Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Инвестиционные невозможности первого рода

«Expert Online» 2015

Постоянно упоминаю в своих заметках на сайте «Эксперта», в Сети и везде, где только получается, что главная трудность с инвестциями в отечественную экономику – вовсе не нехватка капиталов и кредитов, но острый недостаток мест для вложения капиталов. И постоянно встречаю непонимание, иной раз вплоть до резких выражений в свою сторону. Похоже, большинство соотечественников просто не отдают себе отчёт, о чём речь. (Опасаюсь, точно ли отдают себе такой отчёт члены правительства с экономическими академиками?). И то сказать, по всей стране раздаётся непрерывный стон множества соискателей инвестиций – «нет денег». Как это совмещается с утверждением об отсутствии инвестиционных возможностей?

Для начала – свидетельство самой жизни. Последние несколько лет отток капиталов из России измерялся многими десятками миллиардов долларов.  Вот цифры с сайта Центрального банка России: 2008 - 133,6;  2009 - 57,5;   2010 - 30,8;  2011 - 81,4; 2012 - 53,9; 2013 - 61,6; 2014 - 153,0; январь-сентябрь 2015  (оценка)-  45,0.  За без малого восемь лет – 616,8 миллиардов долларов, или 20 триллионов рублей (по курсу до декабря 2104 года): столько же было выделено на оборонку на семь лет!  Зачем бы выводить деньги из страны, когда им находится прибыльное применение в ней самой?

Да, возможно, часть денег выводилась, потому что они были «нечистыми» - связанными со взятками, откатами или уклонением от налогов. Но речь о чистом вывозе капитала – то есть вывозе за вычетом ввоза. А всем прекрасно известно, что значительная часть с виду иностранных инвестиций – это «отмытые» за границами русские же деньги. Так что довод о происхождении капиталов утрачивает силу: иначе все отмытые капиталы возвращались бы в обличье иностранных (да и действительно иностранные текли бы полноводной рекой). Можно утверждать, что подавляющая часть вывезенных капиталов не вернулась именно из-за отсутствия возможностей их прибыльного приложения дома. Иными словами, направление движения капитала через границу как раз и свидетельствует об остром  недостатке инвестиционных возможностей в стране.

Теперь поглядим на дело на действительном, жизненном примере. Не на макроуровне разных «общих условий экономического развития», в том числе и пресловутого «делового климата», но на уровне отдельного инвестиционного проекта.

В одной из социальных сетей моё утверждение об отсутствии инвестиционных возможностей было на днях оспорено не только на словах, но и деятельным образом: оспаривающий прислал мне предложение произвести вложения в производство нового запатентованного строительного материала. Не стану называть имен, как и вдаваться в подробности этого именно предложения: дело не в отличительных особенностях, но в том, что подобными предложениями переполнены все инвестиционные фонды и банки (далее и инвесторов, и кредиторов именую инвесторами). Это вполне  типичное предложение – и каждый владелец такой разработки воображает, что она представляет собой инвестиционную возможность. Так же полагают многие, сделавшие разработки в большинстве других отраслей. А уж если удалось получить патент, и сам чёрт такому счастливцу не брат.

Что подобного рода «инвестиционных проектов» существует множество, вашему покорному слуге превосходно известно из личного ежедневного опыта: видел за двадцать один год в проектном финансировании и пять с лишком - в private equity и венчурных инвестициях многие десятки такого рода предложений. Известно и то, что владельцы подобных проектов годами не могут сыскать инвестора или кредитора, и очень сердятся, когда говорят, что капиталов полно, а нет именно инвестиционных возможностей: нет именно денег, уверены они, ведь вот же у них на руках такая прекрасная разработка… (а то и просто предпринимательский замысел).

Беда в том, что владельцы таких инвестиционных предложений, как и вообще люди, профессионально далёкие от области капитальных вложений, в выражение «инвестиционная возможность» вкладывают совершенно не тот смысл, что профессиональный инвестор. Точнее, сам смысл, в общем виде, близок, но способность трезво оценить выгоды для себя, как и для инвестора, у них отсутствует, за неимением опыта. Не понимают профаны и того, какой срок окупаемости и уровень доходности действительно инвестиционно привлекательны: сильно переоценивают первый и весьма недооценивают вторую, по сравнению с действительностью, в которой живут инвесторы и экономика в целом.

Обычно разработка нового строительного материала направлена на улучшение свойств – чаще всего, теплоизоляции -  бетонов, кирпича, пеноблоков, бруса, ДВП и тому подобного. Разновидность - предложение производить какие-то стройматериалы из отходов, или иной способ удешевления. Всегда речь об улучшении либо об удешевлении, либо о том и другом одновременно. И в самом деле: материал для стен лучшего качества по выгодной (иной раз – очень выгодной, как представляется разработчику) цене: чем не прекрасная возможность? Инвестор, беги скорей за разработчиком, хватай его за полы пиджака, умоляй и предлагай ему лучшие условия инвестиций, пока он не ушёл к твоему конкуренту!

