Москва, 29.09.2016


Прибыль забери себе, убыток раздели с другом

«Expert Online» 21 jan 2016

«Валютные заемщики приковали себя наручниками в офисе «ДельтаКредита»» - сообщает нам Сеть. «Собравшиеся заемщики скандируют: «Требуем справедливой реструктуризации». Звучит красиво, но каков экономический смысл такого требования? - Вот какой: “заемщики согласны принять на себя не более 30% валютного риска и требуют пересчитать остаток долга по курсу на дату договора плюс 30%, либо согласны на перевод по текущему курсу в рубли после списания 60% ссудной задолженности. Также в заявлении заемщики предупреждают банк «о приостановке платежей до момента выработки справедливых условий рефинансирования с разделением валютного риска с банком».

Имеется и другая новость, с виду далёкая от первой, но на самом деле неразрывно с ней связанная: «Банк «Экспресс-Волга» принудительно закрывает валютные вклады”. Причина? «Сейчас сложно разместить средства в валюте,— говорит Анатолий Аксаков.— Никто не хочет брать кредиты в валюте, …поскольку курс рубля падает. …боятся, что придется платить не только проценты по кредиту, но и покрывать разницу в курсе, если валюта еще вырастет по отношению к рублю».  

Таким образом, экономическая суть требований валютных заёмщиков проста: они хотят, чтобы их убытки, возникающие из-за роста курса валют к рублю и, одновременно, двукратного (на примере Москвы)  за год снижения рыночной стоимости квартир, были разделены с ними кем-то ещё: то ли всеми согражданами-налогоплательщиками (если требуют помощи у казны), то ли валютными вкладчиками банков (если предъявляют -  требования к банкам). К вкладчикам - потому что банки выдают валютные кредиты из средств, поступающих на валютные вклады: собственный капитал банков выражен в рублях, и так же уменьшается, по отношению к валютам, как и рублёвые доходы валютных заёмщиков. Поэтому капитал банка не может быть источником компенсации валютных убытков его заёмщиков.

Следим за руками: банк не является конечным владельцем средств, выданных валютным заёмщикам. Он – лишь посредник, который зарабатывает на разнице ставок по вкладам и кредитам – и зарабатывает очень немного. Хорошо, если чистая прибыльность банка оказывается близка к 5%, а сейчас она едва достигает 2% годовых.  Это означает, что потерявшие свои средства (а то и квартиры) на валютных займах лица требуют от людей более осторожных просто напросто поделиться с ними деньгами. Не более – но и не менее. Хотя, по видимости, они взывают к “нажившимся” на их кредитах банкирам. Но видимость здесь вовсе не совпадает с сущностью.

Возражают, что валютные средства многие банки брали в кредит на Западе, и потом размещали в ипотечные кредиты. Да, и такое было. Но разве это отличается чем-то от валютных вкладов? Ведь западные банки также получают средства от вкладчиков, а не печатают деньги. Или можно иностранцам долги не отдавать?

Разумеется, наш сердобольный народ склонен сочувствовать пострадавшим: как же, люди лишаются квартир, да ещё за ними остаются долги!  Однако ответа на вопрос, кто именно должен заплатить этим людям, не дают – да и сам вопрос повисает в воздухе.

Дело затемняется тем, что речь идёт об ипотеке. Покупка квартиры в глазах общественности являтся делом чуть не святым: “решением жилищного вопроса”. Между тем, на самом деле, покупка квартиры ничем не отличается от покупки акций. И это очень легко показать: давайте предположим, что имеет место тенденция к долгосрочному понижению цен на квартиры, а не к повышению, как оно было с 1998 года по 2013-й. Стал бы кто-то покупать квартиру, вместо аренды, понимая, что через пять и десять лет цена значительно снизиться? И – усилим довод! – стал ли бы кто это делать за счёт ипотечного кредита? Рублёвого? Валютного? 

Совершенно очевидно, что покупатели квартир в кредит рассчитывали именно на рост цен недвижимости. Иначе дешевле квартиру арендовать. Но покупка с расчётом на рост цены – это обычная спекуляция, игра на повышение. Что именно покупается, совсем не важно!  

Возражают, что люди не понимали валютного риска. Довод, прямо сказать, удивительный: тогда надо идти в суд, и просить установить над собой опеку, ограничив дееспособность. Если человек имеет смелость принимать участие в выборах, скажем, то и за прочие свои действия должен отвечать сам. Но более важное иное:  в США в 2008 году на рынок было выброшено  28 миллионов объектов недвижимости (преимущественно домов), которые банки были вынуждены отобрать у ипотечных заёмщиков, не способных обслуживать кредиты – и все наши газеты были полны статей об этом. Подробно объяснялось, что американцы обманулись долгим повышением цен недвижимости, и брали кредиты больше, чем могли выплатить, в расчёте на рост цен и рефинансирование кредитов.

