Приобрести месячную подписку всего за 350 рублей
Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Интервью

Часть Русского мира

«Expert Online» 2014

Приднестровцы с особенным напряжением следят за развитием событий на востоке Украины. Они понимают, что от их исхода зависит и судьба непризнанной республики

Стремление Запада значительно сократить зону российского влияния не ограничивается военными действиями на Украине. Белый дом стремится создать как можно больше точек напряжения на постсоветском пространстве и стимулирует обострение «замороженных» конфликтов, таких как Нагорный Карабах или Приднестровье. Некоторые румынские политические деятели, выступающие за создание Великой Румынии, начинают на полном серьезе рассматривать организацию совместного с Украиной блицкрига по захвату Приднестровья. Подобный рост напряженности вокруг непризнанной республики не единственная ее проблема. До недавнего времени Украина, с которой граничит Приднестровье, довольно лояльно относилась к транзиту приднестровских товаров, что позволяло экспортно ориентированной экономике республики худо-бедно находить покупателей для произведенной продукции. Теперь же Украина превратилась во враждебную территорию, и изоляция республики стала полной. О том, что сегодня представляет собой Приднестровская Республика, как она собирается выживать в создавшейся ситуации и зачем нужна России, «Эксперту» рассказал заместитель министра иностранных дел республики Игорь Шорников.

Вы - единственная из «классических» четырех непризнанных республик на постсоветском пространстве, у которой нет границы с дружественным государством. И тем не менее Приднестровье успешно развивается - у вас работающая экономика, в отличие от Южной Осетии; не видно разрушенных городов, как в Абхазии. Как вам это удалось?

Возможно, часть ответа кроется в вопросе. В Приднестровье понимали, что от сопредельного государства не получат помощи, у нас не было возможности как у того же Карабаха, переложить часть полномочий на соседа и не создавать отдельные государственные структуры. Поэтому нам пришлось формировать все элементы государственности у себя в полной мере. Взять хотя бы собственную денежную систему - приднестровский рубль достаточно стабилен (стабильнее российского рубля, не говоря уже о молдавской валюте), курс практически не колеблется, а инфляция минимальна.

Возможно, кому-то идея создания собственной валюты для государства с полумиллионным населением покажется роскошью, тем более, что приднестровцы готовы пользоваться российским рублем. Однако территориальная отдаленность от России создала ряд технических проблем - например, отсутствие у нас эмиссионного центра вынуждало бы не только завозить валюту из России, но и постоянно пополнять ее объем, что проблематично. К счастью, наша валюта достаточно устойчива.

Успешность Приднестровья объясняется также и тем, что здесь был создан достаточно мощный реальный сектор экономики - в отличие от той же Молдавии. 

Но он у вас и раньше был - в Приднестровье была сосредоточена значительная доля промышленного потенциала Молдавской ССР.

Да, наши молдавские оппоненты на протяжении последних 20 лет обвиняют нас в том, что мы отделились и забрали промышленность. Однако в  реальности в Приднестровье было сосредоточено менее 40% всего промышленного потенциала Советской Молдавии, и разница между нами и Молдавией в том, что свой потенциал Приднестровье в целом сохранило.  Так, одно из крупнейших предприятий - Молдавский Металлургический завод, построенный еще в 80-х - в 90-е годы прошел полную модернизацию, и его продукция стала отвечать самым современным требованиям. Кроме того, приднестровцы смогли создать новые предприятия, которых не было в советские времена. Например, у нас появляются заводы по консервированию сельхозпродукции и шоковой заморозки продуктов, завод по выращиванию осетров, производящий черную икру.

И мы спрашиваем - а что стало с теми 60%, которые остались в Молдавии? Что произошло с заводами «Сигнал», «Мезон», заводом «Альфа», который производил телевизоры, Кишиневским тракторным заводом? От них не осталось и следа. На территории завода «Сигнал», который первым в СССР начал производить компьютеры, сейчас работает гипермаркет, на территории «Мезона» - крытый рынок. 

Сильная промышленность способствует созданию нормального жизнеспособного государства, что и произошло в нашем случае.

Вы сохранили большую часть промышленности, но ей нужны рынки. Вы же находитесь в окружении двух недружественных государств - Украины, у которой к вам как к союзнику России специфическое отношение, и Молдавии, которая заинтересована в блокаде Приднестровья. Как вы решаете проблему выхода на внешние рынки?

По идее мы и не должны были ее решать. В 1997 году в Москве президентами России, Украины, Молдавии, Приднестровья, а также действующим председателем ОБСЕ был подписан Меморандум, в котором, в частности, прямо говорилось о свободе внешнеэкономической деятельности Приднестровья. Мы пользовались этим правом до 2001 года, когда Молдавия по подсказке западных покровителей начала оказывать на нас экономическое давление через санкции и таможенную блокаду, тем самым нарушив не только Меморандум, но и обязательства, взятые ею при вхождении в ВТО (включавшие обязательство данный Меморандум соблюдать). Блокада была установлена весьма просто. Молдавии после вхождения в ВТО нужно было менять таможенные печати. Согласно договору 1995 года Кишинев обязывался снабжать таможенными печатями и Приднестровье, однако новый вариант печати Тирасполю передан не был. Более того, Кишинев разослал в разные страны уведомления о том, что продукция со старыми печатями будет считаться контрабандой. 

Для нас это стало проблемой - экономика Приднестровья экспортоориентированная (тут много предприятий и мало населения для собственного рынка), и если нас лишат экспорта, то государство не продержится и нескольких месяцев. В 2001 году нам повезло - Украина не поддержала Молдавию, наша экспортная продукция снабжалась таможенным оформлением Украины и выходила за рубеж через ее территорию. Тогда в Кишиневе начали искать взаимопонимание с Киевом, стали убеждать украинцев поддержать блокаду Приднестровья. Сделать это удалось после «оранжевой революции» - не случайно молдавский президент Владимир Воронин поддержал Виктора Ющенко. Кроме того, в конце 2005 года под предлогом проверки заведомо ложных обвинений Приднестровья в трафике наркотиков, оружия и т.п. на границе Украины с Молдавией и Приднестровьем появилась миссия европейских наблюдателей. По моему убеждению, цели этой миссии были другие – обеспечить эффективность блокадных мер со стороны Украины. 

Наркотики нашли?

Случаи задержания наркотиков были зафиксированы на молдавско-украинском участке границы. Зато в течение уже первых месяцев работы миссии стало ясно, что никакой контрабанды на приднестровском участке границы нет - отметили разве что слишком большой поток импорта куриных окорочков из Америки (они дешевые, поэтому и были тут популярны). Однако в 2006 году Украина и Молдавия все равно заблокировали Приднестровье. И лишь вмешательство России спасло ситуацию. К нам тогда приехали ведущие российские телеканалы, показали всем возникающую в Приднестровье гуманитарную катастрофу. И в итоге блокада была облегчена. Изначально предполагалось, что все импортно-экспортные потоки из Приднестровья будут проходить таможенное оформление в Молдавии (с уплатой соответствующих платежей). Это могло привести к тому, что сырье к нам завозить стало бы нерентабельно, предприятия бы остановились. Только благодаря заступничеству России Молдавия согласилась с тем, что приднестровский импорт не должен проходить оформление на молдавской таможне и может идти через Украину. Однако товары на экспорт приднестровцы все равно обязаны были привозить в Молдавию, там оформлять на таможне, а затем уже везти в нужные направления, из-за чего наши предприятия платили в бюджет Молдавии от 30 до 50 миллионов долларов ежегодно. И это не говоря уже о дополнительных издержках и повышении себестоимости продукции, связанных с дополнительными перевозками. Для нас это серьезные потери, учитывая, что средняя зарплата в республике -  около 300 долларов.

Основной рынок сбыта - Россия?

До 2006 года около половины всей продукции действительно шло в Россию. После начала блокады ЕС предоставил определенные преференции для наших компаний на европейских рынках, а торговля с Россией, напротив, искусственно затруднялась. В результате сегодня экспорт в ЕС достигает примерно 30%, а на Россию приходится менее 14% (крупнейшим экспортным направлением является Молдавия с показателем 35%). В Европу идет наш цемент, металл, текстиль, приборостроение, алкогольная продукция - все, конечно, под маркой «сделано в Молдавии». 

Мы понимаем, что повышение зависимости от торговли с ЕС угрожает нашему суверенитету. Создав нам преференции, Брюссель надеется взять Приднестровье за горло и навязывать нам свою политическую волю. Преференции для приднестровцев хотели снять еще в 2013 году, однако затем решили, что они будут действовать до конца 2015 года. С 2016 года вся продукция, которая пойдет в ЕС, будет считаться «продукцией неизвестного происхождения» и облагаться дополнительными тарифами, после чего наши товары просто станут неконкурентоспособными. Нас либо исключат из системы квотирования, либо заставят присоединиться к Зоне свободной торговли ЕС. Причем, это присоединение не спасет наши предприятия, поскольку в ЕС очень жесткие требования сертифицирования, и, кроме того, Евросоюзу не нужны конкуренты на собственном рынке. 

Но разве в подписанном Молдавии Соглашении об Ассоциации с ЕС не предусмотрено выделение квот, которыми Вы как формально часть Молдавии можете воспользоваться?

В подписанным Молдавией соглашении нет «приднестровской специфики». У нас есть масса производств, которые отсутствуют в Молдавии и поэтому не входят в предоставленную Евросоюзом квоту. А те, которые имеют аналоги в Молдавии, тоже не смогут экспортировать в ЕС, поскольку Кишинев не станет ущемлять возможности собственных предприятий ради наших. 

Единственными выходом для Приднестровья является переориентация экспорта вновь на российский и евразийский рынки, однако сделать это будет непросто. Так, тот же наш текстиль, который сейчас хорошо покупают в Германии и Италии, не может свободно поставляться на российский рынок, поскольку Приднестровье пока не является членом ЕврАзЭС и Таможенного союза. Кроме того, вполне оправданные меры России по защите своего рынка в связи с вступлением Молдавии в Зону свободной торговли с ЕС могут ударить и по Приднестровью. Как уже говорилось, приднестровские товары идут в Россию с молдавским таможенном оформлением, поэтому они автоматически попадают под эти меры. Необходимо, чтобы приднестровские товары четко идентифицировались и отделялись от молдавских. Например, Россия могла бы открыть в Приднестровье свои сертификационные центры, которые позволили бы Приднестровью направлять свою продукцию в Россию без лишних формальностей. Мы готовы на любые варианты чтобы сбросить европейскую экономическую удавку.

А что помимо открытия рынка Вы ждете от России? Какова вообще реальная поддержка Москвой Приднестровья?

Поддержка весьма существенная, прежде всего в социально-экономической области. Так, у нас уже год работает автономная некоммерческая организация «Евразийская интеграция», которая планирует до конца 2014 года довести уровень вложений в социальные объекты до 3 миллиардов российских рублей. На эти деньги у нас строятся 12 социальных объектов первой необходимости - детские сады, школы, перинатальный и онкологический центры, здание медицинского факультета Приднестровского госуниверситета. Причем все объекты будут сданы под ключ - полностью оборудованны и готовы к работе. Кроме того, организация готовит и персонал из местных кадров для некоторых из этих объектов (часть учится на месте, часть - в России). 

Также Россия платит надбавку всем нашим пенсионерам - порядка 15 долларов. Для нас это серьезные деньги - средняя местная пенсия без нее составляет 60-70 долларов, так что кому-то российская надбавка спасает жизнь. Причем Россия не разделяет жителей по национальности и цвету паспорта - она помогает всем своим соотечественникам, живущим в Приднестровье – и русским, и молдаванам, и украинцам.

Наконец, мы получаем российский газ без требования немедленной уплаты за него. Приднестровье хотело бы сокращать объем газового долга, но из-за блокады не может себе этого позволить. 

В целом же поддержка Приднестровья стоит России, по подсчетам некоторых наших экспертов, до 1 миллиарда долларов в год. Но не исключено, что этой помощи окажется недостаточно - после событий на Украине и подписания Молдавией соглашения о свободной торговле с ЕС у нас резко снизились доходы бюджета, государство вынуждено идти на непопулярные меры - сокращать рабочий день бюджетникам. 

Парадокс ситуации в том, что Запад, создав руками Молдавии и Украины, невыносимые условия для ведения эффективной экономической деятельности в Приднестровье, по сути, пытается превратить нас в инструмент по ослаблению России, оттягиванию ресурсов. Если бы Приднестровье стало признанным государством или ему просто не мешали свободно работать, оно смогло бы само себя обеспечивать. Россия, безусловно, должна поддерживать своих соотечественников, в какой бы ситуации они не оказалась, кроме того, она должна поддерживать Приднестровье в интересах собственной безопасности и региональной стабильности. Поэтому наличие непризнанного Приднестровья выгодно геополитическим конкурентам России, но обременительно для нее самой. А вот признание Приднестровья в перспективе сделает Россию авторитетней, сильней и богаче.

Но ваше международное признание зависит не от России

В том числе и от России. Россия - суверенная держава, которая проводит независимую внешнюю  политику, и она способна признавать государства, как признала Южную Осетию и Абхазию. Россия – самостоятельный центр силы, это такой игрок, с позицией которого не считаться невозможно.

Но это другой случай. Мы признали государства, у которых есть общая граница с Россией, и поэтому мы могли гарантировать им их суверенитет,  поддерживать экономически. У Приднестровья границы с Россией нет, и признание в одностороннем порядке не поможет снять блокаду.

Также рассуждают и наши оппоненты на Западе, не понимая насколько широки возможности России на пространстве Евразии, насколько разнообразен может быть ее инструментарий. Если Россия действует на пространстве Русского мира, т.е. на своем поле, никакие заокеанские «чемпионы» ее не обыграют.

Россия обычно начинает действовать быстро и решительно тогда, когда ей не оставляют другого выбора, когда ее саму ставят в опасное положение - тогда Москва просто берет, и разрубает узел одним ударом и, в итоге, ситуация входит в нормальное русло. Учитывая как быстро развиваются сейчас процессы в Молдове и Украине, да и в отношениях России с Западом, не исключено, что Москву поставят перед необходимостью принятия принципиальных решений по Приднестровью, например, попытаются заставить вывести миротворческий контингент. Но не исключено, что своими напористыми действиями Запад просто вынудит Россию признать Приднестровье. Европе и Америке придется смириться с этим фактом, так уже не раз бывало в последние годы.

На первом этапе, конечно, сложности будут, но в недалекой перспективе от признания Приднестровья жить станет лучше и нам, и нашим соседям. Мне представляется, что в российском обществе растет понимание необходимости такого шага со стороны Москвы.

Чем еще помимо признания и рынка может помочь Москва?

На сегодняшний день одна из наиболее актуальных проблем жителей Приднестровья - это получение российского гражданства. У нас появилось поколение молодых людей, которые достигают совершеннолетия и получают приднестровский паспорт. Но, поскольку их родители или один из них имеет паспорт гражданина РФ, молодежь имеет все основания это гражданство получить. Молодые люди обращаются в пункт консульского обслуживания в Тирасполе или в Посольство в Кишиневе и выясняется, что для подачи документов на гражданство необходимо, помимо прочих документов, предъявить удостоверение личности. Приднестровский паспорт таковым не считается, поскольку наше государство Россией непризнанно (хотя в 2001 году Приднестровье и Молдавия подписали соглашение о взаимном признании документов и это соглашение частично действует). В этих условиях российским дипломатам приходится советовать молодым приднестровцам обзавестись молдавским паспортом, чтобы просто иметь возможность принять документы на гражданство. 

То есть нас поставили в ситуацию, когда для получения российского паспорта приднестровец должен стать гражданином Молдавии. Но это ловушка, поскольку отказаться от гражданства Молдавии практически невозможно. К тому же не забывайте, что часть населения принципиально не хочет получать молдавский паспорт - это их гражданская позиция. А без загранпаспорта эти люди не могут покинуть пределы республики.

Единственный выход - это после получения гражданства Молдавии переселяться в Россию  (например, по программе переселения или при поступлении в российские ВУЗы). Для данной категории людей новый российский закон о гражданстве дает хорошие возможности - он лишь требует, чтобы они были носителями русского языка, и им не нужно разрешение молдавских властей, чтобы отказаться от молдавского паспорта. Но что делать тем, кто не хочет переезжать, а желает жить на своей родной земле в Приднестровье и быть гражданином своего государства - России? 

Претензий к посольским работникам мы не имеем - они действуют строго в рамках закона. И мы благодарны Посольству за существенно возросший уровень консульского обслуживания наших граждан. Проблема в действующем законодательстве, которое фактически игнорирует наличие полумиллионной российской диаспоры на Днестре.

Возможно, Россия просто не хочет заниматься паспортизацией Приднестровья? Ведь, как показала, например, ситуация с Южной Осетией, паспортизация несет за собой определенные обязательства. К тому же она может вызвать трения с Молдавией.

Россия может проводить паспортизацию населения вполне легально - например, воспользоваться тем же приднестровско-молдавским соглашением 2001 года и принимать у наших граждан приднестровские паспорта в качестве удостоверения личности. А что касается обязательств, то сейчас из полумиллиона человек 180 тысяч - это граждане РФ. Каждый второй взрослый человек в Приднестровье - россиянин. Если россиянином станет каждый первый взрослый, то чем ситуация для России усложнится? Но если Москва будет продолжать свою нынешнюю линию, то, конечно, лет через 50 тут граждан РФ не останется. Приднестровцы вынуждены будут или эмигрировать на территорию России, или стать гражданами иных государств. Вряд ли Москве нужна депопуляция нашей республики, поскольку на деле такая политика ведет к сокращению пространства Русского мира. 

А какова сейчас динамика населения?

Негативная. За последние 20 лет число жителей Приднестровья сократилось на 100-120 тысяч человек. Первая волна миграции прошла в начале 90-х, когда был вооруженный конфликт. Большинство выехало на Украину и Россию, и не испытывало особых проблем с натурализацией. Сейчас же у нас высокая трудовая миграция - экономические условия в Приднестровье непростые, многие перебираются в Россию и, понятно, хотят вывезти туда свои семьи. Молодые люди, которые учатся в наших школах и ВУЗах по российским стандартам и получают дипломы с сертификатами, уравнивающие их с российскими дипломами, обычно выезжают в Россию и успешно там работают. Причем они обладают серьезными конкурентными преимуществами по сравнению с российскими сверстниками. Условия, в которых они жили тут, закаляют и мобилизуют, люди понимают, что надо учиться, трудиться и быть ко всему готовыми. В результате они в России хорошо устраиваются, и обратно не возвращаются.

Если тенденция продолжится, то здесь останутся одни пенсионеры. Перспектив у такого государства не будет, поэтому мы должны сделать все возможное, чтобы молодежь не выезжала в Россию, а находила применение своим навыкам и амбициям на своей малой родине, в Приднестровье. Тем более что у нас условия для жизни очень благоприятные - теплый климат, река, экология. Тут просто приятно жить. 

Абхазия, Южная Осетия и Карабах - это по сути национальные проекты с четко обозначенной идентичностью. Приднестровье - многонациональный. Вам это скорее мешает или помогает?

Один из наших государствообразующих факторов - отсутствие этнического принципа в формировании государства. Не существует «приднестровской национальности» и «приднестровского языка», нет даже доминирующей национальной группы - русские, украинцы и молдаване составляют примерно равные доли в общей структуре граждан Приднестровья (около 90% в целом). Если посмотреть национальный состав наших органов власти, то там можно увидеть не только русских, украинцев и молдаван, но и армян, евреев, болгар, гагаузов. Внутри своих общин они свободно общаются на родном языке - так, недалеко от Тирасполя есть болгарское село Парканы с населением 11 тысяч человек (по численности населения - третье село в Европе), и там до сих пор говорят на болгарском.  Возможно, это наследие советского принципа интернационализма - мы все разные, у всех своя идентичность, но при этом мы все считаем себя единым приднестровским народом. 

Наверное, это нам это помогает - опыт построения мононациональных государств из многонациональных сообществ на постсоветском пространстве не привел к особым успехам. Мы видим крах государственности в Молдове, где 99% госаппарата люди, принадлежащие к титульной национальности (и даже не просто к молдаванам, а тем, кто убежден, что они - румыны), хотя нацменьшинства там составляют порядка 30%. Их просто отодвинули от возможности управлять государством. Соответственно, и русский язык там вытеснен из сферы политики и госслужбы. Причем в том же Кишиневе люди везде свободно общаются на русском языке - в автобусах, магазинах и т.п. Чиновники же могут пойти на принцип и требовать общаться с ними на румынском языке. Для них это - способ удерживать монополию на власть для отдельной этнической группы. 

Неудивительно, что подобный подход вызывает центробежные тенденции. Посмотрите на болгар и гагаузов, которые живут в Молдове - там они оттеснены от управления государством, и у них поэтому нет к нему сопричастности. Не случайно в Гагаузии более 90% населения выступают за отказ от евроинтеграции и за вступление в Таможенный союз.

Что Вы ждете от ближайших парламентских выборов в Молдавии? Есть ли какие-то варианты итогового голосования, которые были бы выгодны Приднестровью?

Там есть левые, правые, центристы, но мы должны понимать, что нынешнее политическое поле в Молдавии целиком – это западный проект. Система работает не по российским правилам (Россия вообще в ее создании участия не принимала),она сложилась лишь под влиянием США, Румынии и Евросоюза, и все заметные участники внутриполитической молдавской игры так или иначе управляются со стороны западных стран. Поэтому мы без заинтересованности наблюдаем за внутриполитическими процессами в соседней стране. Кто бы не победил на выборах, он будет действовать в пользу Запада, и неудивительно, что ни одной из нынешних ведущих политических сил мы не можем относится с доверием. Те же коммунисты, которые как говорят, ориентируются на Россию. Напомню, что именно они последовательно разворачивали экономическую блокаду против Приднестровья. Удивительно, но как раз с правыми, которые пришли к власти в 2009 году, удалось достигнуть минимальных, но все-таки подвижек, начать взаимодействовать. При этом сотрудничать с победителями выборов мы готовы - например, по экономическим вопросам. По политическим же взгляды настолько противоположны, что компромиссов не проглядывается. Мы не сможем найти общий язык с западными проектами.

