой, сценической дракой и танцами. И сначала актерам было трудно понять, что происходит. И труппе было непросто принять, что театр – искусство коллективное. Если один не пришел или пришел пьяный, то репетиция сорвана. Поэтому пить перестали. Все работают.

Театр дает уникальную возможность для ресоциализации. С одной стороны, в нем присутствует преображающая сила лицедейства, возможность играть, стихия поэзии и музыки, свобода сценической пластики и дыхания, с другой – общение. Режиссер, поясняя методику работы, сказала: «Мы с ними много разговариваем. И я стараюсь всех хвалить. Их мало в жизни хвалили и любили».




    Реклама



    Реклама