Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Мир

Победил стокгольмский синдром

«Expert Online» 2013
Фото: AP

Кто виноват?

Те, кто поджигает машины, уверены, что во всем виновата полиция.

Те, кто живет в Хусбю, считают, что всему виной безработица и отторжение иммигрантов обществом.

Правительство полагает, что виноваты сами жители Хусбю.

Оппозиция обвиняет правительство в неправильной миграционной политике.

Шведские демократы пришли к выводу, что виноваты разные культурные традиции коренного населения и иммигрантов.

Журналист Общественного телевидения Швеции SVT Иоаким Лемотте атакует газету Aftonbladet, которая, по его мнению, скупала видео и фото у погромщиков и тем самым поощряла их.

Главный редактор Aftonbladet Ян Хелин назвал обвинения в адрес журналистов своей газеты абсурдными и даже провел чат с читателями газеты. Выяснилось, что осадок у читателей от этой клеветы все же остался. Однако репортеры сутки напролет отслеживали события прямо из горящих пригородов шведской столицы. Погромы происходили в 15 районах Большого Стокгольма. Аналогичные попытки были предприняты и в других городах Швеции. В Эребру и Линчёпинге.

Колумнист газеты Svenska Dagbladet Андерс Локко провел два вечера в Британии, где был совершен теракт. Когда вернулся в Швецию, то удивился, что погромы еще продолжаются, что полиция не может взять ситуацию под контроль. Он считает, что Швеция, как зеркало, отражает события в Англии.

Ян Хелин в воскресенье 26 мая опубликовал свою колонку. Он написал: «Читайте это! Мне кажется, это правда. Читайте! Найдите в Google то, что связано с событиями в Париже и Лондоне! И вы увидите монстра!»

Стокгольмские полицейские застрелили 68-летнего иммигранта. В Париже в 2005 году двое подростков тунисского и мавританского происхождения прятались от полиции в трансформаторной будке и погибли. В 2011 году в Лондоне полиция застрелила иммигранта Марка Дуггана, подозреваемого в торговле наркотиками и хранении оружия.

«Один и тот же монстр. Один и тот же сценарий. Безработица, безысходность, отсутствие будущего, искра, а затем огонь и насилие», – пишет Ян Хелин.

Загадочная шведская душа

В общем, пьеса называется «Стокгольмский синдром». Но! Здесь надо учесть «загадочную шведскую душу». И не питать иллюзий, будто все шведское общество готово мириться с наплывом мигрантов из стран Африки, Ближнего Востока и других регионов. Просто в Швеции эти события имеют под собой немного другие основания.

Все-таки Швеция действительно особенная страна. В том, что у нее репутация «социалистического рая», большая заслуга выдающегося шведского политика Улофа Пальме, лидера Социал-демократической рабочей партии Швеции, который неоднократно избирался на пост премьер-министра страны (1969-1976 и 1982-1986 годы). Но он был убит в 1986 году накануне официального визита в СССР. Кстати, по одной из главных версий, убийца – все тот же «монстр». То есть шведская полиция. Вернее, тайная неонацистская организация, которая зародилась в недрах полиции стокгольмского района Норрмальм. Именно Улоф Пальме «настроил» шведское общество на милосердие, гуманитарную помощь и реальную демократию. Поставил во главу угла решение социальных проблем. Не кланялся США. Симпатизировал ГДР и, по большому счету, СССР. Проводил огромную работу в помощь Африке. Выступал против апартеида. (Сейчас уже многие даже забыли само это слово.) Поэтому неудивительно, что в эти напряженные и трудные для страны дни шведы не опустились до экстремистских выпадов против тех, кто участвовал в беспорядках.

В ночь на воскресенье 26 мая беспорядки начали стихать.

Хроника

Aftonbladet попыталась восстановить хронологию событий.

12 мая в своем доме в Хусбю полицией застрелен 68-летний иммигрант. Он был душевнобольным и размахивал мачете. Многие соседи убитого возмущены насильственными действиями полиции. Человек нуждался в медицинской помощи.

Беспорядки начались в Хусбю в ночь на понедельник 20 мая, затем распространились на другие пригороды Большого Стокгольма.

Молодежь из иммигрантской среды стала поджигать автомобили и забрасывать полицию камнями. Возраст погромщиков – от 14 до 20 лет. За неделю причинен огромный ущерб. Сгорело более 150 машин. Разбиты стекла в офисах, магазинах. Была попытка поджечь два полицейских участка. Поджоги были во многих школах, в художественно-ремесленном училище, в одном из ресторанов торгово-развлекательного центра. Горели гаражи. Огромные клубы едкого черного дыма, бушующее пламя, постоянные взрывы бутылок с зажигательной смесью, звон разбитых стекол – все это привело многих в замешательство и страх. При этом раздавались совершенно ужасные выкрики молодых людей: «Я выпью из полицейских всю кровь».

Вот что пишет репортер Aftonbladet Кенон Хабул.

Среда 22 мая, вечер. На пешеходном мосту собралась группа молодежи в возрасте 20 лет. Многие прячут лица, кутаясь в шарфы. Капюшоны подняты. Вдруг кто-то неожиданно замахал руками и закричал:

– Ложись! Ложись! Мы заставим их уважать себя! Народ нас слышит!

И тут же в двадцати метрах от подростков, на Доврегатан, взорвалась и загорелась машина. Огромный столб черного дыма потянулся в сторону жилого дома. Семь стражей порядка с опущенными забралами побежали за группой. Дубинки ритмично раскачивались в такт их шагам.

Картину горящего автомобиля и дерущихся с молодыми людьми полицейских увидел весь мир.

Репортеры многих стран каждый вечер приезжали в Хусбю. Многие были с телохранителями.

Корреспондент Aftonbladet спросил у польского фотографа: «Зачем вы приехали в Стокгольм? Зачем вам нужно это снимать?»

– Для нас Швеция – «суперстрана». Мы не понимаем, как такое могло здесь произойти.

От них никуда не деться

Кенон Хабул задается вопросом: «Неужели насилие приемлемо для иммигрантов?» Таким же вопросом задавались и журналисты из других стран. В местной газете Хусбю появилась статья с требованием закрыть границы для вновь прибывающих на постоянное место жительство в Швецию, а также выдворить из страны тех, кто бросал в полицейских и спасателей камни.

Все эти молодчики в большинстве своем родились уже в Швеции. Что заставляет их так попусту растрачивать свою жизнь и брать в руки камень, чтобы бросить в полицейского или пожарного?

Хабул спросил об этом 20-летнего парня по имени Мелон. Был четверг, 23 мая.

– Я и сам много думал об этом. Я родился в Швеции и являюсь гражданином этой страны. Фактически я швед. Но я все равно остался чужим. Я это чувствую. Многие считают, что насилие началось после того, как полицейские застрелили 68-летнего человека. Трагичная история. Но для меня не это явилось поводом бросать камни, – сказал Мелон.

– Безысходность – вот мой главный аргумент. Такое чувство, что жизнь проходит мимо. Я не могу понять, что нужно делать. Да, я учусь, играю в футбол. В этом году я заканчиваю гимназию. Когда прошлым летом я попытался устроиться на работу, три работодателя сказали мне «нет». Вы даже представить себе не можете, как я был обижен. Да я просто был взбешен! Скажите, как иначе я могу выразить протест? Получается, что насилие – это единственное, что привлечет к нам внимание.

Кенон Хабул предупредил Мелона, что о его мнении узнают многие читатели Aftonbladet. И, возможно, многие начнут его проклинать за такую «исповедь».

– Я хочу, чтобы они побывали в моей шкуре. Я просто весь киплю от гнева. По-другому я не могу объяснить свои чувства.

Мелон говорит, что ему жаль полицейских, в которых попадали камни. Но он уже хорошо знает полицию. И еще.

– Когда ты не один, а с массой людей, то все воспринимается по-другому. Возможно, после этих событий политики и журналисты поймут, что надо выделять больше денег для создания рабочих мест.

«Но тебя же арестовали! Неужели ты думаешь, что эта информация облегчит тебе поиски работы?» – спрашивает Кенон Хабул.

– Я знаю. Но я ничего от этого не потерял.

Затем Мелон сказал, что не хочет пропускать тренировку по футболу.

– Мы все родились в Швеции. Куда вы собираетесь нас вышвырнуть?

На этом разговор был закончен.

Пятница. Вечер, 24 мая. Перед мечетью неподалеку от площади в Хусбю стоят люди и смотрят телеканал SVT. Они специально выходят по вечерам на улицу, чтобы молодежь вела себя спокойнее. Человек, представившийся торговым агентом по продаже машин, говорит, что тех, кто бросает камни в полицию и спасателей, надо выдворять из страны:

– Эти молодые люди уже ни на что не способны. Их родители бедны, никому не нужны. Никто из них не работает. Сплошные проблемы.

Тот, кто назвался Йосефом Хамадом, одобрительно кивнул. У него четверо детей. Его дети никогда бы не стали участвовать в подобных беспорядках. Правда, Хамад добавил:

– Ответственность несут в первую очередь родители.

(Получается, что иммигранты первыми ратуют за то, чтобы выдворить из страны погромщиков. Но куда? К сирийским повстанцам? Ох, аукнется еще Европе шведская толерантность.)

В эти дни в Хусбю приезжают группы молодых людей из других пригородов, чтобы открыто сказать «нет» насилию. Все они говорят: «Мы любим Швецию!»

Абсурды толерантности

О том, что иммигранты стали большой проблемой для страны, известно уже давно. Еще в декабре прошлого года Aftonbladet опубликовала исследование профессора социологии Стокгольмского университета и института по проблемам будущего Ризарда Залкина. Профессор подчеркнул: «Социальная интеграция в Швеции "работает" плохо среди тех, кто приехал в страну даже более десяти лет назад, не говоря уже о новых иммигрантах. Среди мужчин безработица составляет 23%, среди женщин – 27%. Новоиспеченным же иммигрантам получить работу в Швеции практически невозможно». Профессор пришел к выводу, что хуже ситуация с безработицей только в Испании («Эксперт Online»/ Светлана Стяжкина. Хуже Швеции только Испания. 27 декабря 2012 года).