Если же Россия начнет создавать свое политическое поле в Молдавии, пусть теми же инструментами, которыми пользуется Запад, и там появятся реально пророссийские формирования, то тогда можно уже надеяться на урегулирование отношений с Молдавией в цивилизованном формате. Мы будем рады, если Молдавия станет членом Евразийского союза. Но это не повод для объединения в некое общее государство. Надо понимать, что четверть века существования приднестровской государственности никуда уже не денутся. 

То есть об объединении Вы однозначно говорить не готовы? Уникальный момент для решения приднестровско-молдавского конфликта через объединение двух государств - план Козака - был в свое время провален Кишиневом. Есть ли сейчас перспективы новой версии этого плана? Или поезд ушел?

После 2003 года был 2006 год, когда у нас прошел всенародный референдум, где 97,2% высказались за независимость от Молдавии с дальнейшим присоединением к России. Против перспектив каких-либо присоединений к Молдавии высказалось больше 96% населения. В Приднестровье никто не позволит выступить против воли народа как это возможно в некоторых соседних государствах. Вот правительство Молдавии может себе позволить такие профанации, не посоветовавшись с народом (более того, вопреки мнения населения) определять вектор развития государства. Такое возможно в международно-признанном государстве, но в непризнанной с международной точки зрения республике власть должна строго реализовывать волю народа, иначе это государство перестает существовать.

Поэтому все попытки добиться нашего воссоединения с Молдавией через, к примеру, федеративный проект обречены на провал. Окно возможностей было лишь в 2003 году и уже закрылось. Более того, предположу, что если Молдавия тогда согласились на план Козака, реализовать его было бы сложно.  Федерализация и предоставление Приднестровью особых прав не сработали бы. У нас уже сложилось два разных типа общества - искусственный прозападный проект в Молдавии и ориентированное на Россию Приднестровье. И объединение этих двух проектов либо повлечет за собой уничтожение одного из них, либо распад общего государства в перспективе.

Повторюсь, Запад давно переформатировал политическое поле Молдавии, к власти приводятся силы, которые целиком зависят от ЕС, Румынии и США и выполняют их волю. Поэтому если бы Приднестровье стало частью молдавской федерации, то наше политическое поле за несколько лет было бы такжезачищено и переформатировано, и страна повторила бы участь Гагаузской автономии, в которой по сути реальной автономии нет. 

А сейчас Запад не пытается переформатировать ваше политическое поле? Через гранты, экономическую помощь, образование?

Может, и пытается, но у него не получается. Так, экономическая помощь к нам не идет, причем по весьма специфическим причинам. Западные организации воспринимают Приднестровье как часть Молдавии. И когда они хотят предоставить помощь, то обращаются к молдавским властям. Те соглашаются, получают помощь и на Молдавию и на Приднестровье, однако до Тирасполя эти средства попросту не доходят.

Особого сожаления впрочем нет, поскольку понимаем, что за экономические вложения от Приднестровья потребуют политической отдачи. Мы не хотим, чтобы западные гранты тут меняли самосознание людям. Никто не против, чтобы, к примеру на западные деньги ремонтировались крыши учебных учреждений, но если речь идет о том, чтобы наших детей чему-то учить, то в Приднестровье есть свои образовательные стандарты – российские. И молодое поколение будет воспитываться в соответствии с понятными и приемлемыми для нашего народа идеалами.

А приднестровские выпускники обучаются в молдавских или румынских ВУЗах?

Да, такие есть - и в Кишиневе, и (конечно, единицы) в Румынии. В Приднестровье есть несколько школ с румынским языком обучения, куда родители отправляют детей для того, чтобы потом послать их учиться в румынские или молдавские ВУЗы. Но это небольшой процент населения, который настроен враждебно по отношению к нашему государству. У них есть такое право, оно гарантировано конституцией и никто им не мешает. Хотя мало кто понимает смысл отказываться от своего государства в пользу весьма странного национального образования, которое фактически отказалось от собственного языка и даже идентичности. Молдавские так называемые националисты, которые находятся сейчас у власти в соседней стране, считают себя частью Великой Румынии и, фактически, ликвидируют историческую государственность и культуру молдавского народа. 

В России есть мнение, что как раз воссоединение Молдавии с Румынией выгодно Приднестровью. Пересмотр соглашения 1940 года -будет означать вхождение в состав Румынии лишь Молдавии, без Приднестровья, которое на тот момент было частью советской Украины.

Это очень популярная точка зрения не только в России, но и в Приднестровье. Многие общественные деятели так считают. Министерство иностранных дел ПМР в этом вопросе занимает нейтральную позицию и не высказывается относительно перспектив объединения Румынии и Молдавии- это внутреннее дело соседнего государства, их выбор, и если молдавский народ позволяет такое творить, то это их дело. 

Но в реальности все не так просто. Если Униря (объединение) произойдет, то признает ли нас Румыния в качестве независимого государства? Сомневаюсь. Более того, я считаю, что если бы Румыния хотела бы поглотить Молдавию без Приднестровья, то она давно бы это уже сделала. Приднестровье необходимо Бухаресту, прежде всего, из-за экономического потенциала, ведь Бухаресту нужны не только новые земли, но и экономическая мощь. Возможно, отчасти поэтому Молдавия независима до сих пор – ждут присоединения Приднестровья к Молдавии, чтобы потом поглотить все вместе. 

Нельзя также полностью исключать, что амбиции Румынии не приведут к возобновлению военного конфликта в Приднестровье. Только в этот раз нам придется защищаться не от Молдавии, а от гораздо более мощного государства, члена НАТО. И Россия, миротворческий контингент которой тут находится, окажется вовлеченной в этот конфликт.

А есть ли в Румынии такие планы?

Аппетит приходит во время еды. К тому же румынская идеология нацелена на расширение территории, в том числе и за счет земель, находящихся за Днестром. Во время Великой Отечественной войны Приднестровье находилось в зоне румынской оккупации. И «Транснистрия», как называют Приднестровье в Румынии - это не наша республика в нынешнем ее виде, а вся территория между Днестром и Южным Бугом, куда входит, в том числе, и почти вся Одесская область Украины. Представьте, что в течение 20 лет Румыния вкладывает огромные средства на содержание созданного ею гражданского общества Молдавии, оплачивает работу СМИ, вещающих с прорумынских и проевропейских позиций. Это огромные деньги, особенно для Румынии, экономика которой находится в кризисе. И вот происходит Униря, эти огромные средства высвобождаются - и не исключено, что они пойдут как раз на реализацию проекта «Транснистрия». 

Поэтому сейчас для нас Молдавия является буфером, защищающим от румынской экспансии. И терять этот буфер не хотелось бы. К тому же Молдавия - тоже часть русского мира, там живут наши соотечественники. А как обеспечиваются права национальных меньшинств в Румынии все прекрасно знают.В стране действует закон о гражданстве, позволяющий, в том числе, практически любому приднестровцу получить румынский паспорт, даже не являясь при этом носителем румынского языка. Но при этом национальная политика такова, что любой гражданин Румынии является румыном, и прав на другую идентичность у него нет. 

Поэтому если отдельные мыслители считают, что, избавившись от «балласта» в виде Молдавии они уменьшат количество проблем, стоящих перед Россией, то они ошибаются. «Сливать» Молдавию в Румынию ради Приднестровья нецелесообразно, также как и нецелесообразно «сливать» Приднестровье в Молдавию ради того, чтобы закрепить последнюю в орбите российского влияния. Нужно просто вести системную работу с обществом и СМИ - на тех же площадках, на которых ведут работу европейцы, американцы, румыны. При этом работа России будет более эффективна и требует меньших ресурсов, поскольку население Молдавии исторически тяготеет к России. И Приднестровье готово стать площадкой для распространения российской «мягкой силы». Быть может это и является исторической миссией Приднестровья – быть проводником российского образа мышления, идеалов, культуры?

Каким образом Москва может использовать Вашу площадку?

Например, здесь несут службу российские миротворцы, гарантирующие физическую безопасность наших граждан. Все эти годы они прекрасно справляются со своей работой. Но если мы посмотрим шире, то российские военные является залогом стабильности не только для Приднестровья, они опосредованно способствуют безопасности, а также реализации прав и свобод граждан соседних Молдавии и Украины (особенно в контексте близости НАТО и Румынии).Благотворное влияние Россия оказывает и посредством действующей в Приднестровье системы образования. Поскольку обучение у нас ведется по российским стандартам, оно пользуется большой популярностью у соседей Приднестровья. Например, гагаузы, живущие и так не богато, отдают последние деньги и целенаправленно посылают детей заканчивать школы в Приднестровье, дабы потом те поступили в приднестровские ВУЗы. Даже из Кишинева молодые люди, не имея возможности получить хорошее образование на русском языке в Молдавии, едут учиться в Тирасполь. 

Приднестровье способствует притоку учащихся из-за рубежа (в приднестровских ВУЗах выделена 10-процентная квота мест для иностранных студентов), но наши возможности ограничены финансовыми возможностями. Но представьте ситуацию, если Приднестровский госуниверситет поменяет статус и станет Российско-Приднестровским университетом, где будут не только российские программы, но и российские зарплаты для преподавателей, а также российские дипломы. Тогда наш ВУЗ станет крупнейшим российским университетом в регионе, еще больше увеличит свою привлекательность на Украине и в Молдавии, станет дополнительно выпускать каждый год тысячи студентов, которые как минимум будут людьми русской культуры. Они станут возвращаться в родные места и оказывать позитивное влияние на общественное развитие. 

Также более активное участие России в научно-образовательное сфере позволило бы Приднестровью стать центром притяжения для местной науки. Сегодня выражение «молдавский ученый» или «Молдавская Академия Наук» может вызывать лишь усмешку, однако в советские времена в Молдавии была очень сильная школа. Многие ученые в Молдавии находятся в бедственном положении, и если бы тут действовал российско-приднестровский ВУЗ, чего Приднестровье добивается многие годы, они бы без сомнения потянулись сюда, а не стремились бы получать те же западные гранты и невольно становиться участниками формирования в Молдавии антироссийского по духу гражданского общества.

Также Приднестровье могло бы стать площадкой для квартирования представителей российских СМИ. Сейчас российские журналисты, работающие в нашем большом регионе (Молдавия, Приднестровье, Юго-западная Украина) предпочитают открывать свои представительства в Кишиневе или Одессе. С экономической точки зрения, конечно, такой подход абсолютно обоснован (это крупные города, там генерируются новости), однако в том же Кишиневе усилиями Запада создан идеологически подкованный пул, который создает соответствующую атмосферу не только среди журналистов, но и во всем обществе. И когда российский журналист попадает в эту среду, он невольно начинает мыслить комплиментарно общественному окружению, и передавать новости в соответствующем духе. В итоге российские СМИ выступают не проводниками российской «мягкой силой» по отношению к Молдавии, а наоборот общественная атмосфера Молдавии формирует мнение в самой России, причем за российские же деньги. В Приднестровье же иная обстановка, и если бы российские журналисты базировались тут, то именно они задавали бы тон и формировали бы общественное мнение в соседнем государстве. 

Для реализации всех этих проектов не нужно много ресурсов - нужна лишь политическая воля и профессионализм. 

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Курс на цифровые технологии: 75 лет ЮУрГУ

    15 декабря Южно-Уральский государственный университет отметит юбилей. Позади богатая достижениями история, впереди – цифровые трансформации

    Дать рынку камамбера

    Рынок сыра в России остается дефицитным. Хотя у нас в стране уже есть всё — сырье, поставщики оборудования и технологии

    Струйная печать возвращается в офис

    Обсуждаем с менеджером компании-лидера в индустрии струйной печати

    Когда безопасность важнее цены

    Экономия на закупках кабельно-проводниковой продукции и «русский авось» может сделать промобъекты опасными. Проблему необходимо решать уже сейчас, пока модернизация по «списку Белоусова» не набрала обороты.

    Новый взгляд на инвестиции в ИТ: как сэкономить на обслуживании SAP HANA

    Экономика заставляет пристальнее взглянуть на инвестиции в ИТ и причесать раздутые расходы. Начнем с SAP HANA? Рассказываем о возможностях сэкономить.

    Аквапарк на Сахалине: уникальный, всесезонный, олимпийский

    Уникальный водно-оздоровительный комплекс на Сахалине ждет гостей и управляющую компанию

    Армения для малых и средних экспортеров

    С 22 по 24 октября Ассоциация малых и средних экспортеров организует масштабную бизнес-миссию экспортеров из 7 российских регионов в Армению. В программе – прямые В2В переговоры и участие в «Евразийской неделе».


    Реклама