Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей
Экономика

Замороженная кубышка

«Expert Online» 2012
Фото: ИТАР-ТАСС

Длительная неопределенность со сроками и составом участников освоения гигантского газоконденсатного месторождения в Баренцевом море наконец подошла к концу. Несмотря на вложенные в проект 1,5 млрд долларов, участники Штокмана решили его заморозить.

«Газпром» договорился со своими партнерами по газовому проекту — Total и Statoil — о невозможности его разработки в настоящее время из-за слишком высоких затрат. «Все стороны пришли к соглашению, что расходы слишком велики, чтобы мы смогли делать это на данном этапе», — заявил член правления экспортной монополии Всеволод Черепанов. Он пояснил, что партнеры собирают новую информацию, касающуюся проекта. «У нас значительные запасы газа... Мы не должны принимать поспешные решения», — отметил он.

По словам чиновника, «Газпром» планирует выбрать партнеров по реализации Штокмановского проекта в течение месяца. Он заявил также, что «Газпром» не ожидает принятия окончательного инвестрешения по Штокману раньше 2014 года в связи с тем, что рамочные соглашения с Total и Statoil закончили срок действия 1 июля текущего года.

«Газпром» почти 10 лет пытался начать освоение Штокмановского месторождения. В 2007 году он выбрал себе в партнеры Total и Statoil. Предполагалось, что проект будет разбит на несколько фаз. Под первую, с годовой добычей 23,7 млрд кубометров, в качестве оператора в 2008 году был создан Shtokman Development AG, который должен был построить инфраструктуру и владеть ею в течение 25 лет. Инвестиции в проект оценивались примерно в 30 млрд долларов, добыча ожидалась в 2013 году.

Принятие окончательного инвестиционного решения по проекту неоднократно переносилось и было намечено на осень этого года. Отметим, что юридически никакого консорциума по освоению Штокмана уже нет — акционерное соглашение «Газпрома», французской Total и норвежской Statoil истекло еще 1 июля. Представители Statoil уже заявили о выходе компании из проекта, вернули «Газпрому» свои 24% и списали почти 340 млн долларов инвестиций.

Новость о «заморозке» проекта не стала неожиданностью для аналитического сообщества, отмечает содиректор аналитического отдела «Инвесткафе» Григорий Бирг. «Совсем недавно Штокман покинул один из участников проекта — норвежская компания Statoil. Всего инвестиции в проект трех участников составили порядка 1,5 млрд долларов. Оставшийся иностранный партнер "Газпрома" по Штокману — французская Total участвует в реализации Ямал СПГ и дополнительные расходы на Штокман компании тоже ни к чему», — говорит он.

Проект не преодолел и ряд других преград. «Во-первых, налоговые льготы, несмотря на многочисленные обещания, Штокману пока не предоставлены, — перечисляет аналитик. — Во-вторых, одной из важнейших проблем является отсутствие определенности по рынкам сбыта газа, полученного на месторождении. Это, в свою очередь, не позволяет определиться и с технической частью. Если поставлять газ в страны АТР или в Америки, то необходимо делать ставку на строительство завода СПГ. Если же основным рынком сбыта должна стать Европа, то необходимо транспортировать газ по трубам. Однако рост добычи сланцевого газа в США привел к тому, что проект необходимо переориентировать на Европу, а ей дополнительный газ со Штокмана в ближайшие 7-10 лет не нужен. Здесь играет роль конкуренция со стороны СПГ из стран Ближнего Востока и Азиатско-Тихоокеанского региона, а также завода Ямал-СПГ "НоваТЭКа". Поставлять же газ в страны АТР целесообразно либо за счет строительства трубопроводных мощностей, либо за счет строительства или увеличения СПГ мощностей на Дальнем Востоке».

Схожая точка зрения у управляющего активами БКAForex Сергея Ковжарова: «Во-первых, Штокман слишком долго ждал налоговые льготы, во-вторых, США, которые должны были стать одним из главных рынков сбыта, теперь больше ориентированы на сланцевый газ. С этой связи "Газпрому" следует подумать о том, как ему не потерять европейский рынок».

Что касается возможности «заморозки» другого газпромовского мегапроекта — строительства газопровода South Stream, инвестиции в который сопоставимы с штокмановскими, то, по мнению аналитика, до этого дело вряд ли дойдет из-за политической значимости этого проекта и тех усилий, которые были проделаны по его лоббированию в европейских странах. «Однако заморозка Штокмана — это знак того, что в "Газпроме" начинают считать деньги и больше уделять внимания экономической составляющей», — полагает он.

Приостановление Штокмановского проекта — это был один из возможных вариантов развития событий, и вероятность его реализации была равна вероятности наступления прочих вариантов, полагает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент Дмитрий Баранов. «Так что никакой неожиданности в этом нет. В данном случае решение прекратить реализацию проекта может оказаться гораздо выгоднее, чем продолжение его финансирования, — говорит он. — Вряд ли корректно соотносить данное решение с нынешней ситуацией на газовом рынке. Штокман должен был заработать через несколько лет, когда всё могло поменяться в мировой экономике в целом и на газовом рынке в частности. Можно говорить почти со 100% уверенностью, что это решение вызвано именно экономикой самого проекта, а не опасением перед сланцевым газом и СПГ. Если попытаться привести аналогичное сравнение, то наиболее удачное — это Ковыктинское месторождение, которое "Газпром" также по экономическим причинам не планирует осваивать ранее 2017 года».

Аналитик полагает, что некорректно сравнивать Штокман и «Южный поток». «Первое — это ресурсная база, второе — инструмент для доставки газа от мест его добычи потребителям. Есть и другие различия. Штокман еще не начали полноценно осваивать, а работ по "Южному потоку" уже выполнено на многие миллионы долларов, — рассуждает он. — Во-вторых, в Штокмане участвуют частные компании, пусть и из разных государств, в "Южном потоке" участвуют разные государства, наряду с частными компаниями. И, наконец, по "Южному потоку" подписано уже множество соглашений и их надо выполнять, а по Штокману подписанные соглашения еще не столь строги, и можно повернуть назад или остановиться, что и было сделано».

Ожидать такого решения по Штокману было можно, но не на полных основаниях, отмечает в свою очередь начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ «МЭФ-Аудит» Константин Гречухин. «Все же текущая ситуация предполагала медленное, но развитие событий, — полагает он. — Скорее всего, действительно, важным вопросом является будущее американского газа. Или ажиотаж, который вокруг него подняли, особенно в течение последних двух недель. Может быть, в данном случае разумно взять паузу и подождать. Ведь планы по развитию месторождений менялись резко, особенно переориентация на атлантический рынок и решение о производстве СПГ».

В отличие от Штокмана South Stream ориентирован исключительно на европейский рынок, где однозначно требуется газ, рассуждает аналитик. «Если угроза со стороны "сланца" из США объективна, то это скорректирует цены рынка. И потребуется пересчет показателей всего проекта. В таком случае придется говорить о возможном развитии других проектов — того же ТАНАР, — говорит он. — Но сейчас уверенного и обоснованного ответа о цене возможного сланцевого газа из Америки на территории Европы пока никто не дает. Транспортные расходы и риски немаловажная часть стоимости».

Рынок ждал чего-то подобного, так как инвестрешение по Штокману должны были принять на Питерском форуме в конце июня, но так и не сделали этого, считает эксперт ИФК «Солид» Эльвира Малахова. «Высокие затраты тем не менее — одна из причин "заморозки". Также не принято решение по реализации добываемого на проекте газа — в частности, обещанные правительством льготы и послабления для проекта до сих пор конкретно не обозначены, о них лишь многократно говорилось. По сути, штокмановский проект буксует уже не первый месяц, а возможно даже весь текущий год, т.е. какие-то работы, безусловно, ведутся, но сроки его выхода на проектную мощность постоянно откладываются. Только теперь его приостановили официально», — говорит она.

Однако, по мнению аналитика, проект вряд ли будут замораживать надолго. «Компании-участницы и потенциальные претенденты на вхождение в проект заинтересованы в нем. Просто сейчас и для европейских компаний, и для "Газпрома" грядут не самые лучшие времена, — отмечает она. — Тем не менее, нужно еще до конца решить вопрос с реализацией будущего газа со Штокмана. 2011 и текущий годы показали, что европейцы начинают потреблять все меньше российского газа (в истекшем году потребление в Европе снизилось на 10%, при этом продажи "Газпрома" продолжают снижаться, — к примеру, в марте экспортные показатели снижались на 23% по отношению к тому же месяцу в 2011 году. Дополняет картину "сланцевая революция" в США, где 1 тыс. кубометров газа стоит чуть меньше 90 долларов, что втрое дешевле даже спотовых цен на площадках Европы. Другими словами, когда нет целостной картины чем и в каком количестве инвестировать, что ждать от правительства — полных льгот или частичных (обещания не в счет), и куда продавать и как — полностью в СПГ, или все же гнать часть в Европу по трубе, — акционерам, разумеется, сложно работать над проектом дальше».

Аналитик согласна с тем, что нельзя обсуждать Штокман параллельно с South Stream. «Несмотря на стратегичность обоих проектов, "Южный поток" все-таки в приоритете, так как тут замешана еще и политическая составляющая, — говорит она. — Все-таки "Северный поток" сейчас переживает не самые лучшие времена, и строительство South Stream стремятся начать в срок всеми силами — даже болгарская часть проекта ради этого финансируется из российского портфеля». По мнению Эльвиры Малаховой, несмотря на многие риски, связанные с «Южным потоком», у него высокие шансы на полную реализацию.




    Реклама

    Выставка upakovka расширяет влияние

    Все новые решения для упаковочной отрасли на одной выставочной площадке в Москве 23–26 января 2018 года.


    Реклама