Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Экономика

Хранитель силы

«Expert Online» 2012
Фото: ИТАР-ТАСС

Назначение (точнее, переназначение) Дмитрия Рогозина «оборонным» вице-премьером в правительстве Дмитрия Медведева сенсацией не стало. Да и не могло оно стать сенсацией, поскольку еще в конце прошлого года, когда амбициозного политика и спецпредставителя России при НАТО назначали вице-премьером в правительство Владимира Путина, было ясно, что приглашали его в правительство как минимум на несколько лет вперед. Поэтому он и повел себя с первых дней на этом посту «по-хозяйски», решительно пресекая публичные «разборки» между военными и представителями оборонно-промышленного комплекса (ОПК) по поводу цены, качества и сроков поставки военной техники, «проталкивая» госпрограмму по модернизации предприятий ОПК на сумму 3 трлн руб, и параллельно переводя на себя реальные рычаги управления «оборонкой» и самим гособоронзаказом, который, напомню, составляет гигантскую для постсоветской России цифру — 20 трлн руб до 2020 года. И, в принципе, все эти три задачи за прошедшие пять месяцев Рогозиным были выполнены. Генералы, как военные, так и оборонные, отношения меж собой выясняют преимущественно в кабинетах, программа по модернизации ОПК принята, ГосДума в первом чтении уже приняла новый закон о гособоронзаказе (ГОЗ), устанавливающий уголовную ответственность должностных лиц (в первую очередь, военных) за срыв сроков его размещения, нарушение норм и правил государственного регулирования цен на оборонную продукцию, а исполнение ГОЗ в режиме реального времени будет отслеживаться специальным ситуационным центром при военно-промышленная комиссии (ВПК) правительства. ВПК будет ставить и последнюю точку в спорах между Минобороны и предприятиями ОПК по поводу цены военной техники, изготавливаемой в рамках гособоронзаказа. То есть, по сути, высшим арбитром в этих вопросах будет сам Дмитрий Рогозин, который эту ВПК и возглавляет.

А сегодня вице-премьер в своем блоге в Twitter сообщил о еще одной победе. Указом президента Владимира Путина Федеральная служба по оборонному заказу (Рособоронзаказ) вышла из-под контроля Министерства обороны и стала, по сути, самостоятельным ведомством, подчиняющимся напрямую правительству. При этом, правда, главный оппонент и заказчик «оборонщиков» — Анатолий Сердюков, возглавляющий военное ведомство уже больше пяти лет, также сохранил за собой пост министра обороны Российской Федерации (наверно, это означает, что реформа наших вооруженных сил в ближайшие несколько лет все же закончится). И этот тандем Рогозин-Сердюков, очевидно, и будет определять в ближайшем будущем уровень обороноспособности  нашей страны.

При этом очевидно, что, как и полгода назад, Владимир Путин ждет от Дмитрий Рогозина выполнения двух задач. Первая — провести реальную модернизацию оборонной промышленности и обеспечить российские вооруженные силы наиболее современным оружием. И это не абстрактная задача, и не способ «зарыть» или «распилить» как минимум 23 трлн руб (не считая денег на модернизацию, которые оборонные предприятия финансируют из своей прибыли или банковских кредитов), а получение конкретных новых танков, самолетов, кораблей, которые послужат реальным противовесом сырьевым претензиям других стран, например, на российскую часть Арктики или на Дальний Восток. Если при этом оборонные предприятия смогут по-прежнему создавать продукцию, пользующуюся спросом за рубежом — это тем более хорошо. А если хотя бы 50% военных разработок удастся применить для выпуска востребованной на рынке гражданской продукции (в том числе и предприятиями самого ОПК), то эта задача г-на Рогозина, очевидно, будет выполненной.

Вторая задача связана с первой. Сейчас государство от ОПК получает на несколько порядков меньше дохода, чем от добычи и продажи нефти и газа. Но количество работающих в «оборонке» и смежных с нею отраслях на порядок больше, чем в «нефтянке».  Причем,  большая  часть этих людей держит на державу обиду. И не только за свое материальное положение, которое значительно ухудшилось за постсоветское время, но, в первую очередь, за падение ниже плинтуса престижа, нужности и значимости своего труда. «Оборонщик!» — это раньше звучало гордо, а режим секретности, окружавший военные предприятия, создавал у детей их работников ощущение того, что папа и мама занимаются очень важным, ГОСУДАРСТВЕННЫМ делом. Сейчас ничего этого нет. Поэтому этот слой общества очень политизирован, и с готовностью откликается на любое внимание власти.

С этой точки зрения Владимир Путин на днях совершил крайне эпатажный и символичный для политической и чиновничьей элиты поступок — назначил своим полномочным представителем по Уральскому федеральному округу начальника цеха танкового концерна «Уралвагонзавод» Игоря Холманских. Да-да, того самого Холманских, который в декабре прошлого года, во время «прямой линии» с премьер-министром, предложил приехать «с мужиками» с Урала в Москву и разогнать митинги оппозиции, протестовавшей против результатов выборов в Госдуму. И неважно, как будет работать Игорь Холманских на этой должности, и неважно, сколько он там проработает (может быть, он — самородок, в котором президент разглядел управленческий талант). Важно то, что всем трудящимся в оборонно-промышленном комплексе страны Путин подал знак — «Я свой! Я ничего и никого не забываю! Особенно "простых людей", которые помогают мне с открытой душой по собственной инициативе!». Естественно, у этого знака много подтекстов — и крайне прозрачный намек несистемной оппозиции, и внушение надежды на новые «социальные лифты», и проявление нового стиля управления страной и много чего еще. Но в ситуации с «оборонкой», в первую очередь, важно то, что резкое увеличение денег, выделяемых государством на финансирование ОПК (а это и повышение зарплат, квалификаций, удовлетворение от результатов своего труда) власть ныне сопровождает публичными знаками «доверия» к работникам российских оборонных предприятий.

Удержать этот настрой, уровень доверия людей, работающих в оборонной отрасли, к президенту, и, возможно, даже превратить этот общественный слой в реальную политическую силу — и есть вторая задача Дмитрия Рогозина на посту вице-премьера, курирующего ОПК. Это очень непростая задача, учитывая неясные перспективы мировой экономики в целом (хотя говорят, что чем больше смуты, тем больше потребность в оружии). Но в случае с Рогозиным ситуация облегчается тем, что он никогда не скрывал своих политических взглядов. Оппоненты политика говорят, что он националист. Сам Рогозин считает себя патриотом.  В любом случае, для человека, который формирует новое лицо (а также, надеюсь, все остальные органы) российской оборонной промышленности, это только плюс. 

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Инстаграм как бизнес-инструмент

    Как увеличивать доходы , используя новые технологии

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама