Политика
Москва, 10.12.2016


Меджлис столкнулся с непреклонностью

«Expert Online» 2016
Александр Рюмин/ТАСС

Пытались по-хорошему

Ни для кого не секрет, что в российском обществе сложилось очень непростое отношение к гражданским организациям, особенно занимающимся правозащитной деятельностью и получающим финансирование из-за рубежа. Их называют агентами влияния, обвиняют в работе на “американский обком” и британскую разведку, устраивают против них флешмобы. Иногда эти обвинения несправедливы, и даже контрпродуктивны, поскольку мешают процессу укрепления гражданского общества в России. Но в случае с так называемым Меджлисом крымскотатарского народа («так называемым» потому, что Меджлис - это в переводе означает «парламент», каковым не может считаться общественная организация) обвинения являются абсолютно оправданными.

Напомним, что в процессе присоединения Крыма, Россия готова была договариваться с руководством Меджлиса, и это была не просто готовность. Его почетный лидер Мустафа Джемилев 12 марта 2014 года летал в Москву на встречу с экс-президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым, в ходе которой имел продолжительный разговор по телефону с Владимиром Путиным. И в ходе их диалога российский президент гарантировал своему собеседнику соблюдение прав и интересов как крымско-татарского народа, так и руководства Меджлиса (которое активно обогащалось за счет собственного народа). В обмен он просил лояльного отношения Джемилева и его соратников к результатам предстоявшего в те дни референдума о статусе Крыма.

Однако руководство Меджлиса в итоге отказалось принять условия Путина. Кто-то боялся за свои активы на Украине, кто-то рассчитывал серьезно заработать на волне сопротивления Кремлю (особенно после выпадения доходов от афер с землей - было очевидно, что Кремль, в отличие от Банковой улицы в Киеве, будет наводить в Крыму порядок). В результате Меджлис перешел в оппозицию Кремлю.

Чей Меджлис?

И ладно бы речь шла о конструктивной идейной оппозиции: Меджлис стал заниматься банальным саботажем интересов крымских татар. Дело даже не в том, что организация фактически проигнорировала ряд мер Москвы, направленных на защиту прав крымско-татарского народа и его культуры. Дело в том, что Меджлис крымско-татарского народа перешел к акциям, направленным в том числе и против этого народа. В частности, устраивал продовольственную и энергетическую блокаду Крыма, от которых страдало все население полуострова.  «Меджлис в свое время хвалился тем, что его борьба в советские времена была ненасильственной. А теперь участники блокады Крыма стали демонстрировать и анонсировать обратное», - говорит Сергей Степанов, главный редактор издания «Политнавигатор», специализирующегося на новостях Украины и Крыма.

Помимо деструктивных действий против полуострова в интересах Украины, Меджлис активно обслуживал задачи другого нынешнего противника России - эрдогановской Турции. Не секрет, что Мустафу Джемилева, Рефата Чубарова, Ленура Ислямова и других высокопоставленных членов Меджлиса связывают с Турцией не только исторические, но и финансовые моменты.  «В Турции действуют несколько организаций, занимающихся поддержкой крымских татар. До воссоединения Крыма с Россией они поддерживали переселение “крымских турок” из Турции в Крым, помогали им со строительством мечетей и жилых домов. Сейчас их функции публично не раскрываются», - говорит тюрколог, директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии. Тем не менее, очевидно, что турецкие политики и журналисты безоговорочно поддерживают Меджлис. «Мустафа Джемилев в турецкой прессе называется “сын Крыма”. Таким образом создается некая аналогия с “отцом турок” - Ататюрком, - и Джемилев позиционируется как представитель всего крымско-татарского народа. Кроме того, когда турецкое руководство прилетает на Украину, они всегда встречаются с Меджлисом», - говорит Владимир Аватков. Ходят слухи, что Турция не ограничивается только политической поддержкой - она выделила серьезные средства под различные провокации в Крыму и вокруг него (причем сделано это было еще до инцидента с Су-24).

Пора ответить

Не удивительно, что к этой организации у российских властей сложилось очень негативное отношение. Москва пыталась нивелировать влияние Меджлиса через поддержку альтернативных ему крымско-татарских организаций, например «Милли Фирка» («Национальная партия»). Можно сказать, что все те организации, которые выступали за развитие крымско-татарского народа как одного из народов многонациональной Российской Федерации, получали господдержку и финансирование, а те, кто играл на разделение и провокации, их не получали. И эта политика имела определенный успех.

Финансирование правильных структур вкупе с достаточно эффективной работой Федерального агентства по делам национальностей привели к отсутствию в Крыму серьезных протестных выступлений со стороны крымских татар. Свою роль в этом успехе сыграл, конечно, и здравый смысл: крымские татары, которые настроены на развитие, видят позитив от присоединения полуострова к России. Перед ними открываются широкие возможности для развития бизнеса, прежде всего в туриндустрии.

Однако, по мнению некоторых политологов, настроенные на провокации группировки должны были не просто игнорироваться Москвой, но и нести ответственность за свои действия. Судя по всему, Кремль в конечном итоге пришел к аналогичному выводу, и решил не ограничиваться изгнанием лидеров Меджлиса из Крыма. Глава прокуратуры полуострова Наталья Поклонская подала заявление в Верховный суд Крыма с просьбой признать Меджлис экстремистской организацией и запретить его деятельность на территории РФ «в связи с осуществлением антигосударственной и противоправной деятельности его лидеров». «Крымско-татарский народ пишет мне, чтобы мы защитили их права от тех лже-лидеров так называемого Меджлиса, которые своими действиями нарушают их права путем энергетической и продовольственной блокады полуострова», - мотивировала она свои действия.

На первый взгляд, решение достаточно радикальное и несвоевременное. Россию и без того критикуют за якобы происходящие нарушения прав крымских татар, а запрет Меджлиса вообще будет позиционирован как поражение крымско-татарского населения в правах. Однако, с другой стороны, к необоснованной критике России не привыкать и от нее никуда не деться. Ради того, чтобы ее избежать, вряд ли стоит терпеть деструктивный Меджлис, который своей безнаказанностью и экстремизмом не только бросает вызов Кремлю, но и создает прецедент. Ведь другие антироссийские экстремистские структуры могут посчитать, что если они найдут влиятельных внешних спонсоров и завернутся в правозащитную обертку, Москва не рискнет их тронуть. Теперь уже, конечно, не посчитают.





    Реклама


    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    AP/TASS

    Инновационная политика

    От компаний ждут глобальности

    Складывается впечатление, что если где-то, как в Штатах, от глобализации уже устали, а азиатские тигры ею насытились, то у нас как раз только-только приготовились встретить ее лицом к лицу. Только в отличие от тех практик, которые навязывали промоутеры глобализации, мы вместе со все большим числом стран мира делаем упор на поддержку национальных растущих технологических компаний. Вместе с интеллектуальной собственностью, инвестициями и образованием это стало одной из тем обсуждений III Конгресса «Инновационная практика: наука плюс бизнес», собравшего в МГУ чиновников, представителей корпораций и среднего инновационного бизнеса и показавшего реальную тенденцию к возникновению союза этих сил ради инновационного развития