Экономика
Москва, 30.09.2016


Улюкаев: ставку пора снижать

«Expert Online» 21 mar 2016
Александр Астафьев/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

ЦБ оставил ключевую процентную ставку неизменной. Но даже в МЭР уже пришли к мнению, что ее пора снижать – для этого есть все условия.

В Минэкономразвития заговорили по-новому

18 марта совет директоров Банка России сохранил ключевую ставку на уровне 11% годовых. Она находится на таком уровне с 31 июля 2015 года. На заседании в январе в ЦБ указали, что не исключают и ужесточения денежно-кредитной политики в случае усиления инфляционных рисков. Тем не менее, эксперты и даже высшие чиновники уверены, что время облегчать денежно-кредитную политику давно настало.

Так, к примеру, высказался министр экономического развития Алексей Улюкаев в интервью на канале "Россия 1". Он считает, что снижение ставки принципиально не изменило бы ситуацию с потребительской активностью населения, но привело бы к росту его потребительских возможностей. "У нас действительно в середине прошлого года люди стали больше сберегать, меньше тратить… инфляция становится ниже, кредиты становятся доступнее, значит можно вкладываться в новые проекты. Все это в целом означает рост потребительских возможностей населения", - сказал он.

16 декабря 2014 года Банк России принял решение резко повысить ключевую ставку с 10,5 до 17% в качестве ответной меры на быстрое падение рубля. Данный шаг, считает Алексей Улюкаев, стал "отрезвляющим душем" для участников рынка, но эта экстремально высокая ставка уже исполнила функцию обеспечения финансовой стабильности, поэтому теперь есть возможности для ее снижения.

"Это такой отрезвляющий, холодный душ для участников рынка. С тех пор и до этого, и после этого процентная ставка была либо ниже инфляции, либо чуть-чуть выше. Но никогда не была с таким большим разрывом, как сегодня. Поэтому я глубоко убежден, что свои функции обеспечения финансовой стабильности экстремально высокая ставка успешно исполнила", - отметил министр. Сейчас, по его словам, нужно думать о соотношении между рисками по инфляции и рисками по экономическому росту.

В МЭР, в отличие от ЦБ, все-таки чувствуют свою ответственность за экономический рост. А поскольку его динамика неблагоприятна, пришло, видимо, время для давно назревших - нет, пока не решений, так как министерства не влияют напрямую на решения Центробанка - но, по крайней мере, для высказываний. К ним может прислушаться президент, а вот он на политику руководства Банка России повлиять в состоянии.

Процент был и должен быть ниже инфляции

Ключевую ставку на уровне 11% на фоне текущей инфляции на уровне 8% можно считать аномально высокой, полагает Александр Шустов, генеральный директор компании «Мани Фанни». Это, говорит эксперт, можно подтвердить, сверившись с историей: с января 2013 года ставка всегда (кроме декабря 2014) была ниже уровня инфляции. И это правильно с точки зрения стимулирования экономического роста, снижения стоимости кредитования для малого и среднего бизнеса, наполнения экономики страны ликвидностью.

По мнению Александра Шустова, регулятор слишком осторожен, сохраняя высокую ставку и объясняя это тем, что сначала нужно добиться устойчивого снижения цен. Между тем такая высокая ставка негативно сказывается на всех отраслях, начиная от потребительского кредитования, и заканчивая автомобильной и тяжелой промышленностями, где в результате недостатка ликвидности даже появляются бартерные сделки. В сфере недвижимости стало много бартера, это говорит о том, что экономике очень не хватает ликвидности. С учетом всех этих факторов эксперт считает, что на следующем заседании ставка все-таки будет снижена на 50 базисных пунктов.

Деньгами нужно развивать, а не угнетать экономику

Необходимость в снижении ставки назрела, уверен и директор департамента розничного бизнеса Росгосстрах Банка Андрей Борискин. ЦБ целится в инфляцию на уровне 4% по результатам 2017 года. Мы все прекрасно помним, что разгон инфляции произошел вслед за девальвацией, которая явилась следствием падением цен на нефть. А все потому, объясняет эксперт, что доходы от продажи сырья в бюджете составляют почти 50%. В результате глобально рост цен в рублях произошел за счет удорожания импортных товаров или комплектующих, покупаемых за иностранную валюту. А уровень импортного потребления в России крайне высок, есть отрасли, которые вообще полностью обеспечиваются импортными товарами.

Во многом это объясняется тем, что закупка импортных товаров обходилась просто дешевле до девальвации, чем производство собственных. Заместить их, как оказалось, не так просто, для этого нужна и материально техническая база, да и время. Другими словами, троекратное падение стоимости нефти, девальвация национальной валюты и наша зависимость от импорта повлекла за собой существенный рост цен на потребляемые товары и услуги. Безусловно, есть еще масса факторов, в том числе спекулятивного характера, но эти основные. 

В идеале, считает Андрей Борискин, для того чтобы экономика больше не провалилась в такую дыру еще раз, необходима ее диверсификация, то есть снятие зависимости от стоимости нефти, на которую мы повлиять не можем. Для этого необходимо развивать несырьевые отрасли экономики и наращивать их долю в бюджете страны, разумеется, не за счет снижения доходов от продажи сырья, а за счет увеличения доходов от других секторов российской экономики. Об этом все очень долго и упорно говорят, и, в целом, можно даже видеть, что доля сырьевых доходов за последние несколько лет в бюджете упала, но несущественно.

Российские банки в результате экономических санкций потеряли доступ к дешевым зарубежным деньгам, компании и предприятия крайне аккуратно кредитуются по текущей ставке внутри страны, покрывая текущую потребность в деньгах, и отказываются от долгосрочных проектов, рассказывает Андрей Борискин. В  итоге в большинстве российских компаний наблюдается оптимизация или снижение уровня дохода сотрудников. В результате девальвации реальные доходы россиян сократились, включился режим накопления и тотальной экономии, как результат, резко снизился потребительский спрос. И это, разумеется, еще более сказалось на доходах предприятий и организаций в виде стагнации рынков сбыта, приводя к еще более серьезному сокращению бизнеса.

Так возникает своего рода замкнутый круг. И, по мнению банкира, чтобы из него выйти, необходимы инвестиции и доступные кредитные средства.  Ключевая ставка на уровне 11% - это, тем не менее, довольно высокая ставка, при которой мы не можем говорить о развитии экономики. Безусловно, волатильность на нефтяном и валютном рынках может возобновиться – это риск, и его необходимо учитывать. Но вместе с тем  необходимо принимать стимулирующие экономику меры, одной из которых могло бы быть снижение ключевой ставки ЦБ, особенно в условиях отсутствия более дешевых денег из-за рубежа.

Благодаря этому компании и предприятия начнут больше использовать кредитные средства и возвращаться к некоторым долгосрочным проектам, потребительский спрос начет восстанавливаться, и мы выйдем из этого замкнутого круга. В целом, при снижении ключевой ставки потребительская активность может восстановиться достаточно быстро, в течение 1-1,5 лет с учетом того, что у населения довольно большие средства находятся на депозитах в банках, более 23 трлн в рублевом эквиваленте, чего не было никогда раньше.



Журнал «Эксперт» + подарок

Журнал Эксперт + Сертификаты на обучение в школе иностранных языков



    Реклама

    AdRiver
    26 октября 2016 года. Форум «Эксперт-400»

    «Драйверы экономического роста России в настоящее время»



    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

    В ситуации, когда государство не платит по госзаказам и забирает больше 14 рублей налогов и обязательных платежей с каждого рубля предпринимательской прибыли, а население сокращает расходы, дальнейшее повышение налогов не имеет смысла. Минфин публично признал это и пообещал не повышать налоги ближайшие три года


    ТАСС

    Специальный доклад

    Экспорт и техническая эффективность: есть ли связь?

    Результаты модельных расчетов говорят о наличии положительной взаимосвязи между статусом экспортера и технической эффективностью предприятий. Это, с одной стороны, является следствием обучения в процессе экспортной деятельности, а с другой — результатом самоотбора изначально эффективных предприятий, выходящих на экспортный рынок

    AP/TASS

    Нефть

    Нефти пообещали плюс $10

    Goldman Sachs прогнозирует рост цен на нефть на $10 в случае утверждения соглашения ОПЕК по сокращению добычи. Правда, уверенности в его исполнении нет, оговариваются аналитики

    Инвестиции

    Год инвестиционной разморозки

    Как показывает динамика инвестиционного портфеля Южного федерального округа, экономика региона начинает выходить из второй волны кризиса. Если год назад, по результатам ежегодного исследования крупнейших инвестпроектов ЮФО, мы видели сокращение их объёма и количества, то теперь наблюдается рост даже по сравнению с 2014 годом