Уровень безработицы среди иммигрантской молодежи Швеции особенно «зашкаливает» Напомним, что в Хусбю каждый пятый молодой человек в возрасте от 16 до 19 лет не работает и не учится. Правительство давно убеждает молодых людей не сидеть сложа руки, проявлять инициативу, искать работу в странах ЕС. В поисках работы за границу едут и коренные шведы.

Но выяснилось, что иммигрантской молодежи легче поджигать машины и швырять камни, чем предпринять что-то действительно стоящее.

И тем не менее Швеция не намерена отказываться от политики мультикультурализма, хотя вопрос о том, чтобы «закрыть» границы, поднимался уже неоднократно. Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт еще в феврале выступил с заявлением, что Швеция будет предъявлять повышенные требования к иммигрантам и значительно сократит прием беженцев. Однако когда двое афганских переводчиков попросили политического убежища в королевстве, а им отказали, журналисты и часть общества отнеслись к этому негативно. «Афганские переводчики в свое время помогли шведам, теперь шведы должны помочь им!» – об этом писали многие газеты. И в этом суть шведской политики и шведского общества. «Мы должны им помочь!» – это первое, что говорят шведы, когда речь заходит о странах так называемого третьего мира. Последствия никто не просчитывает.

А дальше, например, была голодовка афганских беженцев, которым не давали вид на жительство. Да и вообще народ не очень-то жалует чужеземцев в повседневной жизни. Одна из коммун поместила на своем сайте приветствие сирийским беженцам, которых направили в шведскую глубинку на постоянное место жительства. На сайте появилось такое огромное количество оскорбительных комментариев, что коммуна была вынуждена снять свое приветствие. И еще красноречивый факт. Нет жилищного фонда для мигрантов. В связи с тем, что сотрудники миграционной службы не справляются с проблемой расселения людей, появилось предложение содержать прибывающих мигрантов в тюрьмах. До рассмотрения заявления о предоставлении убежища. Конечно, идея вызвала бурю негодования. Но нашлись и сторонники. Власти Гётеборга готовы были предоставить специальное отделение на территории тюрьмы Скугуме. Начальник тюрьмы заявил, что у них есть просторные отдельные комнаты, рассчитанные на 7-10 человек. Конечно, до этого не дошло. Просто сам факт подтверждает крушение миграционной политики Швеции. Еще одна проблема – это дети, которые прибывают в Швецию без родителей. В Швеции их считают «сербскими цыганами». Но на самом деле нередки случаи, когда родители этих детей просто пытаются обмануть шведские власти, чтобы после того, как ребенок получит статус беженца, наведаться к нему в гости и остаться в Швеции навсегда. Дети, исчезающие из Швеции, – еще одна проблема. Как и проблема образования, когда подростки не умеют ни читать, ни писать, ни считать. Плюс медицина, которая нелегалам недоступна. Плюс свастика на стенах жилых помещений, в которых расселяют беженцев. Если учесть, что Швеция принимает самое большое количество мигрантов по сравнению с другими странами Западной Европы, то можно только догадываться, сколько «головной боли» испытывают политики. 12% почти десятимиллионного населения Швеции – это иммигранты.

Толерантность и либеральные ценности, доведенные до фанатизма, становятся абсурдными. Более того, становятся столь же опасными, как экстремизм. Столь же разрушительными. Если не больше. Экстремизм – это враг, который всегда снаружи. А фанатичная приверженность идеям толерантности и либеральным ценностям подтачивает общество изнутри. В жертву приносятся вековые устои и традиции европейской культуры. Поэтому погромы, которые уже начали в Швеции стихать, еще долго будут обсуждаться.

Журналист Aftonbladet беседовал с 18-летним подростком, арестованным еще в понедельник 20 мая. Тот сказал, что очень сожалеет о случившемся, что хочет бросить школу. Теперь он мечтает стать пожарным. Но, видимо, ему придется уехать из Швеции. Родители его не навестили, пока он три дня находился под арестом. И это расстроило его больше всего.

Как выяснилось, большинство задержанных – ранее судимы или уже хорошо известны правоохранительным органам. Некоторые эксперты говорят о том, что стокгольмские беспорядки – спланированная и подготовленная террористическая акция. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в субботу 25 мая, когда полицейские совершали облеты территории на вертолетах, практически одновременно, минута в минуту, около пяти часов утра загорелись в разных местах более 20 автомобилей. Большинство поджигателей успели скрыться.

Во вторник 28 мая в Twitter полиция стокгольмского района Сёдермальм сообщила: «Спокойная ночь в лене. Беспорядки и насилие сходят на нет. Начинается новый важный процесс. Исцеление». Всего лишь пара поджогов автомобилей и несколько случаев забрасывания полицейских камнями.


Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама