Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Мир

«Он всегда писал поперек»

«Expert Online» 2014

Израиль и мир прощаются с легендарным Ариэлеи Шароном

11 января, в Израиле, после восьми лет пребывания в коме скончался бывший премьер-министр Ариэль Шарон. Руководитель медцентра имени Хаима Шиба профессор Зеэв Ротштейн заявил, что Шарон умер от сердечной недостаточности.

Утром в понедельник на площади перед зданием кнессета состоится официальная траурная церемония с участием зарубежных политиков. США будет представлять вице-президент Джозеф Байден, Россию - министр иностранных дел Сергей Лавров. Затем военачальника и политика похоронят на его ферме «Шикмим» в пустыне Негев, рядом с женой Лили, скончавшейся в 2000 году. При погребении будут присутствовать лишь близкие.

До прихода в политику Ариэль Шарон участвовал в трех войнах. Жесткие меры, которые применял генерал на оккупированных территориях, сделали его врагом номер один в глазах многих палестинцев.В 2001 году он был избран премьер-министром Израиля, и находился на этом посту до инсульта в 2006 году. Ему принадлежат планы по строительству барьера на Западному берегу Иордана, а также по полному выводу еврейских поселений из сектора Газа.Планы эти были настолько враждебно встречены его соратниками по партии, что в 2005 году Шарон покинул «Ликуд» и создал новую партию «Кадима», во главе которой планировал баллотироваться в кнессет на выборах 28 марта 2006 года. Однако новый виток карьеры не случился: 4 января 2006 года с обширным инсультом Шарона был госпитализирован в иерусалимскую больницу «Хадасса», после семичасовой операции впал в кому, и не приходил в сознание до самого дня своей смерти.

Чтобы понять, кем на самом деле был Ариэль Шарон, и какое место он занимает в истории, мы побеседовали с президентом Института Ближнего Востока Евгением Сатановским:
– Шарон был одним из наиболее известных людей в мировой элите, и одним из лучших военачальников XX века. Именно его военные решения как минимум дважды спасали существование Израиля.

Он не проиграл ни одной войны и ни одного сражения, он создал войска специального назначения «коммандос», и длительное время командовал ими. Перечислять все, что сделал Шарон, можно часами…

– Вы знали Шарона лично, каким человеком он был?

– Я неплохо знал Ариэля Шарона, мы встречались много раз. Он был человеком совершенно уникальным. Это то самое явление природы, о котором Курт Воннегут говорил: «Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек». Шарон всегда писал поперек, и за это одни его любили, а другие ненавидели – но никто не оставался равнодушным.

Он руководил на протяжении жизни – Шарон был крупным организатором – не только армейскими соединениями. Он был министром множества правительств, причем возглавлял абсолютно разные ведомства – от министерства инфраструктуры до Минобороны. При этом все министерства, которыми Шарон командовал – даже где были чиновники, которые изначально, исходя из своих политических взглядов, на дух его не переносили – оставались после его ухода наполненными его сторонниками. Это удивительный факт, который я лично наблюдал почти четверть века.

Он заботился о своих чиновниках точно так же, как заботился о своих солдатах. И они становились подразделением, которые выполняло конкретную задачу – причем, с высочайшей степенью эффективности. Шарон, повторюсь, был фантастическим руководителем – лучшим, пожалуй, в истории Израиля.При этом Ариэль Шарон был очень резким на язык, очень жестким, не подчиняющимся никаким кастовым и партийным правилам игры. А потому, выигрывая все войны на протяжении десятилетий, Шарон был партией в израильской политике. Его терпеть не могли многие конкуренты в военной среде, его очень не любила партийная верхушка Рабочей партии Израиля (МАПАЙ), которую он откровенно презирал. Поэтому крупной политической карьеры Шарону, невзирая на его подвиги, в Израиле не светило.

– Как началась его карьера как политика?

– В 1973-м, в войне Судного дня, которая началась с внезапной атаки египетских и сирийских войск во время иудейского праздника Йом-Кипура, прорыв Шарона через Суэцкий канал на синайский берег стал поворотным моментом, в результате которого египетская армия попала в котел и проиграла войну, а вслед за египтянами проиграли войну и сирийцы. В результате Шарона, в то время генерала, стали звать «Арик мелех Исраэль» – «Царь Израиля».

