Приобрести месячную подписку всего за 290 рублей

Федор Гречников: «Спасти страну может только наука»

Ксения Артемьева «Русский репортер» 2014
Юлиана Науменко

Как инноватору выжить в провинциальном городе, не «перегореть» и добиться своего.

Кто они — люди, которые делают науку? Кому мы обязаны передовыми технологиями? Каким они видят наше будущее? За ответами на эти вопросы мы отправились в Самарский государственный аэрокосмический университет. Здесь более 30 лет преподает один из ведущих специалистов страны в области металлофизики, материаловедения и технологии конструкционных материалов член-корреспондент РАН Федор Васильевич Гречников.

Тут все серьезно

На входе суровый охранник долго рассматривает мое удостоверение и не хочет пропускать внутрь.

С ноткой гордости в голосе говорит: 

— Это вам не просто вуз, тут национально-исследовательский университет, тут все серьезно. Вдруг вы шпионы. 

Наконец, заходим в нужный кабинет. Академик Гречников спешно готовится к встрече — убирает со стола рабочие бумаги, поправляет галстук и немного нервничает перед началом интервью. Он выглядит как и положено ученому: серьезный вид, галстук, на лацкане пиджака значок с профилем Михаила Ломоносова.

— Я интервью нечасто давал в своей жизни, но давайте попробуем.

В научном портфеле Федора Васильевича более 350 статей, авторских свидетельств на изобретения и патентов. Большую часть своей жизни он занимается обработкой металлов. Основные направления — прокатка и формообразование конструкционных материалов. Его деятельность — это попытка изменить взгляд на уже сложившийся процесс. Инновационные проекты Гречникова используются в крупнейших промышленных отраслях — космическом проектировании, самолето- и машиностроении.

— Ресурсная база инноваций — это новые знания, новые научные исследования, новые результаты. У нас пока идут только заклинания об инновациях, но сколько заклинания не говори, инновации не появятся, — сетует ученый.

Виной тому пресловутая «утечка мозгов». Страна практически растеряла талантливых инноваторов. Центростремительный поток идет и он объективен, все стремятся покинуть свою область и выйти на столичный уровень, а кто в столице многого добился, стремится уехать за рубеж.

— Это печально, потому что люди, которые здесь учились, получили образование, набрались опыта, а все бросили и уехали, — возмущается Гречников.

Если раньше ученые говорили о соперничестве между странами, то теперь «поле боя» переместилось в регионы. Каждая область стремится обойти соседа и привлечь новых инвесторов. Возникает закономерный вопрос: не получается ли так, что лучшие умы страны сосредоточены лишь на «междоусобных войнах»?  

Один из важных векторов развития инноваций — ориентация на мировой рынок. Лучшие ученые страны пытаются продвинуть российские разработки за рубежом, и некоторым это вполне удается. Федор Васильевич презентовал собственные разработки в США, Японии, Финляндии, Англии, Франции, Германии. Сейчас кафедра, которую возглавляет Гречников, сотрудничает с ведущими научными центрами России: ИМЕТ им. А.А. Байкова РАН; научным центром ВИАМ; техническим университетом в Хельсинки (Финляндия), техническим университетом Клаусталя (Германия) и это далеко неполный список.  

Научно-технический центр крупной американской компании «Alcoa» является заказчиком ряда работ, в которых заняты ученые СГАУ. Среди них технология формовки алюминиевой баночной продукции методами магнитно-импульсной обработки. Именно профессору Гречникову привычная в быту алюминиевая банка обязана своим массовым распространением в России, став такой «тонкой и изысканной». Коллектив ученых СГАУ и СМЗ создали уникальную технологию прокатки тончайшей высокопрочной ленты, способной глубокому формообразованию. Работа была удостоена Государственной премии в 2004 г.

— А нашумевшие санкции как-то отразились на развитии инноваций в нашей стране? 

Федор Васильевич задумчиво смотрит в одну точку, словно подбирает политически правильные слова: 

— Пока нас санкции не особо коснулись и уже заказанное оборудование поставляется. Хотя, конечно зависимость приборной базы колоссальная.