Но не бегут инвесторы за разработчиками, и даже заявки на инвестиции подобного рода не читают дальше места, где становится видно, что речь о производстве стройматериалов: немедленно отправляют в мусорную корзину. Отчего такое безразличие к возможности обогатиться, и такое неуважение к носителям проектов?

Инвесторы  видят тысячи предложений, подавляющее большинство которых похожи друг на друга как братья, отличаясь незначительными мелочами. Поэтому достаточно только уловить намёк на содержание, чтобы мгновенно сказать «нет». Не из отсутствия уважения, а потому, что вопрос инвестору давно и отлично известен. Многие же соискатели денег желают не только (иной раз думаю, и не столько) денег, сколько чтобы их полностью и уважительно выслушали. Ищут в инвесторах не так источник средств, как внимательного заинтересованного собеседника. Вроде психоаналитика – только бесплатного. И когда не получают возможности выговориться, обижаются. Хотя обижаться должен инвестор, что в очередной раз очередной бестолковый искатель денег (или сумасшедший изобретатель) желает потратить его время на бесполезные, выматывающие душу разговоры.

Что же не так с новыми или улучшеннами строительными материалами? (Повторю, это только пример: отраслей, непригодных для инвестирования/кредитования со стороны, много - подавляющее большинство). Всё так, кроме того, что заработать на них ни предпринимателю-разработчику, ни инвестору не удастся.

Во-первых, это давно сложившиеся отрасли с насыщенными рынками, причём рынками весьма конкурентными: барьер входа для новых игроков сравнительно невысок. На таких рынках доля прибыли в цене товаров невелика, а возможности для создания сети однотипных предприятий, что является наилучшим способом повышения капитализации, отсутствуют: для этого необходим растущий как катящийся ком влажного снега спрос.

Во-вторых, на таких рынках крайне сложно убедить покупателя даже просто попробовать новый товар: необходимы значительные и продолжительные вложения в рекламу, без гарантии успеха и задолго до появления ощутимых доходов от продаж. Разработчику преимущества его кирпича или бетона представляются безусловными – однако и строительные компании, и частные застройщики предпочитают изделия, проверенные временем. Представьте:  вы купились на рекламу, построили дом – а через пять лет новейший материал стен начал расползаться от влаги … Необходимости и размера расходов на рекламу разработчик не понимает, в себестоимость не закладывает, из будущей прибыли не вычитает – чем сильно завышает оценку собственной выгоды.

В таких случаях ни двадцать или сорок процентов теплопроводности, ни даже пятьдесят процентов цены (это многовато, но предположим) не представляются покупателю стоящими риска. 

Посмотрим на экономию. Казалось бы, те же 50% цены от стенового материала – очень хорошо? Очень, да не очень: обычно фундамент и стены составляют примерно 25% от стоимости строения, остальное – начинка и отделка. Так что удешевление на круг получится всего 12,5%. Тоже неплохо – но уже далеко не в два раза лучше.  Обычно же предлагают удешевление на 10-20%, полагая, что и этим заманят покупателя. И экономия на весь дом получается от 2,5% до 5%.  Против, повторю, риска, что новый материал не прослужит достаточно долго, не проявит обещанных свойств, обнаружит какие-то пока неизвестные недостатки.

Оценивая неизвестность по качеству против денежного выигрыша, особого желания приобрести новый материал покупатель не испытывает.

Если же новый материал требует изменений в технологии строительства – то есть дополнительных инвестиций со стороны строительных компаний-покупателей, о возможности продажи им надо забыть навсегда. Об этом не задумыыаются, как и о рекламе, и прочих важных вещах: техническом обслуживании (если речь о технике), страховании ответственности производителя, и тому подобном.

Далее, разработчики, ищущие инвесторов, почти никогда не имеют образования и опыта технологов: их расчёты себестоимости  обычно не основаны на доскональном знании производства. Шансы, что в производстве новинка окажется ощутимо дороже предполагавшегося, всегда много выше, чем что расчёты на дешевизну оправдаются. Почему не имеют такого опыта? Потому что, когда бы имели, трезво оценивали бы сложности своего проекта, и не ввязывались бы в него с самого начала.

Добавим также сюда, что в 99% случаев разработчики новых стройматериалов не имеют опыта продаж чего бы то ни было. По такой же причине: если бы у них этот опыт был, они и не взялись бы за разработку недостаточно привлекательного для рынка изделия (как ни прекрасна разработка с научно-тенической стороны).

Не располагают они и собственным капиталом в размере  хотя бы 30% от потребных инвестиций.

Вот этот пункт – о том, что от соискателя инвестиций инвесторы требуют вложить значительную часть собственных денег – особенно сложен для понимания сторонним наблюдателем. Спрашивается, зачем инвестор требует от разработчика  вложения собственного капитала? Не издёвка ли это: откуда взять капиталы даже лучшему «технарю»? Да и стал ли бы он заморачиваться этим торгашевским делом, предпринимательством, когда имел бы вдоволь денег на прожитье, а то и на разработки?

Наличие  значительного собственного капитала - свидетельство, что человек уже получил успешный деловой опыт, сопоставимый с тем, какой необходим для осуществления его инвестиционного предложения в роли предпринимателя. Если же соответствующего капитала/опыта не имеется, деньги инвестора непременно пропадут.

Однако не в одном опыте дело. Готовность рисковать собственными значительными средствами, сопоставимыми с вложениями инвестора, уравнивает соискателя инвестиций с инвестором по профилю риска. Страхует инвестора от того, что соискатель пожелает «соскочить», как только дела пойдут хуже, чем он обещал изначально.

Увы, подобное случается сплошь и кряду в чисто венчурных инвестициях, где разработчики, как правило, ничего не вкладывают, кроме своего времени, умений, и сил  (например, в IT). Зачем долго и утомительно бороться за возврат денег инвестору в проекте, который «не пошёл», когда можно начать новое дело, и привлечь новые инвестиции? Это то самое, чего инвесторы боятся, как огня. Потому что у них нет в запасе людей, которых можно было бы поставить на место подлецов-предателей, наобещавших с три короба, не сдержавших обещаний, и убегающих с тонущего корабля в лучшее, для себя самих, будущее, оставляя инвестора с убытками.

Наконец, очень важно, чтобы заработная плата, которую соискатель будет получать в проекте как его руководитель, не была для него сколько-нибудь привлекательной. Чтобы она ни в малой мере не мотивировала его на поиск инвестиций и создание предприятия. Из опыта известно, что многие скромно зарабатывающие люди готовы рискнуть значительными чужими средствами просто ради хорошей зарплаты в проекте. Обидно подобное произносить вслух, но доверять бедняку, готовому ради одной только зарплаты на многое, инвестор не имеет права. На инвестиции может рассчитывать только человек, давно сам решивший свои денежные вопросы.

Спросят, как же появляются новые стройматериалы? И что делать разработчику, создавшему действительно стоящий стройматериал (подставьте любую другую старую отрасль)? Разработчику надо искать возможность продать свою технологию (патент или know how) известным на рынке производителям. А новые материалы обычно такими старыми, заслуженными компаниями, с именем, отлаженным продвижением товаров и развитой сбытовой сетью, и выводятся на рынок. После в сто раз более тщательной проработки технологии и продвижения к покупателю, чем представлены в бродящих по рынкам сотнях и тысячах бизнес-планов разработчиков – новичков в мире препринимательства и инвестиций.

Итак, отрасль старая, рынок перенасыщен разнообразными товарами, конкуренция сильна, маржа невелика. Привлекательность каждого нового товара и вероятность его рыночного успеха низкая. Владелец проекта не имеет опыта отладки технологий, и не способен верно оценить затраты (сильно недооценивает). Не имеет опыта продаж: не знает и не понимает рынка. Не видит и не учитывает огромных расходов на рекламу. Верит, что несколько лучшие потребительские свойства (не доказанные многими годами эксплуатации, но только предполагаемые) и некоторое снижение цены, против конкурентов (скорее всего, невозможное,  ожидаемое исключительно из-за недооценки производственных расходов и затрат на продвижение) окажется достаточно, чтобы завоевать рынок, полностью загрузить производство, и заработать большие деньги. Не понимает, почему недостаток у него собственных ощутимых капиталов является препятствием для предоставления инвестиций, а отстутствие у него опыта руководства предприятиями не позволяет сделать на него ставку как на предпринимателя-генерального директора.  

Не знает, не видит, не понимает, не умеет – но очень хочет получать хорошую зарплату (плюс обязательно 51% в капитале предприятия), и по-детски сердится на всякого, кто не то, что рискнёт открыть ему глаза на истинное положение вещей, но просто откажется встречаться с ним и вести пустые разговоры.

И так полнится русская земля (впрочем, и всякая иная) инвестиционными невозможностями первого рода.

О том, почему иной раз бессмысленно поощрять инвестиции в расширение производства уже существующих предприятий понижением  ставки процента, как давно предлагают экономические академики  (инвестиционная невозможность второго рода) – в другой раз.


Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама