Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Георгий Бичуров: «Нанотехнологии нужны, чтобы людей лечить и чтобы ракеты летали»

Олеся Сальникова «Русский репортер» 2014
Кристина Сырчикова

Чем занимаются ученые за пределами лаборатории, почему наноструктурированные порошки нитридов похожи на ежиков и что нам поможет быстрее полететь на Марс?

Георгий Владимирович Бичуров заведует кафедрой «Нанотехнологии в машиностроении» и является проректором Самарского государственного технического университета. Но самарцам он больше известен как автор и создатель сайта «Старая Самара в открытках и фотографиях». Бичурову 57 лет, в музыкальных предпочтениях — Linkin Park и Papa Roach, и он один на всем белом свете синтезирует наноструктурированные порошки нитридов с применением азида натрия и галоидных солей азотируемых элементов.

Золотой порошок

Сотрудники лаборатории под руководством Георгия Бичурова запускают в работу новенький реактор. Лаборатория только открылась после длительного ремонта, и оборудование еще неиспробованное. В колбочке смешиваются элементы, названия которых для стороннего наблюдателя звучат скороговорками. В процессе горения за несколько секунд можно получить нанопорошок нитрида практически любого элемента. Реактор запущен.  

Ира, открывай вентиль больше,  говорит Бичуров взволнованно, когда давление в реакторе резко подскочило и его необходимо быстро понизить, чтобы оно было постоянным, иначе синтеза не произойдет.

 Да что вы паникуете, Георгий Владимирович, я вижу,  отвечает инженер Ирина Керсон.

Наноструктурированный порошок композиции нитрида титана с нитридом бора готов. Еще20 минут для того, чтобы процесс завершился, а готовый продукт остыл в реакторе. Перед нами серая порошковая смесь, которую еще нужно очистить от примесей путем водной промывки.

 Сам по себе нитрид титана золотистого цвета, но так как здесь он в виде наноструктурированного и имеет малый размер частиц, он должен быть черного цвета. Нитрид бора даже в виде наночастиц имеет белый цвет. Поэтому конечный продукт синтеза получился вот такого серого оттенка.

В технический университет Георгий Бичуров попал случайно. После школы хотел поступать в архитектурный, неплохо рисовал. Но решили с приятелем, с которым вместе провели школьные годы, оставаться рядом еще пять лет. Приятель не поступил, а Бичурова приняли. На третьем курсе попросился на подработку лаборантом кафедры «Химия и технология органических соединений азота».

Первый в мире

Георгий Владимирович до сих пор восхищается личностью и работой академика Александра Григорьевича Мержанова. Ученый с мировым именем возглавлял когда-то кафедру химической физики в политехе. Это он открыл процесс СВС (самораспространяющийся высокотемпературный синтез), на основе которого как раз и работает тот самый реактор из лаборатории.  

Раньше порошки нитридов получали в электропечах. Это длительный и энергозатратный процесс. Академик Мержанов с сотрудниками предложил получать нитриды путем сжигания исходных компонентов в азоте. При этом используется тепло самой химической реакции, и энергозатраты не нужны. На параллельной кафедре политеха под руководством профессора Василия Тарасовича Косолапова был разработан процесс получения порошков нитридов с использованием азида натрия и галоидных солей различной химической природы. При этом внешнему азоту уже не приходится фильтроваться во внутренние слои образца с исходной смесью: частичка азота всегда рядом!

 Для чего нужны нанопорошки?  

 Пока могу назвать только несколько применений. Например, бескислородная керамика. При использовании моих порошков во время прессования «иголочки» будут ориентированы в одну сторону, армируя керамику. За счет этого прочность керамики будет очень высокой. Представьте, что хрущевки делают не их железобетонных блоков, а просто из бетонных. Такие дома быстро «рассыплются». Так и здесь. Керамика из нанопорошков долговечнее. В основном это двигателестроение, ракетостроение. Последнее время эти порошки широко используют при изготовлении катализаторов в нефте- и газопереработке. Или взять хотя бы бытовой керамический нож, который не тупится и имеет очень высокую твердость. Он как раз и сделан из подобной керамики. Я не использую порошки, я их просто получаю. Нитрид кремния, нитрид алюминия, нитрид бора, — Георгий Владимирович перечисляет еще порядка 20 соединений.

«Ежики» рассыпаются на нано

Синтезом наноструктурированных порошков нитридов Бичуров занимается с 1979 года. Тогда термина «нанотехнологии» вообще не было. Очень мало было и электронных микроскопов. Так получилось, что за вторым высшим образованием в 86-м он поступил в Белорусский политехнический институт. Там было большое предприятие в сфере порошковой металлургии и первый в его жизни электронный микроскоп.

— Слушай, там какие-то ежики. Не порошки, а ежики, — вспоминает ученый слова специалистов, которые наблюдали полученные им порошки. Иголочки у «ежиков» были очень маленькие, а их диаметр был около 100 нм. Сейчас можно говорить, что в 70-х годах начинающий ученый Бичуров уже получал «нанопорошки». — В то время был термин «УДП». Ультрадисперсные порошки. Они на тот момент считались самыми мелкими. Так почему «наноструктурированные порошки»? Частичка, которую ежиками назвали, состоящая из чуть-чуть слепленных нитевидных нанокристаллов, имеет размер 80 микрон, а это не нанопорошок. Если чуть-чуть ее разрушить, то она рассыплется на наночастицы, поэтому такой порошок и называют наноструктурированным.

Те лица, те глаза

В родную Самару Георгий Владимирович возвращался всегда. Даже из полюбившейся Индии, где в 90-х пять лет работал над научным проектом, приезжал на лето домой. Когда распределился в столицу после университета, так тосковал по малой родине, что ностальгия одержала верх.

— Я доставал рубашки из чемодана и нюхал, чтобы почувствовать запах Куйбышева. Пусть в столице уже и прописался, но жить не смог.

Страсть к старым фотографиям появилась в 42 года, когда в одно утро Бичуров проснулся с грустью о старых добрых временах и с идеей о коллекционировании.

— С годами жизнь в России становилась не такой, как прежде, и я стал вспоминать то время, когда люди были очень добрые. Мне хотелось попасть в 50–60-е годы. А побывать там можно только по фотографиям. Я решил посмотреть на те лица, на те глаза, на те здания, которые были в Куйбышеве. После того как открытки по 50-м годам были практически все собраны, я стал приобретать дореволюционные открытки. Где приобретаю? Практически во всем мире, в основном на интернет-аукционах.

Музыка навсегда

Сайт с фотографиями — квинтэссенция интересов и увлечений ученого. Помимо фото «старого» города, здесь живут фото героев сериала «Остаться в живых» и великих советских и российских актеров, открытки на тему спорта и редчайшие открытки The Beatles.

— До фотографий была только наука и, конечно, музыка. The Beatles, да, это с шестого класса. Мне если мама давала 15 копеек на буфет, я их не тратил. Голодал, но на накопленные деньги покупал новую пластинку.

— Вы больше слушатель или сами играете?

— Раньше играл.

— На гитаре?

— На всем.

— Музыкальная школа?

— Музыкальная школа, играл на всем. Но когда выступал, то на барабанах.

— У вас была своя группа?

— Да, в студенчестве. То, что я играл на барабанах, — просто игра, хотел реализовать себя, находиться в этой музыке. Первостепенно то, что я слушаю.

Если только захотеть

Неуемный интерес ученого к прошлому и кропотливый многолетний труд над созданием материалов будущего органично друг друга дополняют и сочетаются в нем настоящем. Кстати, разработкой и дизайном сайта Бичуров занимается сам. Когда появилась задумка и желание, просто нашел нужную литературу и прочитал, как все это создается. У меня в руках набор открыток «СамГТУ: Прошлое и настоящее». На нем надпись: «Идея, проект, монтаж, дизайн — Бичуров Г.В.».

— Георгий Владимирович, на открытках принято писать пожелания. Что бы вы пожелали коллегам-ученым, которые трудятся в сфере высоких технологий?  

— Новых открытий. Получения от экспериментов именно тех результатов, которых они ждут. Нанотехнологии, по-моему, прежде всего, должны решить проблему болезней, и они это могут сделать. Это онкология, это сахарный диабет — все возможно, чтобы облегчить страдания людей при каких-то заболеваниях. С керамикой подождем, ракеты и так летают. Конечно, лучше иметь керамический двигатель, мы бы и больше грузов перевозили на орбиту, и быстрей бы на Марс слетали. Но главное в нанотехнологиях — это проблемы, которые волнуют всех людей. Хотя я не медик и, по идее, должен защищать интересы техников. Технику делают люди, а людям нужно здоровье.

Олеся Сальникова




    Реклама



    Реклама