Политика
Москва, 01.10.2016


Украина не Европа

«Expert Online» 2016
Александр Щербак/ТАСС

3 марта наступил день трезвости для украинского режима. Европейские и международные партнеры рассказали все, что они думают о политике властей Украины.

Своеобразным аперитивом стало принятое Брюсселем 2 марта решение о приостановки введения безвизового режима для украинских граждан - по словам еврочиновников, Киев не выполнил взятые на себя обязательства в вопросе борьбы с коррупцией. Основное же блюдо европейской кухни было подано на следующий день. «Украина, без сомнения, не сможет присоединиться к ЕС в ближайшие 20-25 лет, это же касается членства в НАТО», - заявил глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

Публичный отказ включать Украину в ЕС понятен - во-первых, отягощенная рядом внутренних проблем Европа в принципе намерена отказаться от расширения на среднесрочную перспективу, а, во-вторых, европейцы крайне негативно относятся к украинской кандидатуре. Напомним, что в Нидерландах должен пройти референдум относительно даже не членства Украины в ЕС, а ее евроассоциации, и на сегодняшний день жители страны намерены сказать «нет». Однако пассаж про НАТО выглядит куда интереснее и тревожнее для Киева. В отличие от ЕС, Альянс продолжает расширяться, и он не требует от поглощаемых стран аналога «Маастрихтских критериев» (ряда экономических показателей, необходимых для включения страны в Еврозону). Вступить туда Украине было бы куда легче, особенно с учетом ее готовности стать антироссийским форпостом и понести ради этого серьезные экономические убытки. Заявление же Юнкера говорит о том, что в Альянсе не хотят конфликтовать с Россией и не хотят получать нового проблемного члена - им вполне хватает непредсказуемого Эрдогана, который регулярно порывается поставить НАТО на грань войны с Россией.

Да, по сути ничего нового Европа не сказала - и раньше было понятно, что ни в ЕС, ни в НАТО нынешнюю Украину не ждут. Однако сам факт официального заявления об этом ставит Порошенко в очень неудобное положение. Президент использовал перспективу членства в европейских структурах как один из основных инструментов проталкивания нужных ему и Западу, но болезненных для украинского общества законопроектов. Населению объяснялось, что резкое повышение коммунальных платежей, разрыв экономических отношений с Россией, сокращение расходов на социальную сферу - все это делается ради светлого европейского «завтра». А когда это «завтра» превратилось в темное украинское, рычаг Порошенко потерял, приобретя вместо этого вопросы со стороны населения. И не исключено, что к этим вопросам присоединятся и заявления со стороны противников Порошенко, которые обвинят президента в срыве евроинтеграционных перспектив Украины.

Еще одна зрада пришла со стороны ООН. Во-первых, Мониторинговая миссия ООН по правам человека рекомендовала Украине признать документы, выданные жителям Донбасса и Крыма местными или российскими властями. Несущее очевидный гуманитарный характер решение грозит Киеву серьезными политическими последствиями, особенно в случае Донбасса. Рекомендация Организации фактически опровергает заявления Киева о том, что в ДНР и ЛНР находятся террористы, и признает наличие на Украине гражданского конфликта. Кроме того, в докладе резко осуждалась организованная проукраинскими активистами блокада Крыма, и говорилось о нежелании властей расследовать сожжение людей в одесском Доме профсоюзов.

Как дальше жить?

В России выводы авторов доклада приветствовали. По словам первого заместителя председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франца Клинцевича, доклад «ставит окончательный диагноз демократии по-украински».  А вице-премьер Крыма Дмитрий Полонский заявил, что «больному катарактой обоих глаз наконец-то прооперировали правый».

Но почему вдруг коллективный Запад решил хотя бы через один глаз показать объективную картинку ситуации на Украине? Почему европейские партнеры взяли курс на фактическое и символическое дистанцирование от украинских властей (вплоть до демонстративного расположения флагов на фотографировании министров «Нормандской четверки» - украинский стяг оказался радом с российским, и под смешки Сергея Лаврова его визави Павел Климкин вынужден был фактически фотографироваться на фоне триколора)? По всей видимости, речь идет о постепенной подготовке европейского общественного мнения к изменению политики ЕС в отношении Украины. Европа постепенно будет признавать провал своего украинского эксперимента, и вести предметный и публичный диалог с Москвой о восстановлении отношений. Не исключено, что элементом этого диалога станет и отказ от продления антироссийских санкций.

Теоретически у Киева, конечно, есть шанс сорвать процесс протрезвления европейцев, однако для этого ему нужно каким-то образом дискредитировать Москву. Но как? Кремль исполняет Минские соглашения, занимает крайне умеренную позицию в отношении неадекватных действий украинской власти и реагирует лишь в рамках принципа взаимности (вы перекрываете движение грузовиков - мы перекрываем). А стремление рассказывать о «репрессиях в Крыму» может вообще привести к обратному эффекту.

Так, министр иностранных дел Украины Павел Климкин считает, что «Совет ООН по правам человека должен призвать РФ, как государство-оккупанта, открыть Крым для конвертационных и мониторинговых механизмов международных правозащитных организаций». Предложение Климкина вполне осуществимо, однако для этого не нужно ни призывать «оккупанта», ни принимать дополнительных резолюций. Российские власти не раз говорили о том, что Крым, как и любой другой регион РФ, открыт для посещения международными правозащитниками. Они могут приехать, поговорить с местными жителями. Вот только проблема в том, что итоги этих разговоров будут крайне неутешительными для Киева. И после визита некоторые европейские политики могут начать говорить о том, что между двумя возможными вариантами решения Крымского вопроса (международной легализации российского суверенитета над Крымом и возвращением полуострова Украине при одновременной депортации 2 с лишним миллионов его жителей, не желающих возвращаться в украинскую реальность) нужно выбирать первый. И это станет не просто шагом, а прыжком в сторону нормализации российско-западных отношений. Поэтому Павлу Климкину было бы лучше промолчать и не форсировать развитие неблагоприятного для него тренда. 


Журнал «Эксперт» + подарок

Журнал Эксперт + Сертификаты на обучение в школе иностранных языков



    Реклама

    AdRiver
    26 октября 2016 года. Форум «Эксперт-400»

    «Драйверы экономического роста России в настоящее время»



    Реклама



    Эксперт Онлайн, последние новости и аналитика
    Иллюстрация: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

    В ситуации, когда государство не платит по госзаказам и забирает больше 14 рублей налогов и обязательных платежей с каждого рубля предпринимательской прибыли, а население сокращает расходы, дальнейшее повышение налогов не имеет смысла. Минфин публично признал это и пообещал не повышать налоги ближайшие три года


    Пресс-служба правительства РФ/ТАСС Автор: Екатерина Штукина

    Конкуренция и монополии

    Глава ФАС: «Госкорпорации монополизировали рынки»

    С поощрением конкуренции ситуация все лучше, а с самой конкуренцией — все хуже, заявил глава ФАС Игорь Артемьев. Бороться с этим он будет спецпрограммами, которые появятся к весне. Да, соглашаются аналитики, но условия оплаты госконтрактов неблагоприятны и их способны выдержать только сверхкрупные игроки, часто именно госкомпании. Парадигма развития экономики отдает и ресурсы, и заказы в их руки. Наверное, в компенсацию за столь тяжкий груз они потом и включают бриллианты в заявки на закупки, как тоже рассказал глава ФАС

    Imago/TASS

    Мир

    Deutsche Bank: шансов на спасение без господдержки все меньше

    Акции Deutsche Bank в четверг снова рухнули на фоне бегства клиентов из хедж-фондов. Руководство компании пытается успокоить рынки и намекает даже на некий заговор "рыночных сил", но все больше экспертов склоняются к тому, что крупнейший немецкий банк придется спасать за счет средств правительства Германии

    ТАСС

    Специальный доклад

    Экспорт и техническая эффективность: есть ли связь?

    Результаты модельных расчетов говорят о наличии положительной взаимосвязи между статусом экспортера и технической эффективностью предприятий. Это, с одной стороны, является следствием обучения в процессе экспортной деятельности, а с другой — результатом самоотбора изначально эффективных предприятий, выходящих на экспортный рынок