Гречников рассказывает о характере российских инноваторов. Амбициозные, привыкшие все делать своими руками, они часто действуют по принципу «все или ничего». Полюбить — так королеву, проиграть — так миллион. Амбиции и нацеленность разработок на коммерческий успех — принципиальное условие для получения финансирования и повышения конкурентоспособности. В нашей стране по-другому и не получится. Под лежачего инноватора — бюджет не течет.

— За рубежом важны индексы цитируемости, публикационная активность статей. Они пишут, пишут, а у нас другая практика — создать, внедрить, а уж напишем потом.

Между собой коллеги часто называют Федора Васильевича «заводским профессором», потому что он много времени проводит на заводах. Поэтому и кафедра обработки металлов давлением тесно работает с ведущими производствами Самарской области.

Физик и лирик

— Почему молодые люди в России по-прежнему идут в науку?

— В любом деле главное мотивация. Молодые стремятся познать что-то новое. Открыть неизведанное хочется. Деньги их не мотивируют, в науке ведь никогда много не платили.

Есть еще одна проблема, с которой сталкивается наука: обыватель совершенно не понимает, кто такой инноватор. Сумасшедший профессор? Номинант на Нобелевскую премию? Преподаватель в вузе?

По мнению Федора Васильевича, молодым специалистам, которым еще только предстоит сделать первые открытия, очень нужно, чтобы профессия ученого стала более престижной. А еще для успеха нужно быть немного влюбленным в свою профессию.

— Мы читали о Ломоносове, Королеве, Лобачевском, воспитывались на циклах журналов «Жизнь замечательных людей», — с ностальгией говорит Гречников.

Когда-то, начитавшись таких журналов, простой парень из села Новое Подлесное (прим. Куйбышевская область) и сам захотел стать великим ученым. Старшему поколению на тот момент хватало романтизма. В науку шли, чтобы изменить мир. Сейчас же, чтобы заинтересовать молодежь, одного романтизма маловато. Нужно создавать комфортные условия работы, и речь здесь идет не только о зарплате. Помимо финансового вопроса, молодым инноваторам необходимы качественное и современное оборудование, стажировки за рубежом, возможность внедрения собственных разработок в производство.

— Молодежь хочет идти в науку. А куда? В университет? Тут есть так называемая «вузовская наука» — в свободное время от преподавания, — вздыхает профессор.

В научном сообществе высоко ценится педагогическая работа. Право читать лекции в престижном учебном заведении — бесспорное признание уровня инноватора, однако у Гречникова на этот счет своя точка зрения.

— Многие инноваторы добиваются успехов, совмещая науку и преподавательскую деятельность, — говорит Федор Васильевич. К сожалению, или к счастью — это данность. Такое положение дел в нашей стране существует уже много лет. И иного выхода пока не предвидится.

Современная наука нуждается в молодых специалистах, вот и вынуждены кандидаты, профессоры и академики в вузах растить «племя младое». В итоге большую часть времени они занимаются далеко не инновациями: учебные планы, зачеты, экзамены — на эксперименты и научные открытия в итоге времени не остается. Профессор Гречников говорит о сложившейся ситуации с долей грусти: 

— Когда совмещают инновации и преподавание результаты тоже есть, но идти к ним приходится значительно дольше.

Правда, сам Гречников с успехом совмещает преподавательскую деятельность в СГАУ, является членом-корреспондентом РАН, председателем Самарского отделения нанотехнологического общества России — полный список занимаемых должностей едва умещается на одном листе блокнота. Просто такие люди, как он, не умеют жить иначе. Новая должность — не просто прибавка к зарплате, а реальная ответственность за будущее науки.

— В жизни ничего легко не дается, ко всему нужно прикладывать усилия. Труд в селе научил многому, в том числе и хорошей физической подготовке. В свое время даже стал чемпионом института по жиму штанги. Хорошо, что вовремя случился аппендицит, и я в науку ушел, — смеется он, — а если бы не наука точно стал бы великим спортсменом.

— А не бывает у вас синдрома эмоционального выгорания? Может быть хочется бросить, быть супергероем и просто отдохнуть в кругу родных и близких?

— В науке рабочий день не заканчивается. Я в выходные доделываю то, что не успел за неделю, а в отпуске — то, что не успел за год.