Читали ли наши ипотечные заёмщики эти статьи? Примеряли ли к себе подобный риск? Возможно, и нет. Как, предположу, не размышляли они и о риске обесценения рубля – хотя и это вещь совсем не сложная, и уже случавшаяся на нашей общей памяти, и в 1998-м году, и в 2008-09-м. И это при том, что доходы имели в валюте. Однако, господа, чья же это ответственность?

Прекрасно помню, как господин из сидевшей рядом с нами компании пришёл ко мне в августе 1998 года с просьбой помочь выручить его вклад из “Российского кредита” (он правильно предполагал, что я могу знать там людей в руководстве). Вклад, который он сделал в июле (!) того же года. Ему, как он сказал, “посоветовали” это сделать. На вопрос, почему он не обратится за помощью к тем, кто посоветовал, или почему он не пришёл ко мне месяцем ранее за советом, делать ли вклад,  никакого ответа у него не нашлось. А ведь был взрослый мужчина под пятьдесят лет!

Многие валютные заёмщики говорят теперь, что у них не было выбора: банки не предлагали ипотеку в рублях, и можно было занять только в валюте. Но ведь это полное враньё: у них был выбор вовсе не брать кредита и не покупать квартиры. Но им очень хотелось поучаствовать в празднике роста цен на недвижимость – вот и вся недолга.  Жадность фраера сгубила!  И более того, всего 2% (ДВА ПРОЦЕНТА) ипотечных кредитов выданы в валюте – эту цифру назвала Набиуллина в январе 2015 года. И нам будут рассказывать, что в рублях не выдавали, навязывали валюту?

Ну и последний вопрос, на засыпку: предположим, всё сложилось удачно, и валютные ипотетчики благополучно стали бы владельцами значительно подорожавших  и в рублях, и в валюте квартир. Спрашивается, согласились ли бы они поделиться своей огромной выгодой от продажи квартир с банком или его валютными вкладчиками, на чьи деньги и приобрели недвижимость, на тех же условиях, на которых теперь требуют реструктурировать свои кредиты? (Скажем, 30% от прироста стоимости квартиры). И если не согласились бы, следует ли теперь им давать поблажку?

Или это у добрых людей справедливость такая: прибыль заберу себе, а убытки разделю с другом? 



Журнал «Эксперт» + подарок

Журнал Эксперт + Сертификаты на обучение в школе иностранных языков



    Реклама

    AdRiver
    26 октября 2016 года. Форум «Эксперт-400»

    «Драйверы экономического роста России в настоящее время»



    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    Сергей Фадеичев/фотохост-агентство ТАСС

    Глава Минэнерго Александр Новак заявил, что снижать добычу "искусственным способом" мы не будем. Естественным способом она тоже не снижается, несмотря на разные прогнозы, так что период дешевой нефти, очевидно, продолжается


    Инвестиции

    Год инвестиционной разморозки

    Как показывает динамика инвестиционного портфеля Южного федерального округа, экономика региона начинает выходить из второй волны кризиса. Если год назад, по результатам ежегодного исследования крупнейших инвестпроектов ЮФО, мы видели сокращение их объёма и количества, то теперь наблюдается рост даже по сравнению с 2014 годом

    Энергетика

    70% против 30%

    Что мешает запустить рыночные механизмы ценообразования в энергетике и чем вредна морковка для избранных

    Валерий Шарифулин/ТАСС

    Социальная политика

    Минтруд: плата за страх

    Вице-премьер Ольга Голодец "озвучила" сегодня в Совфеде разработку Минтруда по взиманию платежей в фонды социального страхования, прежде всего - за медицину с граждан, не имеющих официальной занятости. В том виде, в каком эта идея подается, она выглядит очень сырой и спорной, хотя в основе там есть элементы логики. Произносить такие слова в период экономического спада нужно весьма осторожно, еще осторожнее подходить к собственно законодательным инициативам, затрагивающим массу сложных ситуаций и несколько типов занятости в реальных условиях российского капитализма

    Zuma\TASS

    Специальный доклад

    Машиностроительный экспорт: победа по очкам

    Национальные сырьевые гиганты на изменение внешней конъюнктуры отреагировали стратегией сжатия бизнеса, средние компании усмотрели в этом возможности расширения. Машиностроительные компании, участвующие в рейтинге, резко нарастили экспорт