Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Общество

Москва НАТО не верит

«Expert Online» 2013
Фото: AP

Заявляя о желании сотрудничать с Россией, НАТО продолжает развивать Европейскую систему ПРО и проводит масштабные учения вблизи российских границ.

События конца октября – начала ноября свидетельствуют о возрастании разногласий в отношениях между Россией и НАТО. В начале ноября состоялись крупнейшие учения НАТО Steadfast Jazz. Они проходили на полигонах в Польше и странах Балтии. В них участвовало свыше 6 тыс. военных, 300 бронемашин, более десятка кораблей и 50 самолетов. Сценарий учений предполагал в том числе нападение войск вымышленного агрессивного государства «Ботния» на Эстонию и отражение нападения различными видами войск и специальных подразделений НАТО. По данным радиостанции «Голос России», ожидается, что НАТО возобновит практику крупных военных маневров в Европе после вывода своего контингента из Афганистана.

В телевизионном интервью итоговой программе телеканала «Россия-1» министр обороны РФ Сергей Шойгу назвал приближение НАТО к границам России одной из главных угроз наряду с международным терроризмом. Он заявил, что данная политика НАТО ничем не обоснована и вызывает у России беспокойство. Ранее Сергей Шойгу констатировал наличие серьезных разногласий по вопросам противоракетной обороны на заседании Совета Россия–НАТО 23 октября. Также в конце октября начались работы по оснащению базы Девеселу в Румынии элементами американской системы противоракетной обороны – комплекса Aegis с ракетами-перехватчиками SM-3.

Вместе с тем между Россией и НАТО продолжаются интенсивные дипломатические консультации. Следующее заседание Совета Россия–НАТО должно состояться в начале декабря на уровне министров иностранных дел. В рамках подготовки мероприятия 11-12 ноября Россию посетил новый помощник генерального секретаря НАТО по политическим вопросам и политике безопасности, посол Трасивулос Стаматопулос. В ходе своего визита он встретился с вице-премьером Дмитрием Рогозиным, замминистра иностранных дел РФ Алексеем Мешковым, замминистра обороны Анатолием Антоновым и руководителем комитета СФ по международным делам Михаилом Маргеловым. В рамках визита Стаматопулос также выступил с лекцией в Дипломатической академии МИД РФ.
Выступление помощника генерального секретаря НАТО было выдержано в примирительных тонах. Стаматопулос предпочитал больше говорить об успешных или уже реализованных инициативах, нежели о разногласиях. По его словам, «послужной список нашего (России и НАТО. – "Эксперт Online") практического сотрудничества впечатляет». Помощник генерального секретаря НАТО заявил, что «в глазах террористов-смертников мы выглядим одинаково» и «между нами гораздо больше общего, чем различий», и назвал Совет Россия–НАТО «всепогодным форумом», имея в виду возможность консультаций и в случае усиления разногласий. Стаматопулос назвал наиболее содержательной областью сотрудничества совместную работу по Афганистану: сотрудничество по антинаркотической проблематике, по техническому обслуживанию, поставке запчастей и обучению техников для вертолетов российского производства ВВС Афганистана, а также транзит грузов для сил НАТО в Афганистане. Он призвал к продолжению сотрудничества и после завершения миссии НАТО в 2014 году, отметив, что «нам хотелось бы изучить дополнительные возможности для совместной работы, направленной на укрепление безопасности в Афганистане. Мы рассматриваем вопрос о возможном сотрудничестве в обучении афганских сил безопасности методам борьбы с самодельными взрывными устройствами и методам разминирования». В числе направлений сотрудничества Стаматопулос также назвал борьбу с международным терроризмом, упомянув систему по обнаружению угрозы авиатерроризма и угона воздушных судов, борьбу с пиратством.

Говоря о разногласиях с Россией по ПРО, Трасивулос Стаматопулос посетовал на отсутствие реакции России на предложения НАТО по созданию двух совместных центров противоракетной обороны и по организации регулярного обмена информацией о силах и средствах ПРО между российской системой и системой НАТО. Комментируя учения Steadfast Jazz, Стаматопулос аналогично генеральному секретарю НАТО заявил о ненаправленности их против России и сообщил о взаимной готовности России и НАТО расширять кооперацию и взаимное информирование по военным учениям – в том числе на стадии планирования. Также Трасивулос Стаматопулос заявил о разногласиях между членами НАТО по вопросу о стратегии в области информационной и кибербезопасности, о сложности и многоаспектности данного вопроса, отметив при этом, что в альянсе по этому вопросу «думают» и планируют сотрудничать «со всеми партнерами, в том числе и с Россией».

По мнению члена Общественного совета при Министерстве обороны, главного редактора журнала «Национальная оборона» Игоря Коротченко, между Россией и НАТО существуют серьезные разногласия, которые нивелируют позитивный эффект от совместных проектов.

– Общие направления сотрудничества есть, но они минимальны по сравнению с тем ущербом, который наносит нашим отношениям нерешенность проблем ЕвроПРО. Инициативы НАТО в области ПРО не снимают главной проблемы, – говорит эксперт. – Эта проблема заключается в том, что Россия хотела бы получить юридически обязывающие гарантии от альянса относительно того, что элементы стратегической ПРО в Европе не будут угрожать российским стратегическим ядерным силам. НАТО же в принципе не хочет обсуждать эту проблему.

– Почему выбран именно тот вариант архитектуры ПРО, который сейчас разворачивает НАТО? Нас беспокоит, что в 2018-2020 году на вооружение баз ракет-перехватчиков в Польше и Румынии поступят новые типы противоракет. Это усовершенствованные противоракеты SM-3, которые за счет своих улучшенных тактико-технических характеристик будут иметь возможность догонять и сбивать российские баллистические ракеты на трассах возможного полета через Северный полюс, – отмечает Игорь Коротченко. – Эта проблема была обозначена представителям НАТО еще два года назад на московской конференции по ПРО. Генштаб ВС РФ представил расчетные модели перехвата на основании экспертных данных. Это чистая математика, здесь нет никакой политики. Они показывают, что противоракеты НАТО смогут сбивать российские баллистические ракеты. Да, не все – но мы же понимаем, что развертывание ПРО в Европе только первый элемент большой глобальной американской ПРО. Дальше нас будут окружать базами с противоракетами, появятся американские корабли в северных морях, оснащенные той же самой системой Aegis с теми же самыми модифицированными противоракетами SM-3. Дальше создастся ситуация, когда мы будем регулярно уменьшать наш стратегический ядерный потенциал в результате переговорных процессов, а США будут наращивать возможности перехвата. В конечном итоге создастся ситуация, когда гипотетически они смогут перехватить все. Тогда образуется новая реальность – девальвируется ядерный статус России, мы оказываемся страной второго сорта, и с нами могут поступать как угодно.

По этой причине эксперт считает невозможным изменение принципиальной позиции руководства России по вопросу о ПРО. Игорь Коротченко также считает недостаточной прозрачность политики НАТО в отношении России.

– НАТО продвигает свои объекты военной инфраструктуры все ближе и ближе к России. Речь идет в том числе об оборудовании стран Балтии под решение натовских задач, в том числе и под развертывание сил немедленного реагирования. Неизвестно, чем занимается центр НАТО по киберобороне в Эстонии, – напоминает эксперт.

По его мнению, до тех пор пока НАТО не изменит принципиально своей позиции по вопросу о ПРО, прогресс отношений между Россией и Североатлантическим альянсом представляется сомнительным.

– Сотрудничество возможно в очень узком сегменте, и по большому счету эффективность этого сотрудничества крайне низка. Это сотрудничество для того, чтобы обозначить, что сотрудничество идет, – уверен эксперт. – Даже по Афганистану – что было достигнуто? НАТО уходит оттуда, создав нам очень сильную головную боль.

– Разрабатывать новые методы обнаружения взрывчатых веществ в транспорте – конечно, нужная вещь, но в контексте военных усилий альянса это очень сегментарный и узкий вопрос. По большому счету партнерство номинально, а нерешенных проблем в отношениях между Россией и альянсом становится все больше и больше. То, что Сергей Шойгу заявил, что терроризм и НАТО – главные угрозы для России, очень наглядно показывает, как на самом деле российское военное ведомство оценивает сотрудничество с НАТО, – резюмирует Игорь Коротченко.

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама