Самое интересное за месяц с комментариями шеф-редактора. То, что нельзя пропустить!

Политика

История как власть

«Expert Online» 2016
Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС

4 апреля президент РФ В. Путин подписал знаковый Указ о переподчинении Росархива от Минкульта непосредственно главе государства. Теперь архивное ведомство стоит в одном ряду с Министерством обороны, МЧС, МВД, МИДом и еще четырьмя важнейшими для поддержания - и удержания - государственной власти ведомствами. Как в их число попали архивы?

История истории как опоры власти

Власть это специфический инструмент управления, используемый для достижения целей правящей элиты. В ее основе лежит вера народа в необходимости исполнения указаний существующей власти. Это убеждение основывается на мировоззренческих идеях: например, идее о том, что власть имущий – помазанник Божий, или, – строитель светлого будущего, а значит, основание власти лежит в сфере мировоззрения.

Власть является властью лишь потому, что таковой ее считают подданные. На насилие может опираться, да и то недолго, только слабая власть, не случайно Э. Тоффлер утверждает, что насилие –– низкокачественная власть.

Модусы времени (настоящее, прошлое, будущее), наряду с другими факторами, тоже участвуют в обосновании власти. Ее легитимность может создаваться либо прошлым, либо будущим.

В древнерусской истории традиция рождала власть, поэтому требовалось ее историческое обоснование. Так, непризнанный на Руси митрополит Киевский Спиридон-Савва – «родом тверетин, поставлен по мзде патриархом Константинопольским Рафаилом» в начале XVI века после ряда злоключений был заточен в Ферапонтов монастырь, где и написал "Сказание о князьях Владимирских" о легендарном происхождении великих князей Владимирских и Московских от Пруса, брата римского императора Августа. Эта идея оказалась весьма плодотворной и часто упоминалась в посланиях и грамотах Ивана Грозного, в дипломатической практике для признания царских притязаний российских самодержцев тогдашним «международным сообществом», обоснования борьбы за «исконно русские земли», а также для укрепления царской власти внутри страны. Это не первый, но, пожалуй, самый известный поддельный исторический документ, создающий в прошлом основания для укрепления российской власти.

Несмотря на то, что прошлого в реальности нет, за него идут нешуточные баталии, образ прошлого является яблоком раздора в спорах государств, им обосновывают войны и претензии на земли и народы.

Роль прошлого столь велика потому, что оно является неотъемлемой частью картины мира, создаваемой в рамках определенного мировоззрения. При кардинальной смене мировоззрений прошлое тоже подлежит замене. Именно поэтому переписываются учебники истории после революций и перестроек.

Будушее мешает прошлому

К. Мангейм утверждает, что в каждом обществе существуют социальные группы, главная задача которых заключается в создании картины мира. В современном мире – это интеллигенция, интеллектуалы. В более раннее время эту роль выполняли жрецы, шаманы, брахманы, духовенство. Все они обладали в своем обществе монополией контроля над формированием картины мира, обязательным элементом которой является образ прошлого.  В современной России над созданием этого образа трудится 40 тысяч профессиональных историков. Но этот образ плох, поскольку не устраивает ни власть, ни общество.

Сегодняшняя мировоззренческая ситуация характеризуется отсутствием единого мировосприятия, разделяемого большинством народа. У власти нет ясной идеи, на основании которой можно было бы построить цельную картину мира. Внятный проект будущего отсутствует и легитимность власти в настоящем основывается преимущественно на личном авторитете президента. Национальная идея, обращенная в будущее, меняется раз в несколько лет. Ею провозглашается то «сбережение народа», то конкурентоспособность, и, наконец, сегодня – патриотизм.

Отсутствие ясного целеполагания в будущем заставляет искать опору в прошлом. Однако оно слишком разнообразно, и ни один из его имеющихся вариантов (коммунистический, монархический, либеральный и др.) не удовлетворяет власть, поэтому она пытается опереться на отдельные исторические события, которые ей кажутся наиболее важными, яркий пример –– Великая Отечественная война. Однако не имея прочного мировоззренческого основания эти точки опоры оказываются не столь надежными, как хотелось бы. Например, для того, чтобы опереться на Великую Победу требуется оправдание Сталина, а у него еще слишком много противников, хотя их становится все меньше.

Наше прошлое «разорвано в клочья», не потому, что оно плохо изучено, а потому, что столь же «разорвана» наша картина мира. «Либеральное» прошлое, над которым в 1990-е гг. трудились наши историки на деньги Сороса, власти не нужно. Общество, тоже все больше отворачивается от либеральных идеалов и построенный на них образ прошлого его более не устраивает.  Востребованные сегодня патриотические картинки прошлого, пока больше напоминают ярмарочный лубок, нежели серьезную историю.

Причина слабости нашей исторической науки лежит в ее нынешней несамостоятельности. Долгие десятилетия, основывавшаяся на историческом материализме, сегодня она окормляется теориями, заимствованными у европейских интеллектуалов. Но ни на одной из них невозможно создать положительный образ нашего прошлого. Главная беда в том, что мы несуверенны в мировоззренческой области, без этого нельзя иметь свое прошлое, оно неизбежно будет рисоваться по иноземным лекалам, и выгодоприобретателями будут те, кто их создал.

Единый учебник на бумаге не остался

В середине 2000-х гг. прошлое было осознанно властью, как важнейшая политическая проблема. С тех пор ее усилия направлены на создание выгодного и убедительного образа прошедшего, который бы признало и общество, тогда на историю можно было бы опереться в деле его сплочения народа вокруг власти, и определении хоть каких-то ориентиров, пусть даже лежащих в прошлом. Для достижения этой цели используются все доступные средства.

Первоначально решение видели в создании единой истории. Однако вскоре стало ясно, что эта задача на данном этапе не решаема, поэтому остановились, как тогда казалось, на более простой – создании единого школьного учебника. Но и этой цели достичь не удалось. Дальше Концепции нового учебно-методического комплекса по Отечественной истории дело не продвинулось. В нем был зафиксирован перечень «трудных вопросов истории России», но ответов на них армия российских историков дать не смогла. Причина не в том, что ученые плохи, или архивы закрыты и «настоящая история» опять заперта в спецхранах. Напротив, все больше ранее секретных документов выкладывается Росархивом в Интернет. Главная причина в отсутствии цельного мировоззрения, именно это не дает возможности обрести точку опоры во взгляде на прошлое.

Сегодня история превратилась в реальную проблему для власти, и она пытается решить ее привычными для себя методами и средствами. Наиболее одиозным было создание в 2009 году «Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России». Помочь историкам должны были входящие в ее состав начальник Генерального штаба ВС РФ, представители Совбеза, ФСБ, СВР, МИДа, Минюста, и других ведомств. Однако танки, ракеты и силовые структуры оказались бесполезны на историческом поприще. В 2012 году комиссия тихо закончила свою работу, не оставив видимых следов положительной деятельности. Однако на этом административная активность по управлению прошлым не закончилась.

В том же 2012 году «27 ведущих российских учреждений образования, науки и культуры, исследовательских фондов и СМИ дали ответ на вызовы современности, воссоздав Российское историческое общество» под руководством председателя Госдумы РФ С. Нарышкина. В этом же году на должность министра культуры РФ впервые был назначен профессиональный историк – В. Мединский. Это назначение далеко не случайно, ведь образ прошлого создается не только средствами исторической науки и трудами архивных работников, в этом процессе активно участвует литература, телевидение, кино, театр, и, конечно, музеи. Поэтому вполне логично объединить в одних руках весь процесс создания прошлого. Тем более, что в том же году Мединский возглавил еще и Российское военно-историческое общество с бюджетом в 325 млн. рублей (в 2015 году).

Сегодня на ниве создания прошлого, не покладая рук трудится 5 тысяч ученых-историков в составе 17 научно-исследовательских центров. Десятки тысяч работают в вузах. Их научные изыскания поддерживаются грантами Российского гуманитарного научного фонда (распоряжением Правительства РФ от 29.02.2016 г. присоединен к РФФИ). Тем не менее, колоссальные усилия и средства, направленные на создание привлекательного образа прошлого, не привели и не приведут к желаемому результату, пока не будет ясно для какой картины мира должен быть создан этот образ.

Мировоззрение первично, – прошлое вторично. Поможет ли переподчинение архивов президенту в деле создания положительного прошлого, покажет ближайшее будущее. 

Подписаться на «Эксперт» в Telegram



    Реклама




    Лидеры ИТ-отрасли вновь собрались в России

    MERLION IT Solutions Summit собрал около 1500 участников (топ-менеджеров глобальных ИТ-корпораций и российских системных интеграторов)

    Химия - 2018

    Развитие химической промышленности снова в приоритете. Как это отражается на отрасли можно узнать на специализированной выставке с 29.10 - 1.11.18

    Опасные игры с ценами

    К чему приводят закупки, ориентированные на максимально низкие цены

    В октябре АЦ Эксперт представит сразу два рейтинга российских вузов

    Аналитический центр «Эксперт» в октябре представит сразу два рейтинга российских вузов — изобретательской и предпринимательской активности.

    Эффективное управление – ключ к рынку для любого предприятия

    Повышение производительности труда может привести к кардинальному снижению себестоимости продукции и позволит российским компаниям успешно осваивать любые рынки


    Реклама