По широкой улыбке становится понятно, Гречников не жалуется, а даже чуточку бравирует. 

— Семья смирилась с таким ритмом жизни?

— Я везде успеваю, — улыбается он, — Семья — это главное. Так и кручусь, работа — дом. Что-то мы с вами заговорились. Пойдемте еще, лаборатории посмотрим.

Все самое необходимое

На выходе из кабинета нас встречает высокий молодой человек.

— Вы пока идите с Ярославом, а я догоню, — говорит Федор Васильевич, параллельно набирая чей-то номер на мобильном. — Это наш инженер, он у нас молодой кандидат наук и вообще отличный парень. — Отличный парень смущенно улыбается.

По длинным университетским коридорам спускаемся в «святая святых» кафедры обработки металлов давлением — научно-исследовательскую лабораторию.

— А какой Федор Васильевич руководитель?

— Требовательный. Но самое главное, что умеет зажигать интерес в людях, чтобы все не из-под палки делали, а по своему желанию. У него очень много учеников, и все ценят Гречникова как большого профессионала, — уверенно отвечает Ярослав.

Коридоры университета больше похожи на лабиринт минотавра. Наконец-то пришли. НИЛ-37 — она же научно-исследовательская лаборатория пластического деформирования специальных материалов.

Инженер Ярослав подходит к большому аппарату и кладет в центр небольшую металлическую пластинку. Раздается шум и треск. Буквально через мгновение на моих глазах пластина становится длиннее и тоньше.

Чувствую себя, как в музее. Смотреть можно — трогать нет. Осторожно спрашиваю: «Фотографировать можно?»

— Конечно. Мы своим оборудованием гордимся. Одна из лучших исследовательских лабораторий. Здесь все самое необходимое.

«Все самое необходимое» — это гидравлические и кривошипные прессы, волочильный стан, горизонтальный и гидравлический прессы, уникальный ролико-прокатный стан, испытательные машины, микроскопы. Такое оборудование позволяет ученым, инженерам и студентам отрабатывать технологические процессы как в условиях, близких к промышленным, так и на учебных моделях.

Создание в КуАИ-СГАУ научно-исследовательской лаборатории по металлофизике и прокатки для Самарского металлургического завода — детище Гречникова. Научная школа под его руководством дважды удостаивалась гранта Президента Российской Федерации, а так же гранта американского фонда гражданских исследований CRDF.

Работать, работать, работать

В будущее инноваторы из СГАУ смотрят с оптимизмом. Сейчас профессор Гречников и его команда работают над созданием перспективных композиционных материалов для космической техники. Есть идея создать «умный композит» — если между слоями металла в органопластике проложить оптоволокно, получится «умный сэндвич».

Идея разработки довольно проста и логична: если возникает напряжение, материал сам подает сигнал в кабину пилота, предупреждая о возможном разрушении детали. Применение такой технологии позволит создавать комплектующие детали в несколько раз прочнее современных.

Когда профессор Гречников говорит о будущем российской науки на его лице сияет улыбка — он верит, что все изменится.

— Чтобы чего-то достичь, наукой нужно заниматься изо дня в день много лет. Приходить и работать, работать, работать, как это делали классики науки.

Главное в чем убежден Гречников — любой застой можно преодолеть, нужны лишь время, условия и усилия.

— Если есть в стране наука — есть страна, если нет науки, то и страны как таковой нет — есть может быть, территория, рабочая сила, но спасти страну может только наука.

Как показывает практика, даже безнадежные, казалось бы, идеи при умелом подходе и упорстве дают результат. Одно но: на государство надейся, а сам не плошай. Остается лишь один вопрос: есть ли в России хотя бы сотня ученых, которые мыслят так же?

Ксения Артемьева 

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама



    Эра центрально-азиатского газа

    Китай превратился в быстрорастущий рынок для импортного газа. Первый трансграничный газопровод проложен сюда из Туркменистана. Однако, спрос возрастает и открывает новые возможности для развития газотранспортной системы Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана

    Рынок пенсионных фондов идёт по пути укрупнения

    В пенсионном секторе крупные частные игроки, объединившись, смогут повысить основные бизнес-показатели и построить более устойчивую модель


    Реклама