Именно после этого Ариэль Шарон пошел создавать блок «Ликуд». Возглавил ее Менахем Бегин, но без Шарона у него не было ни единого шанса привлечь к этому альянсу израильских правых и либеральных партий тех российских и польских интеллектуалов, последователей Зеэва Жаботинского, которые входили в «Херут», ставший основной «Ликуда».Благодаря Шарону была уничтожена де-факто однопартийная система в израильской политике: в 1977 году «Ликуд» одержал победу на выборах, и лидер блока Бегин стал премьер-министром.

Карьера Шарона затем – это, в первую очередь, война в Ливане 1982 года: операция «Мир Галилее», которая переросла в полномасштабную войну, в результате которой Израиль выбил из Ливана боевиков палестинского лидера Ясира Арафата.– Но сам Арафат уцелел…– К сожалению, Арафат не был ликвидирован тогда – я говорил об этом Шарону несколько раз. И он рассказывал, что в ходе ливанской кампании два или три раза Ясир Арафат был на мушке израильского снайпера. Но для ликвидации террориста такого масштаба необходимо прямое распоряжение премьер-министра, а Бегин по каким-то своим соображениям такого распоряжение не отдал.

Шарон в ходе этой войны был обвинен в резне палестинцев в лагерях Сабра и Шатила (которую на самом деле устроили ливанские христиане-фалангисты в качестве мести палестинцам за уничтожение христианского города Дамур), и убийстве президента Ливана Башира Пьера Жмайеля. На самом деле, Шарон не имел к этому ни малейшего отношения, он просто не ввязался в местную гражданскую войну. То, что происходило в лагерях палестинских беженцев в фалангистских районах, которые охраняла маронитская милиция, было абсолютно вне поля его деятельности.

Как бы то ни было, именно на Шарона возложили вину за Сабру и Шатилу – как, впрочем, на Ближнем Востоке бывает довольно часто. Занимались этим левые израильские политики и журналисты, и ярлык оказался приклеенным к генералу на всю жизнь.

– Но при этом арабский Восток Шарона уважал?

– Арабский Восток Шарона боялся и ненавидел, но безусловно уважал, потому что Шарон был арабам понятен. И иорданский король Хусейн ибн Талал, и египетский президент Хосни Мубарак, и нынешний лидер палестинской администрации Махмуд Аббас, и многие из тех, с кем мне приходилось говорить по поводу Шарона, понимали, что он – крупная фигура, равнозначная первым лицам в ближневосточных государствах, и с ним можно иметь дело.

Если Шарон говорил что-то – он это всегда выполнял. И это арабские лидеры понимали – в отличие от рассуждений западных политиков по поводу либерализма, демократии и прав человека. Они понимали, что есть жизнь и смерть, война и мир – и это те слова, которыми Шарон общался с арабами.Его, кстати, любили арабы, служившие в Армии обороны Израиля: друзы, бедуины. Вообще говоря, в израильской армии довольно много арабов – кто-то идет в нее по призыву, кто-то добровольцем. Но все эти люди шли за Шароном, не оглядываясь.Я прекрасно помню, как в 2001 году, на выборах, в ходе которых он стал премьер-министром, Шарон на своей ферме «Шикмим» собрал вождей бедуинских племен и сказал простые слова. Он сказал, что Израиль еврейское государство, и таковым останется; что всем, кто будет с израильтянами, будет хорошо; что врагов мы перебьем, а все остальные не смогут жить спокойно. И бедуины сказали: вот это – настоящий лидер, и проголосовали за него. Парадоксально, но факт.Шарон был первым израильским премьером, которые ввел в правительство араба: в его правительстве друз стал замминистра. У него в политической карьере вообще было много неординарных решений.

– Как Шарон относился к России?

– В 1990-е Шарон, родители которого происходили из Российской Империи – Ариэль Шарон, кстати, прекрасно знал русский язык, и даже поправлял своих переводчиков – впервые попал в нашу страну, будучи министром инфраструктуры в первом правительстве Биньямина Нетаньяху. Именно Шарон договаривался с правительством Черномырдина о так и не состоявшемся проекте «Голубой поток-2», благодаря которому российский газ мог бы пройти из Турции, через Кипр, на израильскую территорию (к сожалению, американцы торпедировали проект).

В России у Шарона было множество друзей, он как генерал пользовался огромным авторитетом в кругах советского военного руководства. Тех самых генералов, которые воевали с ним в 1967-м, 1973-м, 1982-м на разных фронтах. Все они прекрасно знали Шарона, и умели оценивать его истинную величину как командира и полководца. Это был тот противник, войной с которым можно было гордиться всю оставшуюся жизнь.Шарон был очень популярен и в российском истеблишменте. Потом он посещал Россию в качестве премьер-министра, и у него были очень хорошие отношения с российским руководством – как, впрочем, и с американским.Он был фигурой, сопоставимой – по израильским меркам – с маршалом Жуковым. Вместе с тем, он был очень теплым человеком в отношении своих сослуживцев, однополчан, друзей, семьи. Достаточно простым человеком, и абсолютно чуждым вычурности. Не случайно Шарон предпочитал жить в Негеве, на своей ферме «Шикмим» – другими словами, в деревне, в глубокой провинции.

– Почему он принял решение вывести израильские войска и поселенцев из сектора Газа?

– Когда он выводил войска из сектора Газа, это во многом было вызвано прямым политическим шантажом левого лагеря. Израильская прокуратура и пресса, как известно, левые. И партийно-политическая система Израиля обладает удивительным наличием двойных стандартов. То, на что не обращают внимания в отношении левых политиков, в отношении правых приводит к печальным результатам.

В отношении Шарона, который стал премьером, левые включили механизм атаки на его детей. Шарон был фанатичным семьянином. Он очень любил свою первую жену, а после ее смерти женился на ее сестре. В отличие от Моше Даяна, его никогда не считали человеком адюльтера. Шарон не коллекционировал любовные победы, и был настоящим, преданным мужем и отцом.

Поняв, что из-за юридических зацепок его детей могут отправить в тюрьму (против Шарона и его сыновей возбудили несколько уголовных дел по обвинению в коррупции и нарушении закона о финансировании политических партий; эти обвинения впоследствии были сняты), Шарон оказался на поводке левого шантажа, который осуществлял его соратник по созданию партии «Кадима» Шимон Перес – нынешний президент Израиля, и другой партнер, Биньямин Бен-Элиэзер – бывший лидер Партии труда, а ныне политический пенсионер.В итоге Шарон пошел на эксперимент, который ему представлялся абсолютно безопасным. Подумаешь, вывести в одностороннем порядке из сектора Газа, который Израилю все равно не нужен, дивизию, которая там стояла, и поселенцев! В биографии Шарона подобный эксперимент уже был – именно он командовал выводом поселенцев из Синая, несмотря на их сопротивление. Шарон был единственным человеком в Израиле, которому это удалось реализовать без того, чтобы Израиль встал на грань гражданской войны.

Второй раз он сделал это в секторе Газа, но результат – в отличие от синайского исхода, который дал Израилю несколько десятилетий мира с Египтом – оказались весьма прискорбными. Уничтожение опорного пункта израильской дивизии в Газе и вывод поселенцев, а главное передача под контроль палестинцев границы с Египтом, создали в Газе плацдарм для движения ХАМАС, которое захватило там власть, вырезав боевиков ФАТХа вскоре после того, как Шарон впал в кому.Проблема заключалась в том, что сам Шарон, который Газу в течение жизни брал много раз, хорошо знал, что делать в такой ситуации. У него не было ни малейших сомнений, что он сможет легко ее исправить. Если бы палестинское руководство повело бы себя неправильно, Шарон оккупировал бы Газу в течение двух-трех дней. Вопросы взаимоотношений с так называемым мировым сообществом, с ООН, и прочими пикейными жилетами, его никогда не волновали. Шарон был человеком, стоявшим двумя ногами на земле, и не обращал внимания на бессмысленные крики со стороны кого угодно – и действовал бы решительно и жестко.

Беда в том, что Шарон не учел, что может выйти из игры. Вскоре после оставления сектора Газа у Ариэля Шарона случился инсульт, а потом кома. И все, что произошло потом – война в Ливане, операции в Газе – оказалось следствием последнего решения премьера, которое он просто не сумел исправить.

К сожалению, история не знает сослагательного наклонения. Шарон был велик в своих победах, и велик в своих ошибках. Войну со смертью он проиграл. Его мозг умер давно, но современная медицина дает возможность поддерживать функционирование человеческого организма достаточно долго. Шарон продержался восемь лет. Сегодня можно сказать, что, к счастью, он отмучился. Пусть земля ему будет пухом…

Кто такой Ариэль Шарон (по материалам Jewish.ru)

Ариэль Шарон (настоящая фамилия Шейнерман) — одна из ключевых фигур в современной военной и политической истории Израиля. Он родился 26 февраля 1928 года в поселении Кфар-Малал, в семье выходцев из Российской империи.

Шарон был участником почти всех военных кампаний Израиля с момента образования государства. Получив в 1953-м звание майора, Шарон возглавил особое «подразделение 101», задачей которого было осуществление операций возмездия против арабских террористов на территории Иордании и сектора Газа. Позднее, в 1966-м, он получает звание бригадного генерала, а в следующем году, уже в звании генерал-майора, возглавляет Центр боевой подготовки Армии обороны Израиля.Во время Шестидневной войны, в июне 1967 года, дивизия под командованием Ариэля Шарона прорвала укрепленные египетские позиции Абу-Агейла, разгромила египетские войска и вышла к Суэцкому каналу. В начале 1970-х войска под его командованием нанесли египтянам тяжелые удары и вынудили президента Египта Гамаля Абделя Насера согласиться на прекращение огня.В 1973 году Шарон уволился с действительной военной службы и занялся политикой — вступил в Либеральную партию, которая по его инициативе образовала вместе с движением «Херут» блок «Гахал», предтечу нынешнего «Ликуда». С началом Войны Судного дня он снова был призван в армию и назначен командиром дивизии на Южном фронте.В том же году он был избран в Кнессет 8-го созыва, впрочем, уже через год отказался от депутатского мандата и получил назначение на пост специального советника тогдашнего премьера Ицхака Рабина по вопросам безопасности. Дальнейшая политическая карьера Ариэля Шарона развивалась стремительно: министр сельского хозяйства, председатель министерского кабинета по делам поселений, министр обороны в правительстве Менахема Бегина, министр промышленности и торговли в первом правительстве национального единства, министр строительства — во втором, министр национальной инфраструктуры...Шарон стал одним из главных инициаторов операции «Мир Галилее», обусловившей длительное присутствие израильских войск на ливанской территории, и выступал категорически против уступки палестинцам контролируемых территорий. Он же считался одним из идеологов израильского «поселенческого движения» в 80-е годы: благодаря его решениям удвоилось количество еврейских поселений в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан.

В сентябре 1998 года Шарон становится во главе министерства иностранных дел, еще через год возглавляет партию «Ликуд», а в феврале 2001-го избирается на пост премьер-министра. Став председателем правительства, Шарон предпринимает решительные меры для прекращения усилившегося в период второй интифады палестинского террора, в частности, настаивает на активном использовании тактики точечных уничтожений наиболее опасных террористов. Так, в начале 2002 года израильская армия провела операции «Защитная стена» и «Решительный путь», в ходе которых была блокирована резиденция председателя Палестинской автономии Ясира Арафата и проведены массовые аресты палестинских террористов.

За жесткие силовые методы Шарон не раз подвергался критике со стороны израильской либеральной общественности и западных стран. В 2003-м, выступая на конференции по вопросам безопасности, он предложил так называемый план «одностороннего размежевания», предполагавший отделение Израиля от Палестинской автономии — эвакуацию еврейских поселений и вывод израильских войск из сектора Газа. Это решение премьер-министра, еще недавно активно выступавшего за строительство поселений на палестинских территориях, вызвало неоднозначную реакцию со стороны всех участников конфликта.В этой ситуации Шарон лишился поддержки части членов своего кабинета министров, «Ликуд» оказался на грани раскола. Напряженная внутрипартийная борьба вынудила Шарона в ноябре 2005-го объявить об уходе из «Ликуда» и создании новой центристской партии «Кадима», во главе которой он планировал баллотироваться в Кнессет на выборах 28 марта 2006 года.


Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Альфа-банк меняет карты

    Альфа-банк приступил к полному обновлению своей линейки дебетовых карт — новая линейка вступила в силу 25 сентября. Флагманским продуктом в ней станет Альфа-карта

    Российский IT - рынок подошел к триллиону

    И сохраняет огромный потенциал роста. Как его задействовать — решали на самом крупном в России международном IT-форуме MERLION IT Solutions Summit

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама