Фото: ИТАР - ТАСС

В понедельник Дмитрий Медведев дал официальный старт избирательной кампании, которая перешла в новое качество. Практически все игроки проводили агитацию и до формального рубикона, используя пробелы в законодательстве, но теперь, когда они попадают под действие избирательного законодательства (большинство его статей начинают действовать именно после публикации президентского указа), регулирование их деятельности станет жестче, а сами они — изобретательнее. Между тем текущая ситуация уже позволяет дать предварительные прогнозы относительно избирательной тактики партий на выборах, а также их приблизительных результатов.

Одна из основных интриг текущей кампании — сможет ли ЕР в Госдуме удержать конституционное большинство или она ограничится простым. Данная интрига наметилась еще по итогам весенней региональной кампании и по-прежнему остается актуальной. Судя по данным соцопросов, активный пиар ОНФ пока не позволил ЕР существенно улучшить электоральные показатели, и при инерционном развитии событий она потеряет конституционное большинство даже с учетом перераспределения в ее пользу голосов партий, не прошедших в Госдуму. В связи с этим для партии актуализируется тема поиска новых агитационных ходов, условно говоря, «тузов из рукава». Скорее всего, такие козыри будут обнародованы на осеннем съезде партии — именно поэтому он был перенесен на конец сентября и пройдет одним из последних. Тем самым возможности для маневра конкурентов ЕР, которые раскроют карты на своих съездах раньше, будут ограничены.

КПРФ, судя по косвенным фактам, намерена придерживаться инерционного сценария избирательной кампании, что гарантирует ей второе место после ЕР. Попытки партии применять некоторые новации, например игра с националистическими настроениями в рамках Народного ополчения, предсказуемо закончились неудачей. В отличие от многих других партий ядерный электорат КПРФ в целом настроен интернационалистически, или, по крайней мере, индифферентен к данным идеям, и коммунисты вряд ли будут продолжать свои эксперименты, опасаясь растерять его. При этом конкурировать партия будет, как и прежде, с ЕР за левый электорат. Градус борьбы даже может существенно повыситься, так как «партия власти», стремясь сохранить конституционное большинство, будет пытаться расширить поле своей электоральной деятельности, и для такой экспансии с учетом имиджа ЕР и Владимира Путина подходит прежде всего левый фланг.

ЛДПР, видимо, будет так же традиционно играть в своей национал-популистской нише, несмотря на прозвучавший на встрече с партийцами призыв Дмитрия Медведева. Правда, это не спровоцирует в адрес партии серьезных санкций, так как Жириновский уже не раз демонстрировал, что он способен делать резонансные и сотрясающие воздух заявления при минимальном ущербе существующей политсистеме. Кроме того, ЛДПР в последние 15 лет в критические для власти моменты всегда голосует в Госдуме в ее поддержку, и такой союзник может оказаться очень ценным для ЕР на случай, если «партия власти» не получит конституционного большинства. Сама партия на волне националистических спекуляций и остатках харизмы Жириновского практически гарантированно преодолевает 7-процентный барьер и, возможно, 10-процентный.

Количество партий в Госдуме VI созыва — еще одна интрига стартовавшей кампании. В связи с этим весьма неопределенны перспективы последней парламентской партии — СР. До последнего времени она располагала большей свободой маневра и могла позиционироваться двояко: либо как социал-демократическая партия, конкурент КПРФ (первоначальная задумка ее архитекторов), либо как «партия власти №2», к чему склонялся Миронов и его окружение. Отставка лидера СР из Совфеда лишила «эсеров» второй возможности, что предсказуемо подтолкнуло партию к радикализации. Однако на левом фланге они столкнулись с серьезными конкурентами в лице КПРФ, переиграть которую СР в 2007 году не удалось. Попытка заключить альянс также не удалась, так как коммунисты вполне отдают себе отчет о реальном потенциале «эсеров». Правда, у них еще есть ценные с электоральной точки зрения фигуры, например Оксана Дмитриева, которые вполне могут заинтересовать оппозиционные партии, например ту же КПРФ.

«Правое дело» является загадкой стартовавшей кампании, которая может как уверенно преодолеть 7-процентный барьер, так и не дотянуть до 5%. После прихода Прохорова партия, пребывавшая в анабиозе, получила хороший шанс начать новую жизнь. Однако программные документы и заявления самого Прохорова оставляют двойственные впечатления. Создается ощущение, что для их авторов существует один целевой показатель — количество упоминаний в СМИ безотносительно их контекста (позитивного или негативного), что характерно скорее для ЛДПР. Между тем потенциальный электорат ПД достаточно рационально, а не эмоционально настроен и может «не понять» столь отвязного стиля агитации. При этом ставка на личное продвижение Прохорова позволяет предположить, что будущее партии не особо его волнует (в силу разных причин), а сам он готовится занять высокий и публичный пост во властной иерархии.

Безусловными аутсайдерами кампании, потенциал которых не превышает 1–2%, остаются «Яблоко» и «Патриоты России». Леволибералы, несмотря на смену руководства, так и не смогли «перезапустить» партию, хотя и пытались участвовать в резонансных акциях. «Патриоты» же по-прежнему будут пытаться играть роль спойлера КПРФ, хотя вряд ли в этом преуспеют без поддержки власти.

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара к рублю всех сильно удивит
      На российском валютном рынке растет спрос на рублевую ликвидность в ожидании налогового периода. А прогнозы экспертов в отношении курса рубля становятся все более смелыми
    2. Курс доллара: рубль готовится к важному событию
      Курс доллара: рубль готовится к важному событию
    3. Курс доллара: аналитики рассказали, когда ждать обвала рубля
      «Русский след» в американских выборах не обнаружен, но поводы для санкций и, соответственно, обвала рубля у США все равно найдутся.
    Реклама