Сменится ли арабская весна исламской зимой

Москва, 06.12.2011
Совсем скоро западные стратеги, с таким рвением поддерживавшие арабскую весну и помогавшие свергать «диктаторов», смогут сравнить новый арабский мир со старым, который был разрушен в немалой степени и благодаря им. Результат, не исключено, окажется совсем не таким, какой они ждали.

Фото: AP

Исламистское будущее Ближнего Востока и севера Африки вызывает все больше беспокойства у наиболее трезвомыслящих политиков Запада.

Ислам является решением

Одним из знаковых, хотя и малоизвестных последствий египетской революции можно считать переезд штаб-квартиры когда-то запрещенных «Братьев-мусульман» в Каире. Еще в апреле этого года они ютились в ничем не примечательном жилом квартале на острове Гезира. Найти их было нелегко еще и по той причине, что на двери офиса не было никаких табличек и надписей.

Сейчас штаб-квартира «Братьев» располагается в новом доме в фешенебельном районе Мукаттам, и на нем гордо красуется эмблема партии с надписями на арабском и английском языках.

Новая «жизнь» египетских «Братьев-мусульман» является одним из проявлений наступления эры «политического ислама» в арабском мире. Вполне вероятно, что именно он, а не демократия станет наиболее долговечным и важным последствием арабской весны. Ислам возродился не только в Египте. На недавних выборах в Тунисе победу одержала умеренная исламистская партия «Эннахда», а в Марокко чуть позже появился первый исламистский премьер-министр – Абделила Бенкиране. В Йемене, Ливии и Сирии политический ислам тоже наверняка еще сыграет видную роль в формировании нового политического ландшафта.

Ошибочно думать, что исламисты пришли в политику с арабской весной. Нет, в политике они с 20-х годов прошлого столетия и, хотя особыми успехами похвастать не могут, обладают большим опытом. Так что с этой точки зрения их победы нельзя считать сенсационными.

 «Эти перемены (приход к власти исламистов) должны были произойти давно, – уверен Омар Ашур, читающий курс "политического ислама" в английском университете Эксетера. – Арабская весна просто послужила мощным катализатором этого процесса».

Насколько страшен черт?

Конечно, в политическом исламе нет ничего страшного. Главное – какая из двух тенденций возьмет верх: ненасильственное строительство общества, основанного на принципах ислама, или воинственный экстремизм, наиболее яркой визитной карточкой которого является «Аль-Каида».

Сейчас пока еще рано говорить, по какому пути пойдут исламистские партии, оказавшиеся в авангарде политической жизни в своих странах. Пока явно доминирует умеренная, то есть первая тенденция. Тунисская «Эннахда», к примеру, всегда отличалась открытостью и либеральным отношением к светскому обществу. Ее основатель Рашид Гануши сразу отверг иранскую теократическую модель и выбрал турецкую, представленную умеренной исламистской Партией справедливости и развития (AKP), возглавляемой президентом Абдуллой Гюлем и премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Сама АКР позиционирует себя как умеренную консервативную партию, ориентированную на западные ценности. Турецкая модель развития является примером для исламистов из многих арабских стран, которые даже свои партии называют по образцу и подобию АКР. Неудивительно – AKP сумела избежать конфликтов с военными, победила многолетнюю инфляцию и сейчас успешно развивает экономику и повышает уровень жизни турок.

То же самое можно сказать и о марокканской тезке АКР – Партии справедливости и развития. И даже о египетских «Братьях-мусульманах», которые в лице своего политического крыла – партии «Свобода и справедливость» выступают за демократизацию общества, за принятие Конституции, в которой будут в равной мере уважаться права как мусульман, так и представителей других религий; которые обещают не насаждать в стране исламские законы.

Несмотря на это, в Египте и других арабских странах, где к власти уже пришли или стремятся исламистские партии, нарастает тревога за будущее. Существуют опасения, что, хотя исламисты и поддерживают демократию, со временем они могут ополчиться против нее. Ведь им приходится иметь дело не только с либералами, но и с братьями по вере более радикального толка, как, например, египетским «Братьям-мусульманам» с салафистской партией «Ан-Нур».

Исламистская волна

Египет. «Братья-мусульмане» получили на первом этапе выборов почти 37% голосов избирателей. Они отрицают насилие и настаивают на необходимости перехода к гражданскому правлению. «Братья» надеются создать коалиционное правительство единства с либеральными партиями.

Марокко. В ноябре к власти пришла исламистская Партия справедливости и развития. В основе «прогрессивного подхода к исламу» лежат социальная справедливость и экономические вопросы.

Тунис. Примером для тунисской правящей партии «Эннахды» тоже является турецкая AKP, на развитие которой, в свою очередь, большое влияние оказали идеи Рашида Гануши. «Эннахда» получила на парламентских выборах 41% голосов. По своим взглядам она является умеренной, выступает против законов шариата и отвергает сравнения как с Саудовской Аравией и Ираном, так и с «Талибаном».

Турция. Среди целей Партии справедливости и развития – построение светского и демократического общества, хотя критики утверждают, что по ряду вопросов ее взгляды совпадают со взглядами исламистов.

Йемен. Главным противником президента Али Абдуллы Салеха является исламистская партия «Аль-Ислах», входящая в блок «Общая встреча», коалицию оппозиционных групп и движений. Критики опасаются, что, придя к власти, она установит в Йемене фундаменталистский исламский режим.

Ливия. Хотя в этой североафриканской стране исламисты только-только поднимают голову после четырех десятилетий правления полковника Каддафи, они уже пристально присматриваются к власти. В ноябре в Ливии было создана новая политическая партия – «Национальное собрание свободы, справедливости и развития». По всеобщему мнению, она будет иметь широкую поддержку у ливийцев, в большинстве своем поддерживающих идею исламизации законодательства, и ей вполне по силам стать мощной политической силой.

Сирия. Сирийские «Братья-мусульмане» после восстания против Хафеза Асада в 1982 году находились в подполье, но сейчас все активнее заявляют о себе по всей стране. Многие наблюдатели считают, что они никогда не придут к власти, потому что у них нет поддержки среди христиан, алавитов, шиитов, друзов, сирийских курдов и бедуинов. Тем не менее, их будущее не такое уж и безрадостное, как пытаются представить некоторые политики. В Египте каких-нибудь полгода назад примерно то же самое говорили о местных «Братьях-мусульманах», которые сейчас имеют все шансы стать главной политической силой страны.

У партнеров

    Новости партнеров

    Tоп

    1. Курс доллара: аналитики рассказали, когда ждать обвала рубля
      «Русский след» в американских выборах не обнаружен, но поводы для санкций и, соответственно, обвала рубля у США все равно найдутся.
    2. Курс доллара: рубль ждет важное событие
      Курс доллара: рубль ждет важное событие
    3. Греф рассказал, при каком условии Сбербанк ликвидирует банкоматы
      Герман Греф заявил, что отмена комиссии за снятие наличных приведет к сокращению банкоматной сети компании.
    Реклама