Политика

Москва, 29.08.2016


Запоздалая доктрина

«Expert Online» 11 mar 2016
Zuma\TASS

Барак Обама признал бесперспективность силового давления на Россию в украинском вопросе. Осталось теперь признать необходимость договариваться.

Путин - не игрок

На днях в американском журнале The Atlantic вышел большой текст под названием «Доктрина Обамы». На основании своих разговоров с президентом а также высокопоставленными представителями исполнительной и законодательной властей известный американский журналист Джеффри Голдберг попытался сформировать общую картину внешней политики США при 44-м президенте. В ней нашлось немного места и для России с Украиной.

Ни для кого не секрет, что одним из провалов внешней политики президента Обамы считают неподконтрольное США усиление России на международной арене, символом которого стало недавнее перемирие в Сирии, выработанное при помощи и на условиях Москвы. Сам американский президент с этим мнением не согласен - Обама считает, что Путин работает вместе с США в основном ради того, чтобы позиционировать Москву как равного американцам партнера, хотя таковым на деле не является. «Он же не глуп, он понимает, что российские позиции в мире серьезно ослабли. Его вторжение в Крым или поддержка Асада не превращают его в игрока международной арене, - говорит хозяин Белого дома. - Говорить о том, что Россия усилила свои позиции после того, как вторглась на Украину или ввела войска в Сирию - это значит не понимать значение мощи с точки зрения международных отношений и мира в целом. Мощь - это возможность получать то, что хочешь без применения насилия».

В последнем предложении он прав - мощь подразумевает не только и даже не столько военную силу, сколько возможности информационного, экономического, политического и даже идеологического давления. В совокупности они и должны приводить к реализации интересов государства - еще великий китайский мыслитель Сунь-Цзы говорил о том, что лучшей победой является срыв замыслов противника, затем срыв его союзов, затем военная победа и лишь потом осаждение крепостей (затяжной конфликт, чреватый истощением обеих сторон). Вот только в отличие от США, Россия не могла наполнить свою «мощь» значительным объемом экономического, идеологического и даже политического давления - у нее просто не было таких ресурсов. И проецирование этой мощи на Украину и Сирию возымело свои плоды.

Воевать было бесполезно

Во-первых, благодаря украинской и сирийской кампаниям Кремлю удалось добавить в свою «мощь» новые элементы несилового давления. Это решимость идти на применение силы ради реализации своих интересов и обеспечения мировой стабильности, а также готовность делать это цивилизованно, через компромиссы с США и ЕС.

Во-вторых, действия России в той же Сирии и Украине как раз и представляли из себя срыв замыслов, правда с небольшим применением насилия. Вмешавшись в сирийский конфликт, Россия не просто спасла Асада, но и не позволила реализоваться планам Саудовской Аравии и Турции по захвату Дамаска радикальными исламистами. Тем самым Кремль спас не только себя от большой войны (на Кавказе и в Средней Азии, куда террористы потянулись бы продолжать джихад), но еще и Израиль, Иран, Иорданию и сами Соединенные Штаты. На Украине же Путин не «пытался перехватить клиентское государство, которое выскальзывало из его рук», как  говорил Обама, а старался не допустить превращения украинского пространства в огромный антироссийский форпост Запада. И ему это отчасти удалось. Возвращение Крыма лишило этот форпост части стратегического значения, ситуация на Донбассе сделала невозможным включение Украины в НАТО, жесткая но при этом конструктивная позиция Москвы в украинском вопросе продемонстрировала, что Россия больше не намерена допускать игнорирование ее интересов на постсоветском пространстве.

В результате даже сам Обама признал бесперспективность перетягивания Украины в западный лагерь. По его словам, Украина является одним из ключевых интересов России и у Москвы всегда будет достаточно инструментов для воздействия на эту страну, и прежде всего военных. Как минимум до того, пока Украина вступит в НАТО (а она туда в обозримой перспективе не вступит, о чем ясно и четко заявил председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер).

Да, американский президент заявил - и тут он прав - что если бы США очень-очень хотели, они могли бы переломить ситуацию и выиграть у Путина на Украине. Например, через ввод войск на Украину (как, в принципе, и в Сирию). Однако Обама от такого варианта отказался (более того, как отметил Джеффри Голдберг, президента так достали постоянные просьбы того же Джона Керри ввести войска в Сирию, что он запретил любому кроме министра обороны предлагать ему такой вариант). По мнению Обамы, угроза военных действий в отношении России попросту бесперспективна. «Если кто-то в Вашингтоне считает, что мы должны были рассматривать вариант военных действий против России из-за ее действий в Крыму и в восточной Украине, они должны об этом прямо и четко сказать и понимать, что именно они предлагают. Сама мысль о том, что жесткая риторика или проведение военных операций в том районе каким-то образом повлияют на принимаемые Россией (или тем же Китаем) решений противоречат реальности, которая существовала последние 50 лет».

И теперь, когда Обама признал бесперспективность изменения российской политики на Украине через силу или угрозу силы, США должны начать неизбежный процесс выработки компромиссного с Москвой решения о будущем Украины. Вот только делать это, скорее всего, будет уже следующий президент.  


Журнал «Эксперт» подписка

Оформите подписку на закрытые материалы журнала «Эксперт» и читайте их в полном объеме на сайте




    Реклама

    AdRiver

    26 октября 2016 года. Форум «Эксперт-400»

    «Драйверы экономического роста России в настоящее время»



    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика

    ИТАР-ТАСС/Дмитрий Рогулин

    Ближний Восток

    Иран защитит свои ядерные объекты российскими ракетами С-300

    Стражи иранской революции развернули на заводе по обогащению урана «Фордо», расположенном в 150 км к югу от Тегерана, российские зенитно-ракетные комплексы С-300. Такую же защиту получат скоро и остальные ядерные объекты ИРИ

    ИТАР-ТАСС/ Григорий Сысоев

    В трех бритвах заблудились

    Более 80% мирового рынка бритвенных принадлежностей приходится на бренды Gillette и Wilkinson Sword, принадлежащих компаниям Procter&Gambel и Edgewell Personal Care соответственно. Unilever решил присоединиться к компании лидеров и они занервничали

    DPA/TASS

    Тучные годы немецкой провинции закончились

    Проблемы автоконцерна Volkswagen резко обозначили зависимость некоторых немецких регионов от состояния автомобильной отрасли Германии. Наибольший урон несут те регионы, где расположены крупные производства Volkswagen, так как налоговые отчисления автоконцерна являлись одной из основных статей их дохода

    ТАСС

    Национальная безопасность

    Банки проверят на боевую готовность

    Военные выясняют готовность федеральных органов исполнительной власти, в том числе Центробанка, и предприятий ОПК к работе в условиях военного времени. Аналитики отмечают новизну для нашего времени этого способа проверять готовность страны к войне, а также сложность и необычность для современной России задачи перевода экономики - рыночной - на военные рельсы